Волна с другого берега

Приговор суда станет таким же «долгостроем», как и Богучанская ГЭС
Подсудимые свою вину так и не признали, утверждая, что их навар в 23 млн рублей из госбюджета вполне законный. Сейчас в областном суде идет рассмотрение их апелляционных жалоб.
Подсудимые свою вину так и не признали, утверждая, что их навар в 23 млн рублей из госбюджета вполне законный. Сейчас в областном суде идет рассмотрение их апелляционных жалоб.

Казалось бы, давно улеглись страсти по теме переселения граждан из зоны затопления Богучанской ГЭС. Однако до сих пор шлейфом тянется это громкое уголовное дело: на переселении жителей поселка Кеуль ухитрились неслабо погреть руки и представители госструктуры — Дирекции по подготовке к затоплению ложа водохранилища БоГЭС, и иркутские риелторы. Они сумели увести в свой карман более 23 млн рублей бюджетных денег. В декабре прошлого года организованная преступная группа предстала перед судом, вынесен приговор. Но он до сих пор не вступил в силу — теперь мешает волна, поднятая апелляционными жалобами осужденных. «СМ Номер один» продолжает следить за событиями.

Ровно три года шло расследование уголовного дела, два года продолжалось судебное разбирательство. В ходе расследования уголовного дела следователями СКР допрошено более 300 свидетелей, проведено более 40 судебных экспертиз, в том числе бухгалтерских, почерковедческих, технических, лингвистических, фоноскопических и др. Объем уголовного дела составил 115 томов.

Организованная группа действовала в период с июня по декабрь 2013 года. У злоумышленников было два лидера — замдиректора по правовым вопросам Дирекции по подготовке ложа водохранилища Богучанской ГЭС Кристина Т. и генеральный директор одного из иркутских агентств недвижимости Виктория В. Остальные три участника группы являлись исполнителями.

Подсудимые действовали по единой схеме: в заключаемых договорах купли-продажи квартир для кеульчан они завышали стоимость приобретаемого жилья. Затем, когда государственные деньги приходили продавцу квартиры, подсудимые убеждали продавца вернуть разницу между ценой, указанной в договоре, и реальной стоимостью квартиры под предлогом якобы положенной переселенцу компенсационной выплаты.

Простая схема приличного навара

— Для того чтобы приобрести квартиры для переселенцев в Усть-Илимске, дирекция установила максимальную цену одного квадратного метра — 30 тыс. рублей, — пояснил суду гособвинитель по делу, старший помощник прокурора Усть-Илимской межрайонной прокуратуры Вургун Керимов. — Подсудимые об этом знали и подыскивали квартиры подешевле. Грубо говоря, люди намеревались продать квартиру за 1,1 млн рублей, но после переговоров с риелторами в договорах соглашались указать сумму в 1,5 млн рублей. Затем появившуюся разницу в 400 тыс. рублей продавец передавал подсудимым.

Как выяснили следователи, в ходе общения с продавцами квартир им разъяснялось, что часть средств, полученная от продажи имущества, подлежит возврату в качестве компенсации переселяемому гражданину на его переезд, на ремонт квартиры и пр. Находясь в заблуждении, продавцы квартир переводили средства на счета родственников или знакомых подсудимых. А в ряде случаев эти мошенники брали деньги наличными и оставляли расписки, тем самым придавая видимость законности в своей афере.

В ходе следствия было доказано 70 подобных фактов. Таким образом, злоумышленники, вводя продавцов в заблуждение, завладели денежными средствами федерального и областного бюджетов на сумму более 23 млн рублей.

Вины не признали, но она доказана

Наш еженедельник пообщался со стороной обвинения.

Как сотрудникам правоохранительных органов удалось выйти на мошенников?

— У трех семей возникли сомнения относительно законности действий риелторов, и они обратились в правоохранительные органы, — говорит Вургун Керимов. — После этого их деятельность попала в поле зрения ФСБ и других силовых структур. Когда стали проводить проверку, выяснилось, что действительно министерству строительства и жилищного хозяйства Иркутской области был причинен ущерб в особо крупном размере.

Известно, на что тратили мошенники свою «выручку»?

— Проследить конкретно за движением этих денежных средств не представилось возможным.

Как вели себя на суде подсудимые? Свою вину признали?

— Вину свою не признавали, стояли на том, что их действия законны. На суде вели себя уверенно, активно защищали себя. Версия организатора была такой: на нее обязанности, связанные с переселением кеульчан в Усть-Илимск, не возлагались. При этом женщина утверждала, что дирекция провела колоссальную работу и она, наоборот, сделала доброе дело, сумев в короткий промежуток времени провести все мероприятия с переселением. Другие бы этого не сделали. Поэтому в добровольном порядке в ходе судебного следствия ущерб подсудимыми не возмещался.

