Вплавь вдоль Байкала

Первый в мире человек, решившийся на опасное путешествие по озеру, рассказал о своих приключениях
Текст: Ксения Рютина , Фото: из открытых источников , СМ Номер один , № 29 от 25 июля 2019 года , #Жизнь
Плывет Александр Варенков с помощью пластмассовых детских ракеток со спиленными ручками, которые надевает на руки.
Плывет Александр Варенков с помощью пластмассовых детских ракеток со спиленными ручками, которые надевает на руки.

Испытанием для пловца стало столкновение с сильным, опасным и непредсказуемым ветром — сармой.
Испытанием для пловца стало столкновение с сильным, опасным и непредсказуемым ветром — сармой.

В начале июля мы рассказывали о беспрецедентном заплыве, который предпринял 68-летний ангарчанин Александр Варенков. Александр Владимирович решил проплыть весь Байкал вдоль западного берега. До него на подобные заплывы не решался ни один спортсмен. В прошлом ангарчанин перенес четыре инсульта. Своим заплывом он хочет показать, что инвалидность — это не приговор, что воля и характер человека, на котором медицина ставит крест, способны сотворить невероятные вещи. В понедельник Александр Варенков сделал вынужденную остановку в Сахюрте. Корреспондент «СМ Номер один» связалась с ним по телефону, чтобы узнать, какие приключения он пережил с момента начала своего пути.

Неожиданно теплая вода

Александр Владимирович стартовал от Северобайкальска 3 июля. Провожали его сотрудники местной военной базы, где готовят водолазов-взрывников для ФСБ, МВД и других силовых структур. Осмотрев экипировку ангарского пловца, главным элементом которой является гидрокостюм из материала толщиной 9 мм, бойцы дали Александру Владимировичу важный совет: «Вы только загорать не вздумайте, иначе в этом костюме будет совсем плохо». Забегая вперед, надо сказать, что доплыв до Ольхона, ангарчанин упустил из внимания совет водолазов и дорого за это поплатился.

Конечно, такой грандиозный заплыв по суровому Байкалу не мог обойтись без трудностей. Но пришли они с совершенно неожиданной стороны. Прежде чем отправиться в путь, Александр Владимирович, желая избежать переохлаждения, тщательно утеплялся, когда же поплыл по Байкалу, понял, что ему нестерпимо жарко.

Александр Варенков рассчитывал, что температура воды составит 6 градусов, но его расчеты не подтвердились. Байкал прогрелся до 10—15 градусов, в маломорских бухтах купались дети.

Байкал хотя и испытывал спортсмена на прочность, но в целом отнесся к нему с великодушием. Попутный ветер, на который рассчитывал Александр Владимирович, дул в спину, помогая плыть.

— Каждое утро я просыпаюсь на рассвете, в пять утра — и в путь, — рассказывает Александр Варенков. — Благодаря попутному ветру плыву примерно два километра в час, не напрягаясь. Проплываю до 30 километров в день. Швейцарец меня уже не догонит.

Напомним, 11 июля в поселке Култук швейцарский экстремал Эрнст Бромайс начал свой заплыв вдоль восточного берега Байкала. Он планирует преодолеть 800 км. Эрнст планирует завершить путешествие к середине сентября в поселке Усть-Баргузине. Для этого спортсмен будет проплывать по 5—10 км в день, затем выходить на берег, где его будут ждать команда и сопровождающий автомобиль.

Испытание сармой

Испытанием для Александра Варенкова стало столкновение с сильным, опасным и непредсказуемым ветром — сармой.

— Меня заранее предупреждали: «Услышишь в горах гул — греби к берегу, гул означает ветер». И вот слышу я — в горах что-то затевается; не успел подплыть к берегу, налетел шквал. Это была сарма. Меня начало стремительно уносить от берега. Сопротивление было бесполезно. Лопатами гребу — руку выворачивает назад. (Лопатами Александр Владимирович называет пластмассовые детские ракетки со спиленными ручками, которые надевает на руки, чтобы быстрее плыть. — Прим. авт.)

— Я совершенно потерял ориентацию в пространстве, все вокруг серое, дымка. Справа видел берег, слева — берег, назад повернулся — тоже берег. Куда плыть? Решил отдать себя на волю стихии. Утонуть бы я не утонул, у меня костюм с положительной плавучестью. Решил — отнесет меня к восточному берегу — ну что ж поделать.

Примерно через три часа ураган внезапно стих. Сарма отбросила пловца на 12 км от западного берега, пришлось возвращаться назад.

В районе Байкало-Ленского заповедника Александра Варенкова остановили егеря и сообщили, что дальше ему дорога закрыта, поскольку в лесах, прилегающих к озеру в этом месте, в несколько раз увеличилась популяция медведей. Из-за активности мишек пришлось на время закрыть туристическую тропу, пролегающую в тамошних местах.

— Егеря привели меня в зимовье, — рассказывает Александр Владимирович, — а там шуба лежит вся разодранная — мишкина работа. Я заметил, что в зимовье очень большие окна. Спрашиваю егерей — что же окна такие огромные, в зимовье три медведя смогут одновременно зайти. А они мне отвечают, что при строительстве и не думали о такой опасности, потому что медведей там не было отродясь.

«Мы не можем, не имеем права разрешить вам плыть мимо берега или идти пешком вдоль озера, в обоих случаях ваша жизнь будет в большой опасности, мы несем за это ответственность», — сказали егеря Александру Владимировичу.

— 70 километров я прошел с ними на катере, — рассказывает ангарчанин. — Пока шли по воде, я насчитал на берегу семь медведей.

Костюм превратился в наждачную бумагу

Когда Александр Владимирович подплывал к острову Ольхон, с ним связались сын и дочь сослуживца.

— Сослуживца уже нет живых, а его дети знали меня только по фотографиям, ну и читали обо мне в интернете. Они мне позвонили и сказали, что если я не зайду к ним в гости, то мне объявят кровную месть, — смеется Александр Владимирович. — Конечно, я не мог к ним не зайти.

Родные сослуживца снарядили за пловцом яхточку, накрыли стол.

— Я веду трезвый образ жизни, спиртное не употребляю, и когда народ пел и танцевал, я прошелся раздетый по улице и моментально сгорел. Об этом меня и предупреждали водолазы — мне стоило подождать, но я поторопился продолжить путь, и совершенно зря. Когда надевал гидрокостюм, он показался мне наждачной бумагой. Я плыл, но чувствовал себя ужасно. Связался с сыном сослуживца, и он отправил за мной лодку. Когда я вышел на берег Сахюрты, то увидел на коже большие пузыри. Друзья-дайверы должны мне отправить из Иркутска специальную мазь, я смажу ожоги и двинусь дальше.

По пути Александр Владимирович встречал немало иностранных туристов — канадцев, французов, поляков. Последние попросили пловца расписаться на их спинах несмываемым маркером, чтобы привезти эту подпись на собственном теле к себе на родину.

— Однажды плыву мимо одного довольно уединенного, оторванного от цивилизации места и вижу на берегу людей в белых одеждах, — рассказывает Александр Владимирович. — Это были кришнаиты, они мне говорят: «Извините, но мяса мы не едим». Угостили меня своими блюдами, я ел и удивлялся, как эта вкусная еда похожа на мясо.

«Обычно люди их не замечают»

Во время своих заплывов Александр Владимирович любит подшучивать над экипажами судов. Двигаясь через пролив Ольхонские Ворота, он насмешил пассажиров парома, прокричав: «Эй, капитан, возьми правее, а то проломлю борт, попадешь на бабки!»

Во время своего пути ангарчанин не раз наблюдал торчащих над водой головами нерп. А во время заплыва мимо острова Огой нашему герою удалось познакомиться с байкальскими тюленями поближе.

— Я вышел возле их лежбища. Взрослые нерпы инертные, равнодушные, они меня не боялись, но и особого интереса не проявляли. Совсем другое дело молодняк — это были подростки, бельки, которые отцвели и недавно покрылись серым мехом. У меня были с собой банки с консервированной горбушей. Сначала я положил рыбу в 10 метрах от себя, они съели. Потом держал сайру в руке, они ластами шлеп-шлеп — и подошли ко мне, рыбу брали с рук очень осторожно.

По словам Александра Варенкова, труднее всего в многодневном и достаточно небыстром ввиду отсутствия течения заплыве, привыкнуть к однообразию. Все, что сопровождает пловца на протяжении долгих часов, — это чайки и бесприютные скалы. Но при таком медленном и монотонном передвижении Александр Владимирович заметил то, что другие люди, передвигаясь на быстрых судах, разглядеть не успевают.

— Я заметил, что когда дует ветер, каждая скала по-своему разговаривает. А еще я начал замечать на скалах человеческие лица. Я потом поделился с местными жителями своими наблюдениями, мне сказали: «Это наши духи, сколько ликов ты насчитал?» Я ответил: девять. На что местные жители сказали: «Тебе повезло, обычно люди их не замечают».

В своем путешествии Александр Владимирович заметил, насколько духовно чисты люди, проживающие вдали от цивилизации.

— В этих маленьких погибающих прибайкальских деревнях живут самородки России, я давно не встречал таких людей — взрослых младенцев. Это очень добрые люди; случись какая-то неприятность, они реагируют на нее без злобы, без обиды.

Старики рассказывали Александру Владимировичу, как в военные годы, будучи подростками, трудились в рыболовецкой артели. Как на веслах ходили до Листвянки и обратно, тяжелый путь обычно занимал пять дней.

— Показывали мне старинные баркасы и бочки для засолки рыбы по 400—500 литров каждая. На дно такой бочки укладывался лед, потом слой омуля, соль, еще один слой омуля, снова лед и т. д. Еще туда добавлялась смесь трав, рецепт которой утерян. Получалась рыба, которая называлась «нетерпко соленая»; вкусная, говорят, она была необычайно. Рыбалка шла зимой, когда омуль был самый жирный, а летом рыбаки били нерпу. Жир нерпы вместе с мхом использовали, чтобы конопатить лодки.

К началу этой недели Александр Варенков проплыл примерно 600 км, до Листвянки ему осталось, по разным подсчетам, от 90 до 170 км.

— Швейцарец заявился на Книгу рекордов Гиннесса, мне этого не надо, — говорит пловец. — Мне надоело просто стареть. Хочется сделать то, чего никто никогда не делал. Своим заплывом я хочу обратить внимание государства на права инвалидов, на их реабилитацию, показать, что люди, имеющие инвалидность, на многое способны.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments