Загадочное дело о шприце

Устьилимца, несправедливо обвиненного в убийстве брата, выпустили
Текст: Ксения Рютина , Фото: ngs, Википедия, 1 канал, ТВ3 , СМ Номер один , № 17 от 1 мая 2019 года , #Происшествия
Долгожданная встреча Александра Филиппова с родными прошла у стен колонии строгого режима.
Долгожданная встреча Александра Филиппова с родными прошла у стен колонии строгого режима.

Татьяна Филиппова ни секунды не сомневалась в невиновности сына и боролась за его свободу до конца.
Татьяна Филиппова ни секунды не сомневалась в невиновности сына и боролась за его свободу до конца.
От будущей супруги Александр не скрывал, что его могут посадить за убийство брата, которого он не совершал. Но Ирина не испугалась и тоже приняла участие в борьбе за справедливость.
От будущей супруги Александр не скрывал, что его могут посадить за убийство брата, которого он не совершал. Но Ирина не испугалась и тоже приняла участие в борьбе за справедливость.

Дело братьев Филипповых прогремело на всю Россию. Простой парень из Усть­Илимска Александр Филиппов и представить себе не мог, что станет героем серии документальных фильмов, которые транслировали федеральные каналы. Трагедия, произошедшая в их семье, стала поводом для журналистских расследований. Не остались в стороне и криминалисты­-любители — на многих интернет­-ресурсах можно найти подробный анализ этого таинственного дела.

Окружил себя стеной

В апреле 2014 года при весьма странных обстоятельствах погиб Леонид — младший брат Александра Филиппова: его нашли в собственной комнате — без признаков жизни и без признаков насильственной смерти. В течение пяти следующих лет Александру пришлось доказывать, что к смерти брата он непричастен.

Саша и Леня Филипповы выросли в Усть­Илимске, куда по окончании Иркутского университета путей сообщения распределили их родителей. Разница в возрасте между братьями составляла два года. Старший, Саша, был общительным, Леня — более закрытым, обществу людей предпочитал книги, а впоследствии — интернет. Родители воспитывали сыновей самостоятельными, в семье царило взаимоуважение.

Саша и Леня учились в усть­-илимском экспериментальном лицее. Во время расследования будут озвучены характеристики юношей, которую составили лицейские психологи. Саша благодаря своему характеру попал в группу «звезд», Леонид — в прямо противоположную, «изолированных». Согласно заключению, Леня и не стремился к популярности, в одиночестве ему было вполне комфортно. Психологи отметили у младшего из братьев «высокую личностную тревожность» — на возникающие проблемы Леня реагировал несколько болезненно. Александр же, наоборот, был спокоен, уверен в себе.

С Сашей родители не знали проблем, но с Леней им было непросто — давали о себе знать особенности характера. Будучи интровертом, Леня старался свести к минимуму контакты с людьми — в детском саду он прятался в кабинке, в школе — под партой. Будучи четвероклассником, он сбежал из дома. Родители сбились с ног. Нашли Леню лишь на следующее утро — тот шел пешком на дачу, которую семья Филипповых в свое время приобрела на берегу водохранилища.

Конечно, родители не раз пытались поговорить с сыном по душам, но тот словно окружил себя непроницаемой стеной, пробиться за которую не удавалось ни самым близким людям, ни единственному на весь Усть­Илимск детскому психиатру. Взрослея, Леня потихоньку начал социализироваться, он общался с лицейскими профессиональными психологами. Родители знали, что он влюбился в девочку из параллельного класса.

Первая трагедия

Леня и Саша росли в полной, благополучной, активной семье. Лето мальчики проводили на даче, вместе с отцом катались на мопеде, ходили по Ангаре на моторной лодке. Братья очень любили животных и постоянно несли в дом брошенных щенков и котят. Однажды Леня случайно насмерть придавил котенка дверью, для подростка это стало безумной трагедией. Он хотел свести счеты с жизнью, наглотался таблеток, но врачи его откачали.

Как­то летом Леня, прихватив с собой еду и несколько книг, ушел из дома. Родители безрезультатно искали его в течение суток. На второй день мать Татьяна осталась дожидаться сына в квартире, а отец решил провести поиски в районе дачи. Ночью он услышал, как щелкнул замок двери, окликнул сына, но услышал лишь стремительно удалявшиеся шаги.

Утром отец решил искать Леню с воздуха, используя собственный параплан. Но полет закончился трагедией: во время полета параплан зацепился за непонятно кем натянутую веревку, мужчина рухнул в Ангару и не смог выплыть.

Татьяна не могла прийти в себя от горя — муж погиб, сын пропал без вести. Она собралась с силами — оставила на даче записку для Лени, в которой сообщала о гибели отца и слезно просила сына, если он это прочитает, никуда не уходить.

На следующий день после похорон Татьяна вернулась на дачу и застала там Леню. Юноша находился в совершеннейшем ступоре. Мать умоляла его пойти вместе с ней, Леня согласился. По словам Татьяны, сын хоть и не говорил об этом, но она всегда знала, что он винил себя в гибели отца. Мать и брат Саша относились к Лене очень трепетно, всячески оберегали. Жизнь семьи вошла в нормальное русло — братья погрузились в сдачу ЕГЭ, нужно было определяться с университетом.

Но жизнь и учеба продолжаются

На том, чтобы поступать в новосибирский вуз, настоял Леонид. Туда поехала учиться та самая девушка, в которую он был влюблен. Братья поступили на бюджетное отделение в Новосибирский государственный технический университет. Леонид уезжал на учебу в Новосибирск окрыленным. Глядя на счастливого сына, ликовало и материнское сердце: наконец­то все невзгоды остались в прошлом. Тогда Татьяна и представить себе не могла, какое горе ее ждет впереди.

Продав оставшуюся в наследство от родителей квартиру в Белгороде, Татьяна купила сыновьям жилье в Новосибирске — просторную однушку. Зал занял Леонид, а кухню, переделанную под комнату, — Александр. Во время учебы братья хотя и делили одну жилплощадь, но пересекались редко. Общительный Саша в свободное от учебы время пропадал у друзей, а Леня предпочитал как можно реже выходить из своей комнаты.

В процессе учебы Саша решил поменять факультет, однако не учел, что при переходе его могут забрать в армию. И молодой человек отправился отдавать долг Родине, так что в течение года его брат жил в квартире один. По возвращении из армии отношения между повзрослевшими братьями стали более теплыми, доверительными.

Компьютер, танчики, смерть

Как отмечают сокурсники, учеба у Леонида не ладилась. К концу третьего курса он и вовсе перестал появляться на парах. Когда Саша, видя, что брат днями напролет сидит дома, подступил с расспросами, Леня ответил: «Мне разрешили».

Впоследствии однокурсники расскажут, что Леня играл в онлайн­игры — «танчики», они и сами разделяли это увлечение. Но беда в том, что такие игры могут полностью поглотить все внимание человека, превратив учебу, общение с людьми в досадные отвлекающие помехи.

В апреле 2014 года Татьяне Филипповой позвонил сын Саша. Парень рыдал. «Мама, Лени больше нет, он окоченел, лежит на полу!» — кричал сын в трубку. Татьяна на автомате посоветовала сыну вызвать скорую помощь и полицию. После чего поехала в аэропорт Братска и первым же рейсом вылетела в Новосибирск.

Врачи констатировали смерть Леонида. Прибывшие полицейские провели проверку: Леня лежал в узком проходе между столом с компьютером и разложенным диваном. Рядом находились классические атрибуты жизни затворника — скомканное белье, многочисленные коробки из­под пиццы, которую привозила служба доставки, пакеты от лапши быстрого приготовления.

Следов борьбы и драки сотрудники полиции не установили. На полу было обнаружено крошечное пятно крови, на руке Лени — след от инъекции. «Наркотики он никогда не употреблял», — твердо сказал сотрудникам Александр.

Ночью накануне гибели Леонида Саша не заметил ничего не­
обычного — брат заходил к нему в комнату, чтобы что­то взять из холодильника. Днем раздался стук в дверь; поскольку Саша никого не ждал, он решил, что пришли к Лене. Но брат не открывал, и Саша сам зашел к нему в комнату, увидел кровь и обмер — Леня не шевелился.

Из ступора вывел продолжавшийся настойчивый стук в дверь. Открыв дверь, Сашу увидел на пороге Лениных одногруппников. Те сказали, что у Леонида проблемы с учебой и ему нужно явиться в деканат. Саша находился в шоке. Все, что он смог сказать, это: «Леонид сейчас не может».

Осмотрев место происшествия, полицейские изъяли предметы, которые впоследствии станут ключевыми в деле братьев Филипповых, — пачку из­под лидокаина и использованный шприц. Впоследствии, убираясь в комнате, Александр обнаружит еще один важный вещдок — небольшой нож. Молодой человек не стал брать его в руки, вызвал полицейских, сотрудники увезли нож с собой.

«В убийстве обвинят меня»

Сразу после похорон брата Александру позвонили из Следственного комитета. Семье Филипповых предстояло пройти еще одно тяжелое испытание, растянувшееся на несколько лет.

После обнаружения тела Леонида Филиппова следователи возбудили уголовное дело по статье «Убийство». Судмедэксперты обнаружили на теле парня многочисленные повреждения — ушибы лба, кровоподтеки вокруг глаз, перелом носа, ушибы слизистой рта, синяки на шее и колотую неглубокую рану на животе. На внутренней стороне локтя находился вышеупомянутый след от укола шприцем.

Александра допрашивали почти сутки. Парень не имел ни малейшего понятия, откуда на теле Лени такие травмы. В ту ночь в квартире они были вдвоем — никого постороннего, входная дверь была заперта изнутри. В будущем эти слова «вдвоем» и «запертая изнутри дверь» возьмут на вооружении сторонники версии о брато­убийстве.

По словам Татьяны, уже во время первого допроса ей намекали на участие Александра в убийстве Леонида. Мол, старший брат хотел один жить в квартире. Но Татьяна была абсолютно уверена, что ее сын на такое не способен. Сыновья, никогда не испытывая нужду, были несколько равнодушны ко всему материальному. Кроме того, Александр знал, что после того, как он и Леня окончат университет, их мама купит в Новосибирске вторую квартиру.

Расследование продолжалось, Саша находился в статусе свидетеля. Спустя несколько недель после гибели брата он устроился работать в салон сотовой связи, где познакомился с будущей женой Ириной. По словам девушки, Саша не скрывал от коллег, что у него погиб брат, и откровенно признавался: «В убийстве Лени, скорее всего, обвинят меня».

«Мое сердце кричало: главное — правда…»

8 июля 2014 года Александра задержали, из свидетеля он превратился в подозреваемого. Основанием для задержания стало заключение судебно­медицинской экспертизы о причине смерти. Как выяснили эксперты, Леонид погиб от асфиксии (удушения) из­за того, что у него были закрыты рот и нос. Эксперты настаивали, что если ушибы и рану живота Леонид мог нанести себе сам, то повредить слизистую рта он вряд ли мог самостоятельно. Ранки во рту образовались от того, что молодому человеку был перекрыт доступ воздуха.

Через три дня после задержания следователи отпустили Александра под подписку о невыезде. Признавать вину в гибели брата Саша отказывался категорически.

Но в январе 2015 года следователи предъявили ему обвинение в убийстве.

Происходившее дальше красноречиво характеризует письмо, которое Александр написал после приговора: «Представьте ситуацию, при которой вы невиновны, однако вам грозит порядка десяти лет тюрьмы за то, чего вы не совершали. И вам предлагают сделку, объясняют, что статью по умышленному убийству можно переквалифицировать на статью по убийству по неосторожности. Говорят, всего­то надо придумать историю про несчастный случай и дать под эту историю показания, и тогда тебе будет грозить не десять лет, а два года и, скорее всего, условно. Дома жена беременная, мать в другом городе одна работает на адской работе, берет кредиты под сумасшедшие проценты, чтобы оплачивать адвокатов. Все друзья и знакомые видят в этой сделке выход. Адвокат объясняет, что в случае согласия будет закрытый процесс, никто даже не узнает, всем выгодно. Нет, я ответил, нет. «Сердце кричало: главное — правда. Мозг понимал, кому это надо». Я встал на сторону сердца и никогда об этом не пожалею».

Где находится человеческая душа?

Над поиском причин, которые привели к гибели Леонида, продолжали биться судебные эксперты. Была проведена посмертная психолого­психиатрическая экспертиза. Эксперты тщательно изучили личность погибшего пришли к заключению, что у молодого человека был повышенный уровень тревожности и хроническое чувство душевного дискомфорта. Дискомфорт Леня испытывал из­за долгов по учебе: он знал, что его могут отчислить, и видел решение проблемы в переводе на платное отделение. Однако его мама на этот шаг не соглашалась.

О том, что Леонид чувствовал себя неважно в душевном плане и что­то замышлял, говорят и запросы, которые он делал на сайте­поисковике в течение нескольких дней перед смертью — «Диафрагма»; «Нож в грудь; «Где находится человеческая душа»; «Глубоко ли от кожи находится сонная артерия»; «Какова максимальная высота, с которой можно прыгнуть в воду и не покалечиться»; «Можно ли выжить, если упасть в воду с высоты сто метров и больше»; «Какое самое сильное обез­боливающее»; «Продают ли шприцы в аптеках без документов»?»; «Что будет, если в вену попадет воздух».

Одногруппники Леонида рассказывали о его нестабильном эмоциональном состоянии, о том, что у парня накопились долги по учебе, что Леня очень сильно об этом переживал. Школьная любовь — бывшая девушка Леонида — рассказала, что после поступления в университет молодой человек зарегистрировался на «форуме самоубийц», где обсуждал темы, как лучше покончить с собой.

Судя по истории браузера, Леонид прочитал статью «Анафилактический шок» и несколько текстов о внутривенных инъекциях и лидокаине. За этим занятием он провел целую ночь. Возникает вопрос: зачем молодому человеку все эти знания? Возможно, Леонид рассчитывал, что если станет жертвой нападения неизвестных, его не отчислят из университета, или надеялся получить справку от психиатра и таким образом откосить от армии? А лидокаин купил, чтобы было не так больно наносить увечья самому себе.

По версии адвоката Александра Филиппова, Леонид ввел в вену лидокаин, нанес себе ушибы и ножевое ранение живота, не опасное для жизни. Испугался, упал, сломал нос, под воздействием боли или токсичным воздействием лидокаина не смог подняться, потерял сознание и задохнулся.

Ошибочные выводы следствия

Эксперт, которая проводила экспертизу впоследствии, выяснила, что причиной смерти Леонида стала не асфиксия, а «острая дыхательная недостаточность, вызванная развитием тотального отека легких». Из­за внутривенного введения лидокаина легкие Леонида увеличились до такой степени, что на них отпечатались ребра. Эксперт подчеркнула, что не обнаружила ни одного признака, указывающего на насильственную смерть. Трагические последствия для Лени имело введение в вену лидокаина. Это обезболивающее обычно вводят под кожу или в спинной мозг. Если же лидокаин попадает в вену, он вызывает нарушение сердечной деятельности.

Еще одна экспертиза не обнаружила биологических следов Александра на теле и одежде его погибшего брата. Исключение составлял только небольшой след на штанине — когда молодой человек зашел в комнату Лени, он слегка задел его ногой, решив, что брат уснул на полу.

Также на руках Александра не обнаружили никаких следов, которые неизбежно бы остались, если бы он бил брата. Не нашли и никаких следов борьбы. Однако, несмотря на все эти и другие доводы, тщательно собранные адвокатом Александра, молодого человека все равно обвинили в убийстве.

Долгожданное «к смерти непричастен» и восемь лет колонии

Режим судебных заседаний, которые проходили в Ленинском районном суде Новосибирска, указывает на крайне непростой характер дела. Перерывы между заседаниями в связи с проведением дополнительных экспертиз могли достигать двух месяцев.

За время, пока шло следствие и судебные заседания, Александр успел жениться и стать отцом. На вынесение приговора он шел с сумкой, в которую собрал вещи. Ориентируясь на общую тональность общения со следователями, молодой человек был уверен, что его посадят за убийство. Однако к большой радости семьи Филипповых, судья вынес оправдательный приговор.

Но радость была недолгой. Судья Дмитрий Самулин, который выносил вердикт по делу братьев Филипповых, ушел в отставку. Кое­кому не понравилось, что судья за время своей работы вынес два оправдательных приговора. Отметим, что оправдательные приговоры в российской судебной системе явление крайне редкое. Кстати, спустя несколько месяцев после своего увольнения в интервью федеральным каналам Дмитрий Самулин продолжал настаивать на невиновности Александра Филиппова.

В мае 2016 года Новосибирский областной суд рассмотрел апелляционное представление прокуратуры и отправил дело братьев на новое рассмотрение.

Не успела семья Филипповых перевести дух, как все началось заново — уже во второй раз Татьяне пришлось занимать безумные деньги на адвокатов и проведение экспертиз. Не помогло! В этот раз Александра признали виновным, суд назначил ему 8,6 года в колонии строгого режима.

Филипповы победили

В колонии Александр отсидел три года и при поддержке матери и адвоката продолжал отстаивать свою невиновность. Защита подала жалобу в Верховный суд, который вынес решение о непричастности Александра к смерти брата. В апреле этого года районный суд огласил решение: отпустить Александра под подписку о невыезде. 24 апреля у стен колонии строгого режима молодого человека встречали мама, жена, адвокат и журналисты.

— Первое, что я сделаю сегодня, — увижусь с сыном, ему уже 3,5 года, — сказал Александр. — Когда я отбывал наказание, меня нашел судья Дмитрий Самулин, он приехал в колонию по работе. Он пожал мне руку и сказал много хороших слов, это меня очень сильно поддержало. В колонии было время, чтобы многое осмыслить. Проигрываешь какие­то жизненные моменты, читаешь книги, пишешь письма родным. Самое главное, когда сидишь в колонии, — не потерять голову. Сейчас у меня желание все же получить высшее образование. Буду учиться заочно и работать.

По словам адвоката, обвинительный приговор в отношении Александра Филиппова отменен, в связи с чем его освободили из­под стражи. Ленинский районный суд должен будет принять окончательное решение. Но уже сейчас можно сказать: Филипповы победили! Решением станет либо оправдательный приговор, либо прекращение производства по делу.

Саша и Леня в детстве. Глядя на Леню (справа), и не скажешь, что мальчик отличался замкнутостью, но это впечатление обманчиво.
Саша и Леня в детстве. Глядя на Леню (справа), и не скажешь, что мальчик отличался замкнутостью, но это впечатление обманчиво.
Леонид и Александр Филипповы стали героями нескольких телепередач, которые транслировались по федеральным каналам.
Леонид и Александр Филипповы стали героями нескольких телепередач, которые транслировались по федеральным каналам.
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments