-->

Зоя победила рак

Желание выжить привело девушку в отдаленный улус
Текст: Карина Пронина , Фото: автора, а также из личного архива Зои Ангареновой и открытых источников , СМ Номер один , № 27 от 30 июля 2020 года , #Жизнь
В Хойтоголе девушка провела три месяца и десять дней. Дом добротный, большой, светлый, рядом с горами и речкой. Зоя — маленькая, худенькая, но внутренний стержень в ней, сила и целеустремленность — на пятерых хватит. Они с домом подошли друг другу на все сто процентов.
В Хойтоголе девушка провела три месяца и десять дней. Дом добротный, большой, светлый, рядом с горами и речкой. Зоя — маленькая, худенькая, но внутренний стержень в ней, сила и целеустремленность — на пятерых хватит. Они с домом подошли друг другу на все сто процентов.

«Приехав, я попала на Сагаалган. Тут местные сохранили обычаи, и кто на лошадке верхом, кто на телеге в национальных костюмах отправляются друг другу в гости. Это так интересно наблюдать! Вы не увидите тут злых и пьяных людей… Потом ко мне в гости приехали две замечательные семьи с кучей подарков. Короче, едой я тут обеспечена на год вперед».
«Приехав, я попала на Сагаалган. Тут местные сохранили обычаи, и кто на лошадке верхом, кто на телеге в национальных костюмах отправляются друг другу в гости. Это так интересно наблюдать! Вы не увидите тут злых и пьяных людей… Потом ко мне в гости приехали две замечательные семьи с кучей подарков. Короче, едой я тут обеспечена на год вперед».

О 32-летней Зое Ангареновой из Улан-Удэ и ее непростой истории «СМ Номер один» рассказал полгода назад, сразу за своими коллегами из издания «МК в Бурятии». Прошлой осенью девушке поставили диагноз «рак III степени», болезнь прогрессировала, была проведена сложная операция. Столь неожиданный поворот в жизни привел Зою сначала к сильной депрессии, а потом к желанию бороться и выжить. Поменяв образ жизни и бросив вредные привычки, девушка усилием воли закрепила труд врачей.

Автор этих строк встречалась с Зоей Ангареновой несколько раз. И каждый раз это был словно другой человек. В начале января я увидела перед собой опустошенную и разбитую девушку. У Зои прогрессировал рак, и все было печально. Перед этим в прямом эфире в своем «Инстаграме» девушка признавалась, что не видит смысла в лечении. Она плакала, и вместе с ней плакали многие зрители.

Потом Зоя придумала собственный метод реабилитации после внутриполостной операции, которую ей провели. Она решила уехать в отдаленную деревню и там перезагрузиться — отказаться от курения и спиртного, снять фильм-лекарство и понять, что с раком можно жить.

Так у Зои появилась надежда.

Усилием воли закрепила труд врачей

Потом я провожала Зою, когда она садилась на маршрутку в Тункинский район. Именно там, в отдаленном улусе Хойтогол, нашелся дом, который как будто ждал девушку. Сама Зоя перед отъездом немножко сияла. Это такой внутренний свет, когда человек понимает, что правильно движется. Его уже ничего не сможет остановить. Зою в Тункинский район вела судьба. И везла маршрутка.

В Хойтоголе девушка провела три месяца и десять дней. Дом добротный, большой, светлый, рядом с горами и речкой, идеально подходил для перезагрузки. Зоя — маленькая, худенькая; кажется, порыв ветра ее сдует. Но внутренний стержень в ней, сила и целеустремленность — на пятерых хватит. Они с домом, мне кажется, подошли друг другу на все сто процентов.

В июне Зоя вернулась и сдала анализы. В начале июля пришли результаты. Сама девушка внутренне уже знала, что будет стоять в заключении.

«Рака больше нет! — написала «победный» пост девушка в своем «Инстаграме». — До сих пор не верю, что все самое страшное позади. Сегодня я отмечаю победу над, казалось бы, таким страшным диагнозом. А все благодаря тому, что усилием воли, не постесняюсь сказать это, я закрепила огромный труд врачей, кардинально поменяв образ жизни и бросив вредные привычки».

Онкологи были рады удивительным результатам. Девушка будет наблюдаться еще полтора года, но динамика у нее положительная. Рак третьей степени удалился по-английски, не попрощавшись.

Вес — 36 килограммов. Одни жилы

Мы встретились с Зоей в день, когда она получила результаты анализов, в Улан-Удэ на площади Советов. Она сияла, смеялась и ела мороженое. Худющая — только щеки румяные, на все лицо.

— Стараюсь сейчас носить свободную одежду, — сказала Зоя, показывая на свои рубашку и штаны. — А то некоторые думают, что у меня болезненная худоба. Как худое животное, вызывает жалость. На самом деле после Хойтогола я чувствую что стала сильнее. И жилистей. Посмотри на мои мышцы!

Сейчас Ангаренова весит 36 кг. Но не спешите закатывать глаза — до болезни ее вес был всего на два кило больше. В Хойтоголе она буквально накачала свое тело — деревенская жизнь, знаете, не располагает к лежанию на диване. Воду принеси, дрова наколи, обед приготовь, чужих коров со своего участка отгони… В итоге щеки Зои опали так, что девушку перестал узнавать Face ID на собственном айфоне.

— Когда я приехала в село, могла поднять ведро только с двумя литрами воды, — говорит мне Зоя. — Когда уезжала — без проблем носила полные ведра. Стала готовить, хотя никакой страсти к кулинарии у меня нет. А под конец даже лопату взяла в руки — вскопала огород, посадила редиску, морковку, лук, салат. Соседи говорят, что у меня легкая рука, все взошло и хорошо растет.

Сам Хойтогол, кажется, хранил свою гостью. Ни одного серьезного инцидента с ней не случилось. Хотя волки, бывало, завывали рядом в лесу. А однажды ночью в дом к девушке постучался выпивший местный житель.

— Я уже сплю, а он такой кричит: «Зоя, я хочу знакомиться с вами!» — вспоминает девушка. — Дергает дверь и стучится в окно. Я немного испугалась, но он ушел. На следующий день я рассказала соседке об этом. А позже, уже перед отъездом, узнала, что она поехала к местным любителям выпить. И сказала: «Если кто-нибудь к Зое подойдет, каждого порешу!» Она, получается, была моей крышей.

«Не буду зависеть от людей»

Все-таки надо понимать, что эти три месяца в Хойтоголе не были для Зои сахаром и не были курортом. В холодное время в доме сквозило и тепло быстро уходило, утром изо рта шел пар. У Зои долго не было электричества. Ну и это не формат летней дачи — приехал на выходные, подергал сорняки, уехал в город мыться. Девушка погрузилась в деревенскую жизнь по полной, с головой.

Вот таким был распорядок ее хойтогольского дня.

— Поднимаюсь в 7—7.30 утра. После утренних процедур обязательно медитирую, уходит на это около 40—50 минут. Далее иду за дровами, топлю печь, и пока она нагревается, иду за водой. Если зимой я готовила дрова впрок на несколько дней, то в теплое время специально топаю за дровами и водой в качестве зарядки. На завтрак варю кашу и чай, иногда готовлю яйца. Потом, в зависимости от погоды, ухожу гулять по округе на три часа или сижу дома и занимаюсь уборкой. С 17 до 20 часов я обычно читаю или смотрю новости. Готовлюсь ко сну. Ложусь не позже 21 часа.

Со здоровьем было по-всякому. У Зои еще и полиартрит (воспаление суставов). Несколько суставов у нее уже заменены на протезы. Болезнь эта, к сожалению, неизлечима. Девушке приходится ежедневно принимать лекарства. Она надеялась, что за время своей перезагрузки будут улучшения и по полиартриту. Пила травки, мумие.

— Но полиартрит со мной, похоже, на всю жизнь, — пожала плечами Зоя во время нашей с ней последней встречи. — Это можно принять. Просто особенность такая. А вот самым сложным…

...А самым сложным были эмоции. В хойтогольской «экспедиции» Зоя пережила заочное расставание с любимым человеком. Были и слезы, и разочарование, было желание все бросить и уехать обратно в Улан-Удэ. И в какой-то момент она решила — не будет зависеть от людей, не будет зависеть от отношений. И удивлять других, чтобы говорили, обсуждали, следили — тоже не будет.

— Я поняла: «Зоя, тебе не надо кого-то удивлять!» — откровенно говорит девушка. — Я же поехала только ради себя.

В результате первый месяц гости в доме у Зои не переводились, а второй и третий она прожила практически наедине с собой. Тогда на Бурятию опустился режим самоизоляции, и все познавали свое собственное «я» у себя в квартирах. В это время у Зои и случилась основная трансформация.

Улус, горы и звенящая тишина

Про «удивлять» Зоя, конечно, немного лукавит. Сначала она удивила всю Бурятию, когда в республике узнали о ее добровольном хойтогольском «заточении». И удивила еще больше, когда рассказала о своем выздоровлении. Сейчас историю Зои обсуждают очень многие, а ее саму приглашают на интервью и прямые эфиры. В «Инстаграме» у девушки даже появилась реклама — Зоя стала лидером мнений. Сама она по поводу свалившейся популярности не переживает.

— После возвращения я поняла, что не могу устроиться на офисную работу с восьмичасовым днем, — говорит она. — Мне надо заниматься общественной деятельностью. Сейчас я волонтер фонда помощи онкобольным «Я живу!». Я решила: пусть о моей истории будут часто говорить. Так и о фонде будут больше узнавать. И об онкологии. Рака не надо бояться!

Девушка подчеркивает, что нельзя говорить о том, что она излечилась самостоятельно. Основу заложили врачи.

— В конце прошлого года я перенесла внутриполостное облучение. Это такой «фундамент». Большая, тяжелая операция. Но без нее было не обойтись, — говорит Зоя. — А в Хойтоголе я просто укрепила все. Вела здоровый образ жизни. Все вместе и сработало. И сам улус, конечно. Он рядом с горами, по утрам тут звенящая тишина. При этом есть возможность быстро выехать на трассу и оказаться, например, рядом с больницей. Знаешь, ведь в первую неделю ко мне соседи все время приходили и проверяли — жива ли еще?

Зоя говорит, что всю историю с самоизоляцией в отдаленном месте она придумала для себя. И сработает ли метод для других — вопрос.

— Некоторые мне пишут: «Значит ли твоя история, что любому онкобольному можно ехать в горы и вылечиться?» Думаю, что это неправильный вывод. Я люблю такую немного дикую жизнь. Это мое. Мне в кайф. А если человеку будет некомфортно от того, что туалет деревянный и находится на улице, то чуда не произойдет. Я знала, куда еду. Я была готова к таким условиям, — рассуждает Зоя.

Впереди у Зои — заключительный этап перезагрузки. В Хойтоголе она снимала фильм, который тоже в какой-то степени должен был стать лекарством. Фильм о ней самой, о ее страхах и их преодолении. Материала получилось много. В ближайшее время Зоя приступит к монтажу. Непонятно пока, каким этот фильм получится. Но уже известно его название: «Зоя — это жизнь».

 Евгения Лудупова, министр здравоохранения Бурятии:

— С самого начала мы были причастны к истории Зои и сейчас рады тому, что она чувствует себя хорошо. Считаю, что именно вера в выздоровление, правильное питание и, самое главное, позитивный настрой — это те факторы, которые сыграли и играют большую роль в выздоровлении любого пациента.

Наши медицинские организации будут продолжать работать с Зоей и помогать. Мы предложим ей дополнительное комплексное обследование. Желаем ей не падать духом и верим, что все в ее жизни сложится хорошо!

Иван Альхеев, глава Тункинского района:

— Тункинская долина действительно обладает лечебными свойствми. Зоя была в Хойтоголе, тут среднегорье. А значит, эритроциты образуются активнее, кровь движется быстрее по сосудам, риск тромбов уменьшается, гемоглобин приближается к норме. Еще психологи говорят, что когда человек смотрит на линию гор, линию горизонта, у него в мозгу восстанавливаются нейронные связи, он испытывает умиротворение. Все плохое — стрессы, переживания, огорчения — уходит. И еще несколько факторов. В Хойтоголе чистый воздух, тайга, здесь много ультрафиолета и постоянно светит солнце. И у Зои было натуральное свежее белковое питание — мясо, сметана, молоко, сливки, черемша, дикий лук, чеснок, ягоды, грибы.

Иван Альхеев принимал активное участие в поиске дома для Зои и курировал ее пребывание: по первому образованию он — врач-эпидемиолог.

«Когда приехала в село, могла поднять ведро только с двумя литрами воды. Когда уезжала, без проблем носила полные ведра.  А под конец даже лопату взяла в руки — вскопала огород».
«Когда приехала в село, могла поднять ведро только с двумя литрами воды. Когда уезжала, без проблем носила полные ведра. А под конец даже лопату взяла в руки — вскопала огород».