До полмиллиона — прибыль от одной сделки

— Позиция риелторов сводилась к тому, что их действия не были преступными, — дополнил комментарий второй гособвинитель по делу, старший помощник прокурора Усть-Илимской межрайонной прокуратуры Алексей Байков. — Подсудимые объясняли, что таким образом они получали доход от своей предпринимательской деятельности. Но как таковые риелторские услуги они не оказывали, продавцы в основном сами собирали все документы. Людям выдавалась лишь памятка, какие документы они должны собрать для сделки купли-продажи. И доход, который получали эти иркутские «риелторы», выходил за все рамки. За одну сделку они могли получить 500 тыс. рублей.

В чем была основная трудность вашей работы?

— Основная проблема — это большой объем уголовного дела. Мы с ним знакомились долго и качественно. Это многочисленные экспертизы, очень много свидетелей, которые проживают уже за пределами Усть-Илимска, в разных уголках России. Допрашивали их посредством видеоконференцсвязи. Кроме того, со времени самих событий, с 2013 года, прошло уже семь лет — многие свидетели стали что-то забывать.

Как рассказывают представители прокуратуры, ни один из переселенцев, кому была куплена квартира, не подтвердил, что получал от риелторов какие-то денежные средства. Есть сведения также от усть-илимских агентств недвижимости о том, что они хотели сами предложить свои услуги переселенцам, но их «подвинули в сторону иркутяне».

— Организатору преступления мы ориентировали суд назначить наказание в виде лишения свободы на семь лет со штрафом. Второй подсудимой — шесть лет. Остальным фигурантам уголовного дела — по четыре и пять лет реального срока. Но суд вынес наказание примерно на год-полтора меньше, чем мы предлагали. В целом же санкция ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере в составе организованной группы) предусматривает до десяти лет лишения свободы, — сообщил Вургун Керимов.

Восемь лет отсрочки наказания

В итоге приговором Усть-Илимского городского суда Кристине Т. назначено наказание в виде пяти лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, Виктории В. — четыре с половиной года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Остальным участникам организованной группы назначены наказания от трех до четырех лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. В качестве дополнительного наказания всем фигурантам назначен штраф от 100 до 400 тысяч рублей. Виктории В. и одной из исполнительниц суд предоставил отсрочку исполнения наказания в связи с наличием малолетних детей.

Кроме того, суд удовлетворил иск министерства строительства, дорожного хозяйства Иркутской области на сумму 23,164 млн рублей. В ходе предварительного следствия на арестованное имущество подсудимых обращено взыскание. Кстати сказать, у двух подсудимых наложен арест на более чем 120 земельных участков.

— Смягчающими обстоятельствами у двух женщин суд признал наличие малолетних детей. В связи с этим им дали отсрочку исполнения приговора до достижения детьми 14 лет. В данном случае отсрочка продлится у подсудимых восемь-девять лет. Может ли суд за это время вообще освободить от наказания? — поинтересовались мы у гособвинителей.

— Уголовный кодекс предусматривает такие случаи, — ответил Вургун Керимов. — Если ребенку исполняется 14 лет и поведение осужденной было безупречным, суд может отменить данную отсрочку и фактически освободить от наказания. Но если осужденная совершит другое преступление даже небольшой тяжести либо будет уклоняться от своих родительски обязанностей, это повлечет отмену отсрочки и осужденную направят в места лишения свободы. За поведением осужденных будут следить судебные приставы.

Стоит добавить, что приговор пока не вступил в законную силу, в настоящее время в областном суде идет рассмотрение апелляционных жалоб подсудимых.

Дело «О 23 миллионах на переселении»

2013 год — период действия преступной группы.
70 доказанных эпизодов.
23,164 млн рублей — ущерб госбюджету.
Три года шло следствие.
Два года продолжалось судебное разбирательство.
Допрошено более 300 свидетелей, проведено более 40 судебных экспертиз.
115 томов — объем уголовного дела.
Приговор фигурантам — от трех до пяти лет общего режима.

Богучанскую ГЭС, четвертую гидроэлектростанцию Ангарского каскада, не случайно называют самым грандиозным советским долгостроем: строительство началось еще в 1974 году, а запустили ее на полную мощность только в июле 2015-го. Под затопление попала значительная территория с 29 населенными пунктами. В Иркутской области это поселки Кеуль и Невон.
Богучанскую ГЭС, четвертую гидроэлектростанцию Ангарского каскада, не случайно называют самым грандиозным советским долгостроем: строительство началось еще в 1974 году, а запустили ее на полную мощность только в июле 2015-го. Под затопление попала значительная территория с 29 населенными пунктами. В Иркутской области это поселки Кеуль и Невон.
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments