Выиграть у Китая

Детская цирковая студия «Сюрприз» из Иркутска завоевала бриллиантовый Гран-при в Пекине
Иркутяне в одном из развлекательных парков
Иркутяне в одном из развлекательных парков

Руководитель студии «Сюрприз»  Юлия Блужина
Руководитель студии «Сюрприз» Юлия Блужина

Цирк в Китае просто фантастика! Мож­но смело сказать: это уже послезавтра, XXII век. Эквилибр, воздушная гимнастика, иллюзионы и фокусы — китайцы всё настолько виртуозно исполняют, что, кажется, повторить это нельзя, а превзойти невозможно. Тем ценнее награда юных иркутян: 12 подростков в возрасте от 10 до 15 лет смогли завоевать бриллиантовый Гран-при в Пекине. Руководи­тель студии «Сюрприз» Юлия Блужина признаётся: «За 33 года существования студии такое в первый раз!»

На X международный фестиваль «Парящий феникс» в Пекин кроме жителей Поднебесной приехали ребята из Якутии, Тулы, Иркутска, Владивостока, Тюмени, Новосибирска, Красноярска и других городов. И только иркутяне выиграли бриллиантовый Гран-при! Сразу скажем: этот приз дался очень и очень нелегко. Десятилетняя Маша Ган, вернувшись домой, сняла ботиночки, куртку, села на диван и… уснула. Мама хотела покормить ребёнка, но не решилась будить: усталость была такой сильной, что девочка просто провалилась в сон.

— Конкурс был международным, с нами соперничали 143 команды из России и Китая, — рассказывает руководитель студии «Сюрприз» Юлия Блужина. — Много номинаций: прикладное творчество, хореография, вокал, живое слово (конкурс чтецов). Цирковое искусство было в номинации «Оригинальный жанр». Трудность состояла в том, что надо было соревноваться каждый день на разных площадках. Спасибо за помощь и поддержку родителям моих детей — Лидии Светличной и Елене Полубояриновой, без них я бы не справилась.

— Наши маленькие циркачи привезли в Китай много номеров, но за каждый лишний килограмм веса надо было бы платить компании-перевозчику. Как вышли из положения?

— Мы решили взять с собой минимум личных вещей, — говорит Юлия Васильевна, — буквально пару трусов, шорты, джинсы и две майки. Всё. Остальное место в багаже занял реквизит. У нас был номер «Девочка на шаре», в котором гимнастка движется на глобусе. И весит он 18 килограммов! Кроме него мы взяли с собой и ходули, и четыре моноцикла, тарелочки, хула-хупы, и даже… 12 гранёных стаканов, на которых стояла наша эквилибристка, десятилетняя Маша Ган. Другие команды решили взять побольше нарядов, а мы ещё и реквизит. Поэтому наши номера были красочными и очень разными! Что и подкупило жюри, я думаю. По крайней мере, когда мы выступали в первый день, китайские члены жюри, как по команде, вскочили со своих мест и стали нас снимать на телефоны. Для меня лично это был шок.

Такое трудное цирковое искусство

Во всём мире цирк развивается самыми бурными темпами, и школа советского цирка в мире котируется очень высоко. То, что наработано столетиями, сейчас очень дорого стоит, поэтому в разных странах устраивают фестивали и конкурсы, чтобы бесплатно взять что-то новое для себя.

— Мы выступали на Международном конкурсе циркового искусства в Праге, — вспоминает Юлия Васильевна. — Когда меня спросили, с кем мы соревновались, какие интересные номера видели, мне и ответить-то было нечего: мы ни одного выступления не видели… Входили в тёмный зал, где сидело жюри и стояли видеокамеры, показывали свои номера в полной тишине и уходили в другие кулисы. В Китае мы хотя бы видели выступления соперников.

Китай: если человек ушёл в цирк — значит, умер

 Удивило то, что выступления воздушных гимнастов в Пекине не удалось показать: не оказалось специальных приспособлений, чтобы подвесить кольца и другие инструменты. Но китайцы попросили отправить им видео. По этим съёмкам и оценивали иркутян.

— Потом со мной разговаривал руководитель пекинского детского цирка, — рассказывает Юлия Васильевна. — Он спросил сначала: «А можно мы ваше видео оставим у себя и будем его использовать как методическое пособие?» Я ответила: «Да». Он рассказал, что они берут в цирк только выходцев из южных провинций Китая, потому что все они маленького роста и очень подвижные. Потом он живо интересовался, как мы тренируемся. Разговаривали мы через переводчика. Китаец очень сильно удивился, что у нас воздушные гимнастки — дети.  А меня удивило то, что он сказал: «У нас, если человек уходит в цирк, значит, для семьи он умер. Для китайца служить в цирке — значит, отдать ему свою жизнь. Мы придумываем какой-то красивый и сложный номер, и сразу несколько человек его репетируют. Если разбился, к примеру, берём второго, третьего, четвёртого. Если кто-то сорвался, покалечился, никто на это не обращает внимания: разбился — это его вина. Пусть разобьются десять человек, но одиннадцатый сделает так, как мы задумали!» Это меня по-настоящему шокировало, но я ответила, что у нас так нельзя. Для нас каждая человеческая жизнь дороже, чем какой-то номер, пусть даже самый сложный и самый красивый. Китаец в ответ только пожал плечами.

Конечно, можно идти таким путём: из множества циркачей путём естественного отбора выбирать того, кто сделает, кто сможет. И у нас в итоге так происходит, но всё-таки тренер отвечает за жизнь и здоровье его подопечных. Можно, как европейцы, воровать чужие номера, чтобы создать свой, ни с чем не сравнимый, цирк. Но в России всегда было то, чего не хватало другим странам, — душа. Наши номера отличались не сложностью виртуозных комбинаций, а человечностью. В этом была ценность цирка Юрия Никулина, в этом состояла красота номеров «солнечного клоуна» — Олега Попова. А вот душу ни за какие деньги не купишь.

Город детства

— Китайцы быстро поняли, какие номера захватывают зал, вызывают живой отклик у зрителей. И нас заставляли каждый день показывать два больших и красочных номера — «Город детства» и «Дети любят рисовать», — рассказывает Юлия Блужина.

Главный секрет цирка — живая, очень эмоциональная и душевная история, которая найдёт отклик у зрителей. Каждый цирковой номер — маленькая сказка, рассказанная с помощью пантомимы. Насколько интересной и захватывающей будет история, настолько ярким и выигрышным будет цирковой номер. Никто не будет смотреть на то, как ты ходишь на ходулях, делаешь в воздухе шпагат или качаешься на качелях. А вот если ты сможешь зацепить зрителя за живое своим рассказом, тебе будут аплодировать стоя, как аплодировали иркутянам.

— В номере «Дети любят рисовать» средствами цирка рассказывалась такая история: как будто выходит маленькая девочка, которая хочет научиться рисовать, к ней на помощь спешит настоящий художник. Он ей даёт карандаши и краски. Художник держал на голове двухметровый шест, на котором вверху стоял стакан с кистями и карандашами. А вокруг на ходулях ходили краски — жёлтая, синяя, красная… И начиналась разноцветная феерия. А в конце на рисунке появился герб Иркутска.

Художником была наша Даша Горбунова — «рашен краса, длинная коса». У Даши две косы ниже пояса и рост — метр восемьдесят, китайцы смотрели на неё широко открытыми глазами. А мы смеялись: «Даша, тебе и делать особо ничего не надо — просто выйди и перекинь косу с одного плеча на другое». А потом Даша встала ещё и на шест — вообще взлетела под небеса. Хозяева только успевали фотографировать.

 Краски на ходулях — это Саша Полубояров, Полина Грурулёва, Даша Васильева и Лиза Вандышева, близнецы Светличные — Екатерина и Светлана. Кстати, Даша Васильева — лауреат I степени, воздушная гимнастка на ремнях, а Лиза тоже воздушная гимнастка, лауреат I степени, воздушная гимнастка на кольцах. Но их сольный номер показать не смогли по техническим, не зависящим от нас причинам.

— В последний день перед вылетом мы показывали номер под песню «Не кочегары мы, не плотники…» в Ассоциации китайцев, окончивших советские вузы.

В зале было много пожилых китайцев, которые во весь голос подпевали нам. Было здорово!

Номер «Дети любят рисовать», покоривший китайцев
Номер «Дети любят рисовать», покоривший китайцев
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments