То затопят, то сожгут

История о том, как ангарчанка уже почти 4 года добивается справедливости
Текст: Ирина Покоева , Фото: сайта газеты «Время» , Пятница , № 14 от 12 апреля 2019 года , #Общество
На фото — ангарчанка Нэля Шишкина на своей кухне. Здесь стены очищены от копоти, но к ремонту хозяйка пока не приступает — нет средств. В ванной же по-прежнему сажа и копоть: «Стены я пыталась отмыть, но с потолка вся гарь свисает — там электрика, нужно на сухую счищать. Сама я это делать не могу, а нанять кого-то нет возможности. Чаша ванной черная, ее не отчистить. Мыться хожу к знакомым»
На фото — ангарчанка Нэля Шишкина на своей кухне. Здесь стены очищены от копоти, но к ремонту хозяйка пока не приступает — нет средств. В ванной же по-прежнему сажа и копоть: «Стены я пыталась отмыть, но с потолка вся гарь свисает — там электрика, нужно на сухую счищать. Сама я это делать не могу, а нанять кого-то нет возможности. Чаша ванной черная, ее не отчистить. Мыться хожу к знакомым»

Хождение по мукам пенсионерки Нэли Шишкиной, живущей в доме № 2 94-го квартала Ангарска, началось в середине августа 2015 года. Сначала ее затопили соседи сверху. Потом слесарь-сантехник Михалев, пришедший чинить трубопровод в специальной шахте на уровне 4-го этажа, при газосварочных работах нарушил правила пожарной безопасности — искры посыпались по конструкции и воспламенили люк в квартире пенсионерки, которой на тот момент не было дома. Когда она вернулась, на месте уже работали пожарные. Казалось, все позади — все живы, возгорание ликвидировано. Но на самом деле это было только началом длинной и неприятной истории.

— Я в тот день ушла по делам. А через какое-то время мне позвонили — пожар! — вспоминает 71-летняя ангарчанка. — Я все бросила и побежала назад! У дома были три пожарные машины, люди. Соседский мальчик мне сообщил, что горит моя квартира. Я так испугалась, с места сдвинуться не могла — у меня внучка гостила! Пожарные искали ее, а потом выяснилось, что она к подружке ушла.

Пламя ликвидировали быстро. И Нэля Филипповна увидела свою квартиру в новом обличье — ванная, прихожая и кухня закопчены, кругом сажа и запах гари. Больше всего пострадал санузел: уничтожено напольное покрытие, повреждены сантехника и обшивка стен, обгорели трубы с холодной и горячей водой и деревянная ревизия (люк шахты), оплавились ручки кранов и мягкий шланг, ведущий к бачку унитаза, унитаз и компакт-бачок лопнули…

Пожарные объяснили, что в шахту, где проходят сантехнические системы, попали искры от газосварки, они и спровоцировали возгорание. Это же указано в заключении ОНД по Ангарскому району ГУ МЧС России по Иркутской области.

— 31 августа я пошла в «ЖилКом» с жалобой, попросила произвести восстановительный ремонт в квартире, — рассказывает пенсионерка. — Их вина в пожаре, им и ремонтировать — правильно? Но мне заявили, что я сама виновата — захламила шахту, поэтому и возникло возгорание!

Добиваться своего Нэле Шишкиной пришлось несколько месяцев. Только в ноябре комиссия от управляющей компании обследовала квартиру. В письменном виде «ЖилКом» сообщил пенсионерке, что принято решение сделать ремонт, и попросил согласовать график работ. Однако в назначенное время никто в квартире не появлялся.

— Я тогда еще подрабатывала, и мастера приходили в те дни, когда меня не было. В итоге составляли бумаги, что не имеют доступа в помещение, что я им не открываю! Опять пришлось с ними бороться! Однажды они пришли и отправились сразу акт по соседям подписывать — дескать, опять меня нет. А я услышала, дверь открыла и спрашиваю: «Что же вы даже не постучали?»

Все это время пользоваться санузлом было невозможно. А когда жилкомовцы наконец пришли устанавливать новый унитаз, выяснилось, что никакой он не новый, а бывший в употреблении! И снова разборки, ожидание и нервы. В следующий раз унитаз принесли новый, но он оказался неукомплектованным и установить его снова не получилось.

— Это тянулось бесконечно! Почти два года! В итоге я за свой счет установила унитаз, — возмущается Нэля Филипповна. — И решила отказаться от договоренностей с ООО «ЖилКом», потребовать компенсацию в денежном эквиваленте. Пришла к ним в июне 2017 года с заявлением: материальный ущерб и моральный вред оценила в 200 000 рублей. Получила отказ. Оставалось одно — идти в суд.

Накануне трехлетия со дня пожара ангарчанка принесла заявление в суд. К этому времени она провела независимую экспертизу, которая оценила ущерб и стоимость восстановления в 149 926 рублей. Кроме того, попросила взыскать с ответчика компенсацию морального вреда — 20 000 рублей, штраф за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке, судебные расходы, а также оплатить стоимость экспертизы — 8600 рублей и юридическую помощь в составлении иска — 2000 рублей. Представитель ответчика выразил недоверие к документам, предоставленным Нэлей Филипповной, и суд назначил повторную экспертизу.

— Я там уже мыла все на сто рядов, убирала, поменяла унитаз, трубы — и тут новая экспертиза! Так они и насчитали в два раза меньше. Мне кажется, все юридические сроки для этой экспертизы уже вышли! Как можно проверять последствия пожара через несколько лет?

В ноябре 2018 года строительно-техническая и пожарно-техническая экспертизы были поручены АНО «Экспертный центр «Регион-Эксперт». Согласно их заключению, стоимость работ и материалов обойдется в 67 390,74 рубля, в том числе стоимость уже установленного унитаза. Моральный вред суд оценил в 3000.

— Я четвертый год добиваюсь справедливости, а в итоге мои страдания и неудобства оценены в 3000 рублей, — вздыхает Нэля Шишкина. — К тому же они меня еще и топят регулярно. На прошлой неделе по стенам текла вода, а «ЖилКом» протечку найти не может. Все отсырело, сплошной бардак. Такое впечатление, что я им дорогу перешла, и теперь они назло причины не устраняют. У меня уже нет сил с ними бороться. Скорее бы все это кончилось, сделать ремонт и забыть обо всем.

Сколько стоят неудобства

Ангарский городской суд постановил взыскать с ООО «ЖилКом» в пользу Нэли Шишкиной ущерб, причиненный пожаром, штраф, расходы по оплате независимой оценки стоимости восстановительного ремонта, компенсацию морального вреда — всего около 112 тысяч рублей. Ответчик с таким решением не согласен и пытается его оспорить.

В 2016 году «Пятница» рассказала историю ангарчанки Татьяны Алексеевой, которая судилась с администрацией города — добивалась возмещения затрат на замену окон и дверей. Дело в том, что квартира, в которой ангарчанка живет с детства, до недавнего времени была в собственности муниципалитета, а значит, он и должен сделать в ней капитальный ремонт. Татьяна Алексеева обратилась в прокуратуру с просьбой помочь ей отстоять право на замену за счет наймодателя. Ведомство подтвердило: капремонта в квартире не было, а срок износа окон и дверей — 40 и 50 лет соответственно — давно прошел. Пенсионерке вернули потраченные ею 84 тысячи рублей

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments