За один день добыл трёх волков

Большая охотничья удача улыбнулась жителю деревни Свердлово
Большая планёрка перед загонной охотой
Большая планёрка перед загонной охотой

Околица деревни Еловки. Раннее утро, лёгкий мороз. Организованному выезду на загонную охоту на волка предшествовало нечто вроде уличной планёрки. Большая группа мужчин, преимущественно в маскхалатах или тёплых костюмах соответствующей сезону расцветки, собралась вокруг человека, которого все коротко называют капитаном.

«Итак, мужики, напоминаю: встали на номер, обтоптали вокруг себя снег до земли и замерли, стараемся делать как можно меньше движений. Копытных — изюбрей, сохатых, коз — спокойно пропускаем, берём только волка и, если выскочит, лису...»

Сергея Кекуха выбрали капитаном не случайно. Несколько лет он руководит охотколлективом «Захальский» (ФГУП ОПХ «Элита»), окрестные места знает прекрасно. Нынешней зимой Сергею Васильевичу выпал практически охотничий джекпот — он добыл за один раз трёх волков. Невероятная удача и стала отправной точкой нашего разговора.

— Сергей Васильевич, коллектив охотников у вас большой?

— Да, 45 человек. Раньше разрешалось не более 14 человек принимать, сейчас особых запретов нет, но зато стараемся ограничивать выезды в лес. Одновременно у нас выходят человек 20, то есть примерно половина команды, другая половина едет в следующий раз. А иначе такой оравой можно и лишка хватануть, в конечном счёте в тайге ничего не останется.

— Промысловики преимущественно местные?

— В основном — да, география такая: Захал, Свердлово, Еловка… Ну и городские приезжают.

Да, в охотничий коллектив может вступить и житель Иркутска, к примеру, но для этого необходимо пройти проверку, своего рода кандидатский минимум, который, на минуточку, длится два года. Длительную процедуру Сергей Васильевич объясняет просто: надо присмотреться к человеку, понять, что он собой представляет в тайге. Наличие хорошей экипировки, дорогого карабина ещё ни о чём не говорит.

— Первым делом пытаемся понять, кто перед нами — рвач или не рвач, принадлежит ли человек к касте охотников или просто за мясом в лес ездит.

— А как на практике определить, рвач или рвач?

— Да всё просто: сделали, предположим гон, добыли двух-трёх козочек, говорю: «Всё, ребята, хорош, отдыхаем, чай варим». А рвачи начинают: «Солнце высоко, давайте ещё загон сделаем, ещё мяса добудем». Резко отрубаю: «Ты голодный? Много мяса хочешь? Езжай на рынок, здесь тебе делать нечего!» Раз, два раза сказал: если человек не понимает — до свидания.

Второе: смотрим, как охотник ориентируется в лесу. Недавно во время гона на волков потерялся один из загонщиков. Хотя ему доходчиво объяснили: солнце бьёт в правую бровь — держи ориентир, идёшь и гонишь зверя. Он кивнул, развернулся и… пошёл в другую сторону. Когда нашли, объяснили: всё, парень, ты охотиться с нами уже не будешь. Если человек не ориентируется в ясную погоду, то что будет, если пасмурно или метель? За ручку его водить?

Борьба должна быть на равных

— Лично я против загонной охоты и если бы мог, то запретил бы её, — рубит ладонью воздух Сергей Кекух.

— Почему?

— Загонный способ — это не охота, а добыча мяса. Представь, человек двадцать встали на номера, четверо-пятеро гонят, в этой ситуации у бедной козы практически нет шансов. Поэтому данный способ я бы прикрыл. Принцип должен быть другим: хочешь дикого мяса — отправляйся на охоту, но не загонную, а с подхода. Уверен: в лучшем случае один из десяти вернётся домой с добычей.

Коза хорошо слышит, и нюх у неё хороший, правда, глаза слабоваты. У тебя ружьё, из которого метров на 60 можешь взять её, а с карабином и на двести метров достанешь — но попробуй подкрадись к ней на выстрел... Раз, два впустую сходишь, ноги собьёшь, бензин сожжёшь, а потом подумаешь: стоит ли этим заниматься, твоё ли это? В итоге человек останется дома, и живность в лесу сохранится.

— Что скажете про загонную охоту на волка?

— Здесь другое дело — у нас, по сути, другого пути нет. Яд давно нельзя применять, петли ставить запрещено, капканы — только гуманные, которые мы в глаза не видели. Осталась охота, но даже загонная далеко не всегда приносит положительный результат. Допустим, зашли на мои охотугодья пять-шесть волков — начинаешь собирать команду. 
А надо человек 30—40. Проходят сутки-двое, за это время стая пройдёт порядка ста километров и где объявится через неделю — чёрт её знает. Поэтому на облавную охоту на волка количество людей не ограничиваем, выставляй хоть сто человек.

— Вам приходилось добывать волка облавной охотой?

— В этом году трёх добыли за один раз. Вот во дворе один до сих пор лежит, обдирать надо.

— Сразу трёх? Такое нечасто, наверное, бывает?

— В моей практике — первый раз. Зима в этом году малоснежная, хищникам сложнее угнаться за копытными, они и двинулись в сторону деревни. Поэтому мы решили устроить охоту. Собрали команду, человек 40. Первый гон провели возле Свердлово — пусто. Пока основная команда собиралась, мы впятером решили проехать по зимнику, посмотреть заходы и выходы. В местности «Роговик» напоролись на стаю, один волк успел перескочить речку. Водителя отправили за командой, сами разошлись, встали на номера. Я притаился, и вскоре волк выскочил на меня. Н у и приложился метров со ста в шею — с первого раза! Тем временем мужики ещё двух выгнали. За один раз добыть трёх волков — большая редкость.

— Стаи у волков большие?

— Самая крупная из тех, что доводилось встречать, состояла из восьми хищников. Такой бандой они способны нанести большой урон животному миру, им уже и сохатый по зубам, и изюбрь — лёгкая добыча.

— Лось — очень крупный зверь. Какова тактика добыча его волками? Ведь сохатый может запороть рогами или затоптать копытами.

— Один-два волка отвлекают лося, имитируя атаку спереди. Как только сохатый на них отвлёкся, пытаясь отогнать, другие волки пытаются ухватить за сухожилия задних ног: куснули — отскочили, рванули — отошли. Таким образом, лось начинает слабеть, а хищники наседают плотнее и плотнее, пока не одолеют совсем.

В прошлом году нашёл изюбря — быка, задранного стаей. Шесть волков один раз отобедали и второй раз уже не подошли. По глубокому снегу они легко добывали копытных, поэтому были сытыми. В этом году картина кардинально изменилась, вот они и двинулись к деревне.

— Волк может угнаться за косулей?

— Он берёт выносливостью: встал на след и гонит до победного. И потом, они действуют сообща: в стае есть свои загонщики, свои номера, работа командная. Что касается крупного зверя, то один на один волк не возьмёт ни лося, ни изюбря, если тот не больной и не подранок.

Во время охотничьей облавы звери ведут себя по-другому. Козу пуганули — она задирает голову и несётся напролом, ничего не видя. Волк — более осторожный зверь, он просто так не побежит. Чухнув, что его обложили, выбирает особую тактику: движется впереди загонщиков метров в 200—300, выбирая место для прорыва.

— То есть по хитрости его можно сравнить с лисой?

— Нет, считаю волка умнее.

Просто сволочи

Мужики кровно заинтересованы, чтобы зверь держался в угодьях, поэтому охотятся ещё и… за браконьерами, залётными в первую очередь.

— У нас всё делается для уничтожения животного мира, — горячится Сергей Васильевич.

— Поясните...

— А вы почитайте наши лояльные законы и посмотрите, что продаётся в магазинах. Я вам скажу: открыто предлагаются любая оптика, тепловизоры, мощнейшие прожекторы, фароискатели… Зверю просто не оставляют никаких шансов. Чем люди думают?! Для меня это настолько больная тема, что я спокойно говорить даже не могу. Смотрел в Итернете: с квадрокоптера снимают лосиху с двумя кочериками (телята по второму году. — Авт.). Охотнички по рации передают: она пошла к реке, отжимай её! Отрезав путь зверю на двух снегоходах, уложили всех трёх с карабинов и довольны. Спрашивается: эти сволочи голодные? Их «Ямахи» не меньше 800 тысяч стоят, да карабины по полумиллиону рублей. Сделать по факту мы ничего не можем: ну вызовем охотоведа, он составит протокол о нарушении правил охоты, штраф — две тысячи рублей. Считаю, безоговорочно надо изымать всю технику и орудия охоты. Навсегда.

Мы стараемся охранять свои угодья: как только просочилась информация, что залётные хулиганят, устанавливаем дежурство. По два-три человека устраиваются на точках, откуда всё видно, пьют чай и ждут. Увидев луч, звонят, я собираю команду — и перехватываем. Браконьеры чаще всего начинают ломать комедию: «Да вы что, ребята, мы просто ехали по своим делам. Слегка заблудились...» Ага, среди ночи в тайге с выключенными фарами просто ехали, освещая распадки прожектором! Нынче поймали городских ребят, разбили им фароискатели, а они ещё ухмыляются...

Настоящий охотник не ставит целью добыть мясо, его задача — сохранить зверя. Бывает, стоишь на номере, выскакивает зверь, смотришь — матка. Пропускаешь её, и на душе такое удовлетворение. А другому всё по фигу, он видит исключительно мясо, а потом за столом байки рассказывает, какой он крутой охотник. Вот поэтому лично я против загонной охоты на копытных. С её кардинальным запретом, считаю, процентов на 70 охотников уменьшится, это к бабке не ходи. Мало желающих просто бегать по тайге, а умеющих это делать и подавно.

«Ну иди сюда, охотничек!»

Сергей Васильевич родом из Урункуя Зиминского района. По воспоминаниям, у его отца, Василия Артёмовича, было много ружей, и, пока он был на работе, Сергей ходил на охоту. Главное — вовремя вернуться и ружьё незаметно положить на место.

— У нас мимо посёлка проходила рабочая узкоколейка, отец работал кондуктором, лес в основном перевозили. Бывало, он приезжал домой раньше, чем я возвращался с «промысла». Ой, доставалось мне тогда!

Но даже шнуром от кипятильника он не смог выколотить из меня эту дурь — тягу к лесу.

Однажды — дело было к осени, стащил я ружьё, проходил весь день, но по возвращении добыл утку. Стрелять-то ещё боялся, таскал с собой шапку. Тем не менее попал, прицепил добычу на ремень — ягдташ. Думаю, с уткой бить не будут. Выставил её напоказ, захожу домой — двустволка выше меня, приклад царапает по полу. Мать увидела меня, решила смягчить наказание, предвидя развязку: «Ой, отец, смотри — добытчик пришёл! Какой молодец, утку принёс!» Батя выдержал паузу, покряхтел громко: «Ну иди, охотничек, сюда!» Всё понятно… Мужики раньше суровые были. 
И матери-заступнице досталось. На следующий день всё утихло — тогда обиды быстро забывались. Мать сварила мою утку, сидим ужинаем. Отец ест мясо с аппетитом, покряхтывает от удовольствия, обсасывает косточки. А я сижу — у меня такая обида на душе зреет! Ну и выдал: «Сидишь, мою утку жрёшь, а вчера бил меня!» Тут отец второй раз шнуром отходил…

Мне шёл двенадцатый год, когда отца не стало, а лет с 14 ружьё стало моим законным. Охота настолько затянула, что без леса не могу совсем. Два года назад выбрали капитаном.

— Приходилось блуждать в лесу?

— Бывало, собьёшься с пути, особенно в непогоду. Но так, чтобы просто блуждать, такого не было.

— А страх когда-нибудь испытывали, например, от чего-то необъяснимого?

— Не расскажу. Скажут, что сумасшедший.

— Значит, испытывали…

— Поехал однажды за хариусом, осенью он хорошо клюёт на мушку донную. Спускаюсь по ямкам, наловил килограммов 10, не меньше. Думаю, пора заканчивать, ещё выходить надо. Размышляю — то ли вверх, напрямую к машине по лесу, то ли вниз, к дороге, и по-чистому вернуться, крюк заложив. Стою, размышляю. В это время я почувствовал на себё взгляд, который полностью парализует. Я не слышал ни шагов, ни хруста веток. Просто взгляд со спины. Ощущение — мама, не горюй. До этого встречался близко с медведем, испытывал мандраж, но что такое настоящий ужас — это в первый раз. Не вру. Услышал скрип гальки, тише, тише, кто-то удаляется, а я повернуться не могу. Парализовало практически. Невероятным усилием расстегнул ножны, взялся за нож — ружья с собой не было. Не знаю, кто это был, но второй раз подобное не хотел испытать. Понимаешь, даже не смотрел, что там за следы: как вчистил вниз по течению…

С женой поругался — будет фарт

В день нашего разговора Сергей Васильевич чинил во дворе снегоход, судя по конструкции — самодел.

— Взял движок от мототягача, их в народе ещё мотособаками называют. Китайский двигатель брал с опаской — думаю, замучаюсь с ним. Но работает хорошо. Девяти «лошадок» для снегохода хватает вполне: в сани сажаю человека — тянет хорошо. Вся эта конструкция обошлась недорого: тягач купил за тысячу, пару тысяч отдал за лыжи, остальное всё — «жигулёвская» подвеска и прочее — на свалке. Ну и руки приложил, конечно. Деревенская ребятня при случае канючит: прокати да прокати.

— У охотника со стажем есть приметы или это всё из разряда баек? Некоторые предпочитают не поднимать тему суеверий, мол, работать не будут.

— Полно у меня примет. 
С женой поругался — будет фарт. Если нож забыл нечаянно, не специально оставил, а именно забыл — добуду обязательно. Вот не могу заставить себя цеплять нож на пояс, кладу обычно в рюкзак, поэтому иногда забываю, хотя, конечно, нож всегда должен быть под рукой. Но ничего с собой поделать не могу. Было дело, и бутылкой обдирал зверя.

Яйца куриные в лес никогда не берём. Стараешься по темноте из дома уйти. Приметы повелись с детства, ещё с Урункуя. У нас в деревне дед жил Луковников, он говорил, мол, если перекрещу на дорогу охотника да ещё скажу: «Пошёл охотник на охоту не убивать, а благословлять» — впустую человек сходит. И точно. Его за это обходили стороной. Я и сам как ни встречу деда — хоть разворачивайся, фарта не будет. 
А ему, видимо, не спалось, поэтому повстречать можно было и среди ночи. А ещё нельзя отдавать последнее, даже хорошему человеку: решил угостить — хоть маленький кусочек, но оставь себе. Моя жена как-то родственникам всё отдала. Я спросил — мол, оставила хоть чуть-чуть себе? Она ещё на смех меня подняла: «Не жадничай, оставь свои приметы!» И что ты думаешь — я потом долго, чуть ли не год, бегал впустую. Кое-как «распечатал» круг. Ну и торговать мясом нельзя — природа накажет. Хочешь угостить — угости от души.

Клыки — главное оружие волка
Клыки — главное оружие волка
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments