Буры едут в Иркутск

Изгоняемые со своих земель белые фермеры-африканеры ищут новую родину. Побывали в Бурятии, присматриваются к Приангарью

В гостях у фермера Цырена Цындыжапова
В гостях у фермера Цырена Цындыжапова
Семья южноафриканского фермера Руссо готова приехать в Сибирь в полном составе
Семья южноафриканского фермера Руссо готова приехать в Сибирь в полном составе

«То, что сегодня происходит в ЮАР, пострашнее войны с Британией, эта война не для фермеров. Мы не хотим платить за ошибки дедов и прадедов жизнями своих детей». Так сейчас говорят буры, потомки голландцев, немцев и французов, переселявшихся из Европы на юг африканского континента в XVII—XIX веках. Столетиями колонисты возделывали там земли, используя труд чернокожих рабов, создавали свои республики, воевали с британцами за независимость.

Непростая история

История сложилась так, что в первой половине XX века все бывшие колонии объединились в Южно-Африканский Союз, официально рабства уже не существовало, и военные конфликты перешли в политическую плоскость. Но в 1948 году на выборах в стране победила Национальная партия, которая объявила политику апартеида, то есть максимального разделения белого и черного населения страны. В частности, коренным африканцам — народностям банту — предписывалось проживать в специальных резервациях. Выезжать из резервации и появляться в крупных городах можно было лишь по спецразрешению. Далее список атрибутов людей «второго сорта» можно не продолжать…

Апартеид был упразднен к началу 1990-х годов. И как только перестали действовать его расистские законы, маховик апартеида начал раскручиваться в обратную сторону. Новыми властями были приняты, пока еще мягкие, законы о перераспределении земли — о добровольной продаже белыми фермерами земли, «украденной» когда-то у местных.

Начался новый виток националистических настроений, причем вооруженный и с обеих сторон. На фоне падения экономики, обнищания масс резко выросло число криминальных банд, боевых отрядов. Густонаселенный Йоханнесбург был признан одним из опасных городов мира. А после серии вооруженных провокаций началось физическое истребление граждан европейского происхождения.

К 1997 году все политические, военные, в том числе и националистические, организации белых африканцев были ликвидированы. А коренных африканцев — остались.

У них отбирают фермы

Ситуация взорвалась весной 2018 года, когда парламент ЮАР принял поправки к конституции, предусматривающие конфискацию сельскохозяйственных земель у белых фермеров без какой-либо компенсации. А ведь 70% сельскохозяйственных угодий принадлежит (теперь — принадлежало?) бурам. И практически вся плодородная земля в стране — рукотворная.

По словам представителей народа буров, «они обладают законными правами на свою землю, которую возделывают уже сотни лет, но в последнее время подвергаются гонениям… Нынешнее государство ЮАР очень враждебно настроено к нашему народу. Готовится безвозмездное изъятие земли у нас. На нас устраивают нападения банды, убивающие и подвергающие своих жертв мучительным истязаниям. Над нашим народом нависла угроза физического истребления».

Буры, которых националистические банды чернокожих силой и оружием выгоняют с их родовых ферм, не тешат себя иллюзиями: нестабильность в Африке будет только возрастать. Растут число нищих, преступность, бандитские и террористические организации разного толка, в том числе и исламистские.

Надо отметить, что в стране с 55-миллионным населением около 10% людей европейского происхождения. Но белое население ЮАР — это не только фермеры. В ЮАР развиты горнодобывающая промышленность, черная металлургия. Из других отраслей экономики — производство стройматериалов, сборка автомобилей, химическая, легкая, пищевая промышленности, цветная металлургия, деревообработка. Развиваются солнечная и ветроэнергетика. 200 городов, пять из которых с населением под два миллиона со всеми присущими городам профессиями. Действует развитая туристическая индустрия.

Фермеров меньшинство, порядка 15 тысяч семей, и у них отбирают землю. Уже более миллиона человек эмигрировали на разные континенты — в Америку, Европу, Австралию.

Почему Россия?

Фермеры-буры обратили взор на Россию, которая в их представлении православная страна, не расположенная к либеральным ценностям, таким как ЛГБТ-свободы, ювенальная юстиция, и прочим достижениям, которые противоречат и их мировоззрению.

В прошлом году, перед приездом в южные регионы России, они в письме с просьбой о встрече с властями регионов так объясняли свой интерес: «Нас очень интересуют новейшие изменения в общественно-экономической и общественно-духовной жизни в Российской Федерации, и мы уже некоторое время хотим выйти на официальных представителей вашей страны, чтобы поведать им о бедствиях бурского народа... Нас воодушевляет начавшееся в России возрождение любви к Отечеству, христианству и верности вековым ценностям. Поэтому мы хотим изучить условия жизни в России, особенно в Ставропольском крае — он похож по условиям на нашу страну, и узнать, можно ли здесь заниматься сельским хозяйством».

Кроме Ставрополья делегации буров принимали на Северном Кавказе, в Крыму, Подмосковье, Ростовской области. Везде главы регионов проявили заинтересованность. Ведь известно, что южноафриканские фермеры считаются одними из лучших фермеров в мире. Их участие в сельском хозяйстве регионов — настоящие инвестиции в обработку земли, животноводство, перерабатывающую промышленность. Кроме того, это также наработанные торговые связи по экспорту продукции.

Настойчиво африканеров приглашают в Ставрополье. А помощник уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае Владимир Полубояренко даже неоднократно выезжал в ЮАР и встречался там с общинами фермеров.

Но на юге России свободной земли мало, а то, что продается и сдается в аренду, дорого. Несмотря на то что фермеры люди небедные, помимо покупки земли им нужно поставить дом, хозяйство, закупить технику и платить за образование детей.

Сибирская зима лучше лета в пустыне

Недавно представитель самой крупной и старейшей ассоциации южноафриканских фермеров «Трансвааль» Иоханн Дю Туа побывал с ознакомительным визитом в Бурятии. Суровый климат фермеров-африканеров не пугает, говорит Иоханн. Он уже перезимовал одну зиму в Красноярском крае и говорит, что сибирская зима лучше лета в пустыне Калахари.

Основной ориентир для фермера-переселенца — это прежде всего его востребованность в конкретном регионе. Сам Иоханн повторяет, что не хочет платить за ошибки дедов и прадедов жизнями своих детей. То, что сегодня происходит в ЮАР, это пострашнее войны с Британией, эта война не для фермеров.

В Бурятии фермеров-африканеров первоначально интересовал «дальневосточный гектар», который с 1 июня могут получить жители Бурятии. Однако выяснилось, что первый год на бесплатный участок имеют право только жители республики, а процесс получения российского гражданства небыстрый. К тому же земли, пригодной для сельского хозяйства, в республике не так уж много.

Во время визита в Бурятию Иоханн узнал, что в соседней Иркутской области самый низкий тариф на электроэнергию в России, климат менее засушлив и тоже есть Байкал. А Байкал заинтересовал гостя как туристический объект, ведь на его родине туристическая индустрия весьма развита.

Конечно, на переезд в наш суровый край решатся не так много южноафриканских фермеров, но даже они могут дать определенный новый импульс в развитии сельского хозяйства любого региона, не говоря уже о сотнях, а может, и тысячах рабочих мест.

В последнюю неделю августа в Бурятию приедет многочисленная делегация с главами фермерских общин ЮАР, ее будут принимать в минсельхозе республики. Гости хотят использовать возможность заглянуть и в Приангарье. Для этого с просьбой организовать встречу в правительство Иркутской области направлено письмо, которое в данный момент передано также в минсельхоз региона.

Пока же южноафриканские фермеры изучают климат и информацию о сельском хозяйстве Иркутской области по интернету. А семья фермера Руссо едет к нам полным составом, с маленькими детьми, которые уже влюбились в Байкал по видеороликам, что выкладывал в интернет Иоханн Дю Туа.

Мнение

— Буры — это люди с очень большими деньгами, а не нищие гастарбайтеры. Они порядочные, консервативные и трудолюбивые. Россия была бы им рада. Наша страна всегда была союзником буров во время Англо-бурской войны. Даже российские политики воевали на их стороне в качестве добровольцев. Этот народ всегда знал, что Россия их защитит от британской экспансии. Но если они бегут из своей страны, значит, там происходит что-то действительно серьезное, — в одном из интервью своим мнением поделился Максим Шевченко, журналист и общественный деятель.

Иоханн Дю Туа с председателем Общественной палаты и ассоциации «Фермеры Бурятии» Баиром Бальжировым
Иоханн Дю Туа с председателем Общественной палаты и ассоциации «Фермеры Бурятии» Баиром Бальжировым
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments