Заборы, кварталы, жилые массивы

Почему в Иркутске так много заборов и почему это плохо
Текст: Елизавета Старшинина , Фото: из открытых источников, автора , Пятница , № 15 от 19 апреля 2019 года , #Общество
Кованый «имперский» забор возле арбитражного суда на улице Чкалова в Иркутске — пример уважительного отношения к городу и людям. Ажурная решетка, внутри интересные цветочные формы
Кованый «имперский» забор возле арбитражного суда на улице Чкалова в Иркутске — пример уважительного отношения к городу и людям. Ажурная решетка, внутри интересные цветочные формы

Металлические заборчики полюбились иркутянам, ими окружают все подряд: учреждения, офисные здания, учебные заведения, дворы, тротуары, клумбы, детские площадки. В иной двор зайдешь, а там оградки — так и хочется сказать, могильные — в два-три ряда, ими обнесено каждое дерево, каждая клумба. Зачем? Такое количество явно избыточно. К тому же заборы время от времени ржавеют, заваливаются, требуют ремонта и покраски
Металлические заборчики полюбились иркутянам, ими окружают все подряд: учреждения, офисные здания, учебные заведения, дворы, тротуары, клумбы, детские площадки. В иной двор зайдешь, а там оградки — так и хочется сказать, могильные — в два-три ряда, ими обнесено каждое дерево, каждая клумба. Зачем? Такое количество явно избыточно. К тому же заборы время от времени ржавеют, заваливаются, требуют ремонта и покраски
Забор из профнастила между двумя старинными резными усадьбами на улице Карла Либкнехта в Иркутске. Всего лишь кусок безобразного зеленого железа… а в результате уничтожается вся историческая ценность домиков
Забор из профнастила между двумя старинными резными усадьбами на улице Карла Либкнехта в Иркутске. Всего лишь кусок безобразного зеленого железа… а в результате уничтожается вся историческая ценность домиков
Бетонный забор иркутского Горзеленхоза на улице Красноярской. Структуру «ромбиками» придумал архитектор Борис Лахман в 1974 году, получив за это бронзовую медаль ВДНХ. Спустя несколько лет архитектор благополучно эмигрировал в США. А забор «ромбиками» до сих пор жив, его можно найти в любом городе страны
Бетонный забор иркутского Горзеленхоза на улице Красноярской. Структуру «ромбиками» придумал архитектор Борис Лахман в 1974 году, получив за это бронзовую медаль ВДНХ. Спустя несколько лет архитектор благополучно эмигрировал в США. А забор «ромбиками» до сих пор жив, его можно найти в любом городе страны
Нет ничего хуже, чем когда профнастил используют для огораживания исторических зданий, как, например, здания бывшей духовной семинарии на улице Красноказачьей в Иркутске, памятника истории федерального значения
Нет ничего хуже, чем когда профнастил используют для огораживания исторических зданий, как, например, здания бывшей духовной семинарии на улице Красноказачьей в Иркутске, памятника истории федерального значения
Глухой забор противочумного института на улице Трилиссера в Иркутске растянулся на целый квартал от Красноказачьей до Депутатской. Крайне неуютное и недружелюбное место — в «лучших» традициях советских времен
Глухой забор противочумного института на улице Трилиссера в Иркутске растянулся на целый квартал от Красноказачьей до Депутатской. Крайне неуютное и недружелюбное место — в «лучших» традициях советских времен
Забор на улице Лыткина в Иркутске перед новым зданием регионального главка МВД. Комментировать не хочется, все и так понятно, остается скорбно молчать и надеяться на лучшее
Забор на улице Лыткина в Иркутске перед новым зданием регионального главка МВД. Комментировать не хочется, все и так понятно, остается скорбно молчать и надеяться на лучшее

До начала массового жилищного строительства иркутяне жили патриархально: деревянный дом, при каждой усадьбе огород, сараи, стайки. Естественно, жизнь протекала за плотным глухим забором. Но в начале 60-х председателем горисполкома был назначен Николай Салацкий. Человек прогрессивных взглядов, он первым делом постановил ликвидировать заборы. Обитателям деревяшек это не нравилось, но до бунтов дело не дошло, а Салацкий получил прозвище Забороломацкий. Прошло больше полувека. Проблема заборов в городе по-прежнему актуальна. Их слишком много, и не везде они уместны, не везде вписываются в ландшафт. Может быть, пора снова принимать решительные меры?

Иркутск, площадь Декабристов. Окна Ирины Трефиловой выходят на институт развития образования, в котором до революции находилась духовная семинария. Здание было построено в середине XIX века в классическом стиле, является памятником истории федерального значения. Сохранилась фотография семинарии начала прошлого века во всем ее великолепии. На ней четко видна кованая имперская изгородь, которая естественным образом завершала классический облик учебного заведения. Сейчас невысокая чугунная ограда есть только со стороны центрального входа. Остальная часть обнесена унылым коричневым забором из профнастила.

— Он не просто уничтожает облик исторического объекта, он его обесценивает, — делится мыслями Ирина. — Я все думаю, каково людям, которые в нем работают, постоянно видеть перед собой эту коричневую депрессивную стену.

Иркутск и заборы… Куда ни кинь взгляд — везде они. Бетонные, металлические, деревянные. Какую функцию они выполняют? И можно ли их заменить или вообще без них обойтись? И это только у нас в Иркутске или по всей России? Оказывается, везде. Пожалуй, нет другой такой страны в мире, где так много заборов. И это величайший парадокс — мы обладаем самой обширной территорией и при этом стараемся все огородить, застолбить, озаборить. Даже последнее пристанище на кладбище немыслимо без оградки. По данным газеты «КоммерсантЪ», за последние четверть века граждане возвели свыше 2,5 млн км оград, а сколько их построено государством — даже вообразить трудно. Заборостроение становится выгодной отраслью. Покупая земельный участок, человек первым делом строит не дом, а забор. Огораживает пустоту.

Современные урбанисты небезосновательно считают, что заборы и заборчики портят вид улиц и дворов, делают среду недружелюбной, вынуждая людей метаться в поисках прохода, и призывают активно избавляться от заборов. Известный общественный деятель и журналист Илья Варламов ведет кампанию под лозунгом «Заборов в городе быть не должно!». То есть никаких заборов. По его словам, заборы во дворах — абсолютно ненужное явление, которое мешает жителям и порой препятствует проезду спецтехники. А заборы вдоль проезжей части не решают проблему безопасности дорожного движения — наоборот, увеличивают риски.

Будем реалистами, нельзя вот так просто взять и убрать все заборы. Во-первых, где-то они реально нужны, во-вторых, велика сила инерции. Даже если сейчас выйдет указ о принудительном сносе заборов, люди встанут на дыбы. Ну действительно — а как без забора? Каждый иркутянин может рассказать, что будет, если убрать из двора металлические ограды. Газоны сразу захватят автомобилисты, да еще поближе к своему окну. Вандалы начнут топтать траву и громить арт-объекты, с любовью созданные местными умельцами. То же и с тротуарами: помните, было время в Иркутске, когда из-за припаркованных автомобилей невозможно было пройти? Приходится огораживаться. Впрочем, огораживаться можно и более гуманными средствами. В некоторых жилых комплексах тротуары начали отделять антипарковочными полусферами — они безопаснее металлоконструкций, не так бросаются в глаза и на порядок дешевле. В условиях Иркутска это большой прогресс.

С ведомственными заборами тоже нужно быть осторожнее. Во многих госучреждениях существует пропускной режим, внутренний распорядок, требования антитеррористической безопасности. Кроме того, забор символизирует социальную иерархию. Так принято. Хотя, что интересно, перед фасадом правительства Иркутской области заборов не было никогда: ни при советской власти, ни теперь, ни, надеюсь, в будущем.

Есть в Иркутске учреждения, где забор удачно вписывается в пространство. Хороший пример — здание арбитражного суда на улице Чкалова, обнесенное традиционным кованым имперским забором с гербами. Он здесь уместен и гармоничен. Внутренний двор украшен изящными цветниками. Ничего не давит, не разрывает пространство. Значит, можно сделать красиво.

Обратный пример — новое здание регионального МВД на улице Лыткина. Достойная архитектура, симпатичная цветовая гамма отделки фасада. Но… всю архитектуру и окружающее пространство убивает высоченный забор из коричневого профнастила, тянущийся вдоль улицы метров на сто. Снаружи выглядит клаустрофобично. Наверняка и с внутренней стороны тоже. Какая необходимость? Непонятно. Может быть, чтобы прохожие не глазели? Но даже федеральное Министерство МВД в Москве огорожено традиционным прозрачным кованым забором. Как и знаменитое здание МВД Москвы на Петровке, 38. Никто ничего не скрывает. Из этого можно сделать вывод, что коричневый проф­настил — это исключительно местная инициатива. Разумеется, никто не говорит, что забор вокруг фасада в принципе не нужен, но коричневый профнастил — это наихудшее решение во всех смыслах. Он предназначен для кровли крыш, и только в России додумались из него делать заборы.

Внимания заслуживает и забор вокруг противочумного института на улице Трилиссера. Административный корпус построен в традициях сталинского классицизма: портики, колонны, лепнина. Но его практически не видно из-за глухого забора. Понятно, что для такого учреждения забор и пропускная система — вещь необходимая, но ведь изначально забор не был таким. Это была классическая кованая ограда. В 80-х годах ее зачем-то изнутри забили деревянными досками, а потом и вовсе заложили наглухо кирпичом. Зачем? Что такого секретного находится во дворе главного корпуса? Открываем карты Google или «Яндекс», вид со спутника. И обнаруживаем, что никаких емкостей с бактериологическими опасными веществами там нет, и вообще ничего нет, кроме уютных газонов и цветочных клумб. В чем цель глухого забора — загадка. Он портит внешний вид улицы, идти вдоль него неуютно. А рядом детская поликлиника и детский садик. И этот гнетущий пейзаж дети вынуждены видеть каждый день. Ничего подобного мы не увидим на фотографиях других российских противочумных институтов в Ставрополе и Саратове. Там фасад полностью просматривается.

Профнастил — это плохо, но бетонные заборы советских времен еще хуже. А такие места еще остались в Иркутске. И не где-то на окраине, а в жилых районах. Горзеленхоз, например. Со стороны Красноярской на него невозможно смотреть без страха. Бетонные плиты опасно накренились, а рядом тротуар и оживленная проезжая часть. Со стороны Омулевского, где станция скорой помощи, вид еще страшнее. Там реально страшно ходить! Но в XXI веке город не должен выглядеть как промзона или колония строгого режима! Таким заборам давно уже пора уйти в прошлое. Неужели заборы важнее людей? Их потребности жить в комфортной и безопасной среде?

От отсутствия доверия

Есть интересная работа профессора Высшей школы экономики Сергея Медведева «Феноменология забора», в которой исследуются происхождение и социально­политическое значение российского забора. В частности, он утверждает, что заборы в России создавались: а) для обороны; б) для ограничения человеческой мобильности; в) для поддержания сословно-­иерархической структуры общества. «Заборы в России произрастают не от отсутствия без­опасности, — говорит профессор, — они произрастают из голов россиян, от базового отсутствия доверия к окружающим». Количество заборов делает пространство очень вязким. Непроходимым. Вся наша жизнь — это постоянное пересечение заборов.

Для сравнения: изумительной красоты ограда собора Спаса на Крови в Санкт-Петербурге была выполнена в 1903—1907 годах в стилистике раннего модерна по мотивам древнерусских растительных росписей и здание Министерства внутренних дел России в Москве. Здесь находится кабинет министра! Но при этом никто не нагородил трехметровых глухих заборов. Ограждение выполнено в традиционном для государственных ведомств стиле: строгий кованый забор с лаконичным орнаментом. Все просматривается

Город для людей, а не для заборов

Руководитель АНО «Иркутские кварталы», урбанист Сергей Маяренков:

— Заборы исторически не просто так придумали. Они были средством обеспечения безопасности прежде всего. Сейчас ситуация изменилась, появились другие способы обезопасить здание, и там, где можно обеспечить безопасность иными способами, можно обойтись без заборов. Заборы всегда создают границу, а человечество движется к децентрализованной схеме. Все везде проникает и взаимоперетекает. Это мировая тенденция. Заборы, по идее, неуместны. Но остались функции, которые требуют закрытия прохода от людей, или чтобы люди не видели, что происходит за забором. Это все сохраняется. И если без них не обойтись, то можно подумать, как сделать так, чтобы они выглядели красиво и изящно.

В проекте «Иркутские кварталы» мы тоже сталкиваемся с проблемой заборов. Исторически все сибирские усадьбы были огорожены в основном глухими заборами. Это исторический образ жизни иркутян. А у нас в 130­-м квартале в центре пешеходный променад, отсутствие заборов, проницаемость территории. Территория становится общественным пространством. И такая политика открытости сохраняется в отношении «Иркутских кварталов». Но некоторые объекты, которые требуют ограждения, собственники будут огораживать, в этом нет ничего плохого. Одно требование неизбежно — заборы должны проектировать профессионалы, архитекторы, дизайнеры, люди, обладающие творческим мышлением и вкусом. Ограждения должны гармонировать с окружающей средой, не разрушать ее. И должен соблюдаться принцип разумности. А у нас такая ситуация: у людей нет средств на приличный забор, и они его делают из того, что есть. Это одна проблема. Другая проблема: когда люди стараются выделиться за счет забора, появляются заборы немыслимых ярких цветов. И это тоже плохо.

Что касается ведомств и организаций — есть ли смысл их убеждать не ставить громоздкие заборы из профнастила и бетона? Думаю, такой подход не сработает, потому что все это очень ситуационно. Где­то это оправданно, а в большинстве случаев забор точно не нужен. Здесь встает вопрос экономики. Бетонные заборы стоят с советских времен. А современный качественный забор — это довольно дорогостоящая вещь, тем более если нужно огородить большую территорию. Но мы понимаем, что в стране кризис, средств не хватает, и о заборах будут думать в последнюю очередь. Можно понять, почему не меняют заборы. А вот при новом строительстве и в целом, чтобы запустить эволюционный процесс, имеет смысл, чтобы заборы сразу были частью архитектурного проекта. Если новые проекты с самого начала будут жить по другим законам, то и старые объекты потихоньку подтянутся и начнут преобразовываться.

Федор Т., активный горожанин, один из инициаторов перекраски оранжевых заборов в более спокойные темные тона:

— Мне никогда не нравились оранжевые заборы «вырви глаз», и не только мне. Постоянно архитекторы выражали недовольство. В мире для городских объектов обычно выбирают нейтральные (серый, черный) или естественные цвета. Так объекты инфраструктуры не перетягивают на себя внимание, и человек видит среду: воду, клумбы, газоны, мощение, других людей. Я провел акцию по покраске двух секций в черный и серый цвета. Далее были две встречи с главным архитектором города, после чего в Правилах благоустройства появилась норма красить дорожные ограждения в темные цвета.

Мое мнение — заборы чаще всего не нужны, тем более сплошные. Они небезопасны. Когда принимали правила благоустройства в 2017 году, мы среди прочего обращали внимание на сплошные строительные заборы. Заборы должны быть, потому что стройка — это пыль и шум, но в других странах в них делают окна, чтобы люди могли видеть, что там происходит. Территория должна просматриваться. Мы просили, чтобы с каждой стороны было как минимум по одному окну. Нам сказали, что ГОСТ запрещает, мировой опыт, оказывается, неприменим в наших условиях.

Заборы также мешают бизнесу. Предприниматели вынуждены самостийно срезать секции, потому что покупатели не могут припарковаться к магазину.

Заборы во дворах тоже в таком количестве не нужны. Естественно, надо огораживать спортивные площадки, но не глухим забором, а специальными сетками.

Чтобы люди не ходили по газонам, можно обозначить, где можно ходить, а где нельзя, очень простым способом: высадить кустарники или выложить дорожки из щебня.

Сама ограда может быть разной: например, есть ажурный забор храма Спаса на Крови в Санкт­Петербурге, это выдающееся произведение искусства. Не все заборы плохие, просто есть заборы уместные и неуместные. Заборы из профнастила — это, конечно, уродство, но как временная мера, чтобы огородить стройку, вполне годятся. Кованая ограда — это хорошо, но дорого, и не везде она нужна. Это все происходит от того, что денег нет. Бедные мы. И вторая причина — низкий уровень культуры.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments