Ну и чучело!

Иркутские таксидермисты рассказали «Пятнице» о своей работе
«В голове моей опилки», — пел мультяшный Винни-Пух и был близок к истине. Раньше для набивки чучельники использовали опилки, вату, сено, теперь же на смену древесной стружке пришли современные материалы. В частности, головы животных, на которые таксидермисты натягивают заранее подготовленную шкуру, делают из пенопласта. «Их главное преимущество — они легкие. Мы по замерам заказываем их из Питера и Москвы, так как у нас их изготовлением никто не занимается», — поясняют мастера
«В голове моей опилки», — пел мультяшный Винни-Пух и был близок к истине. Раньше для набивки чучельники использовали опилки, вату, сено, теперь же на смену древесной стружке пришли современные материалы. В частности, головы животных, на которые таксидермисты натягивают заранее подготовленную шкуру, делают из пенопласта. «Их главное преимущество — они легкие. Мы по замерам заказываем их из Питера и Москвы, так как у нас их изготовлением никто не занимается», — поясняют мастера

Таксидермист-реставратор музея охотоведения института управления природными ресурсами Иркутского государственного аграрного университета имени А.А.Ежевского Михаил Будлянский: «Когда учился на охотоведа, проходил практику в таксидермической мастерской, а потом остался работать. С тех пор прошло уже десять лет». Мастер замечает: чтобы стать таксидермистом, нужно знать анатомию животных, ориентироваться в процессах и взаимосвязях животного мира, отчасти быть химиком, уметь стирать, шить и штопать, а еще быть скульптором и художником
Таксидермист-реставратор музея охотоведения института управления природными ресурсами Иркутского государственного аграрного университета имени А.А.Ежевского Михаил Будлянский: «Когда учился на охотоведа, проходил практику в таксидермической мастерской, а потом остался работать. С тех пор прошло уже десять лет». Мастер замечает: чтобы стать таксидермистом, нужно знать анатомию животных, ориентироваться в процессах и взаимосвязях животного мира, отчасти быть химиком, уметь стирать, шить и штопать, а еще быть скульптором и художником
Про свою работу таксидермисты рассказывают хоть и неохотно, но увлеченно и с юмором. Несмотря на всю серьезность и ответственность процесса выделки, случаются у них опасные моменты и курьезы. «Из опасностей — клещи, которые приезжают к нам в мастерскую на шкурах животных. Несмотря на то что тушки и шкуры привозят замороженными, некоторые из насекомых умудряются даже кусаться», — рассказывает мездрильщик Дмитрий. И делится секретом, как избежать давки в общественном транспорте: «Нужно весь день мездрить медвежью шкуру или пилить рога. Запах — хоть стой, хоть падай. Когда захожу после работы в автобус — народ расступается»
Про свою работу таксидермисты рассказывают хоть и неохотно, но увлеченно и с юмором. Несмотря на всю серьезность и ответственность процесса выделки, случаются у них опасные моменты и курьезы. «Из опасностей — клещи, которые приезжают к нам в мастерскую на шкурах животных. Несмотря на то что тушки и шкуры привозят замороженными, некоторые из насекомых умудряются даже кусаться», — рассказывает мездрильщик Дмитрий. И делится секретом, как избежать давки в общественном транспорте: «Нужно весь день мездрить медвежью шкуру или пилить рога. Запах — хоть стой, хоть падай. Когда захожу после работы в автобус — народ расступается»

Некоторых людей вопрос «Кем ты  работаешь?» запросто может поставить в тупик. Их профессия настолько необычная, редкая или странная, что вызывает удивление у окружающих. Чем занимаются эти люди, их профессия новая или давно забытая и возрожденная, какие качества нужны работнику и, наконец, где этому учат? «Пятница» продолжает знакомить своих читателей с интересными людьми и их профессиями.

Они не любят хвастаться своей работой, настолько она необычная, а для особо впечатлительных людей — отталкивающая и даже шокирующая. Эти специалисты работают с добычей охотников: делают чучела животных, ковры из их шкур, камусы для унтов, наглядные пособия для студентов-охотоведов и экспонаты для краеведческих или охотоведческих музеев. В наши дни во всем мире таксидермисты, или же, по старинке, чучельники, встречаются нечасто. В Иркутске специалисты в этой области и вовсе на перечет, а все потому, что обучиться всем премудростям дела можно лишь на практике, да и сам труд требует от работника определенных физических и психологических качеств. Каких именно? «Пятница» решила узнать это у профессионала с десятилетним стажем — таксидермиста-реставратора музея охотоведения института управления природными ресурсами Иркутского государственного аграрного университета имени А.А.Ежевского Михаила Будлянского.

Едва переступаешь порог таксидермической мастерской, в глаза бросается экзотический павлин. С подоконника он с интересом разглядывает каждого вошедшего. Издалека он кажется живым, но приглядишься и понимаешь, что это всего лишь искусно выполненное чучело. «Птичку жалко» — вспоминается фраза Шурика из гайдаевской «Кавказской пленницы».

— Жалеть поздно, живыми сюда не попадают, — будто читают мои мысли работники мастерской — таксидермист-реставратор Михаил, мездрильщик Дмитрий и заготовщик камусов Андрей и устраивают небольшую экскурсию по своим владениям.

Мастерская состоит из двух небольших комнат. От количества разнообразных предметов в первом помещении глаза разбегаются. Полки ломятся от инструментов: иглы, шпатели, ножи, пилы и напильники, изолента и скотч, сантиметровая лента и клей, разномастные баночки и коробки. Из прозрачных пластмассовых банок незваных гостей пытливо рассматривают глазки разного калибра, здесь же бутафорские носы и клыки хищников. На столах в несколько слоев разложены шкурки, повсюду на подоконниках рога и черепа животных, а в углу комнаты притаился медведь. В немом рыке, разинув клыкастую пасть, он тянет вперед когтистые лапы. С противоположной стены на косолапого в задумчивости уставилась голова лося, которая рогами почти подпирает потолок.

Следующая комната мастерской больше похожа на помещение из фильма ужасов. В дальнем углу друг за другом стоят две ванны с кислотой, в которых лежат темные шкурки небольших зверей, а над ними сушится огромная шкура бурого медведя. В центре комнаты расположились центрифуга, бочонок со шкурками и ведро с черепами, а справа на деревянном щите с помощью мелких гвоздиков растянута шкура волка. Дополняют эту картину рассыпанные по полу опилки — как объясняют работники мастерской, они впитывают лишнюю влагу.

— Это и есть наше рабочее место, — поясняет Михаил Будлянский.

Мастер отучился в сельхозинституте на охотоведа и работает таксидермистом уже десять лет. По его словам, профессия таксидермиста хоть и редкая для Иркутска, но уникальной ее сложно назвать. В Сибири заготовкой шкур всегда занимались охотники.

— Как таковой этой специальности нигде не обучают. Но при институте есть студенческий кружок таксидермии, где я в свое время проводил много времени и проходил практику. Многому научился и остался работать.

Михаил говорит: чтобы стать таксидермистом, нужно обладать определенным складом характера — уметь отстраняться, не быть брезгливым.

— По опыту могу сказать, что деревенским ребятам в этой профессии проще. Их не пугают туши животных и физический труд, они с детства к этому привыкли. Наша работа довольно тяжелая и грязная, с неприятными запахами, кислотами. Многие процессы неэстетичные, бывает противно, например, черепа вываривать, убирать с них мясо, чистить.

Он достает из ведра с химическим раствором два волчьих черепа, крутит их в руках и кладет обратно.

— И что немаловажно, нужно знать процессы, которые происходят в животном мире. Понимать динамику численности зверей в зависимости от того, каким было лето. От этого зависит количество пищи в лесу и выживаемость потомства некоторых видов.

Мастер отмечает, что численность одних животных напрямую зависит от численности других: «Если было много дождей, то детеныши оленей плохо выживают. Это впоследствии скажется на численности волков. Для них пищи становится меньше, они смогут меньше волчат вырастить. Все в природе взаимосвязано».

Работа таксидермиста требует знания анатомии животных, а еще химии, ведь стоит хоть на пару граммов ошибиться с концентрацией кислоты — шерсть животного может сгореть, а шкура придет в негодность, будет рваться как бумага. Кроме того, нужно быть скульптором, ведь сделать точную копию животного из шкуры довольно тяжело.

— Первый шаг в работе со зверем — препарирование. Размороженные туши мы обдираем.Все, что счищается со шкуры, с черепа, отдаем заказчику, а саму шкуру консервируем: засаливаем на некоторое время, чтобы выгнать из нее лишнюю влагу.

Просаливается она обычной солью. Шкуру посыпают толстым слоем соли и оставляют обезвоживаться и обеззараживаться примерно на две недели, а то и больше.

— Например, на шкуру рыси уйдет примерно 20 пачек соли, — подсчитывает наш собеседник. — Соответственно, чем крупнее животное, тем больше расход.

После просаливания шкуру несколько дней отмачивают в ванне с кислотой, ополаскивают, отмачивают, квасят, отжимают, дубят и мездрят. Чтобы сделать чучело, мокрую шкуру натягивают на заказанный заранее манекен, промазанный клеем. Кстати, манекены для чучел иркутские таксидермисты заказывают из Москвы или Питера, поблизости таких не производят.

— Когда нам приносят шкуру, мы ее промеряем и по основным промерам заказываем манекен: расстояние между глаз, от глаза до носа и так далее, — перечисляют специалисты. — По этим параметрам нам изготавливают манекен и высылают. За это время мы успеваем шкуру подготовить.

Мокрую шкуру, например, медведя натягивают на заранее изготовленный каркас (из стальной проволоки и гипса, глины или папье-маше. — Прим. авт.). А сверху размещают пенопластовый манекен головы, промазанный клеем, зашивают и ставят иголки в местах, где шкура может сдвигаться при усушке: нос, глаза, пасть. Искусственную зубастую челюсть в пенопластовый рот приклеивают специальным таксидермическим клеем. Реальные клыки чучелу не подходят, так как со временем начинают трескаться. Неделя на подсушку, а затем мастера дорабатывают чучело специальной таксидермической шпатлевкой — ею шпатлюют рот, нос, глаза и уши животного. И завершающий этап — подкраска, потому что в процессе выделки возле глаз и в носу шкура меняет свой естественный цвет.

Работа у таксидермиста напрямую зависит от охотничьего сезона.

— Горячая пора для нас — с октября по февраль. Летом мы подготавливаем, настраиваем оборудование, чистим помещение.

Как несложно догадаться, среди заказчиков шкур и чучел в основном охотники.

— Обычные люди к нам обращаются очень редко. Как правило, они покупают уже готовые чучела или шкуры в магазинах. Еще мы делаем наглядные пособия по пушнине для студентов-охотоведов и экспонаты для музея при институте. Как-то делали охотничьи лыжи, подшитые камусом из коня. Они скользят лучше, а когда идешь в гору, волос дыбом встает и лыжи обратно не скатываются.

Охотники приносят не только шкуры медведей и головы сохатых, но и тушки волков, лис, кабанов, соболей, белок, а иногда птиц. Кстати, последних иркутские чучельники тоже делают, но редко. Все потому, что работа с пернатыми сродни работе ювелира.

— У птицы очень тонкая шкура, и ее можно испортить в момент препарирования, легко обжечь кислотой. Процесс выделки шкур животных для птиц не подходит, это совершенно другая работа. Птичья шкурка снимается вместе с перьями, их мы по-особенному стираем и распушаем. Кроме того, к тушке птицы тоже повышенные требования. Нужно, чтобы она была как можно быстрее заморожена, да и ранения при добыче должны быть минимальными. При необходимости ее можно аккуратно заштопать.

— Сам я как тот сапожник без сапог, — говорит таксидермист-реставратор Михаил Будлянский. — Сделать что-то для себя времени не хватает, так что дома у меня нет ни чучел, ни ковров из шкур животных.

Цена вопроса

  • Профессионально выделать шкуру животного у мастера, сделать ковер или чучело охотнику влетит в копеечку. Так, выделка шкурки рыси или волка стоит больше 10—15 тысяч рублей, ковер — 30—40 тысяч, чучело — 50—60.
  • Ковер из медведя обойдется примерно в 100 тысяч рублей, а чучело еще дороже.
  • Выделка одного камуса стоит 200—300 рублей, а ручной пошив унтов из своего сырья будет стоить 8—9 тысяч, из материала мастера — 18—19 тысяч рублей.
На этом фото — рабочая полка таксидермиста. На каждом ее ярусе аккуратно расставлены коробочки со всеми необходимыми для работы инструментами. Здесь пилы, напильники, плоскогубцы, гвозди, молоток и даже дрель, а также ножницы, ножи, линейки, целые мотки ниток, обычные швейные иглы, а также иглы от шприцов, которыми мастера закрепляют выделанную и еще влажную шкуру на пенопластовом манекене, чтобы при высыхании она не деформировалась. Все это — не считая банок с клеем и красками. Каждый мастер-таксидермист должен уметь пользоваться всеми этими инструментами, то есть не только пилить и колотить, но и пришивать и штопать
На этом фото — рабочая полка таксидермиста. На каждом ее ярусе аккуратно расставлены коробочки со всеми необходимыми для работы инструментами. Здесь пилы, напильники, плоскогубцы, гвозди, молоток и даже дрель, а также ножницы, ножи, линейки, целые мотки ниток, обычные швейные иглы, а также иглы от шприцов, которыми мастера закрепляют выделанную и еще влажную шкуру на пенопластовом манекене, чтобы при высыхании она не деформировалась. Все это — не считая банок с клеем и красками. Каждый мастер-таксидермист должен уметь пользоваться всеми этими инструментами, то есть не только пилить и колотить, но и пришивать и штопать
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments