Волчьи ямы и собачья работа

В лесу не бывает золотой середины: ты либо охотник, либо добыча
73-летний охотник Владимир Сурков и сейчас может из своего ружья белке в глаз попасть.
73-летний охотник Владимир Сурков и сейчас может из своего ружья белке в глаз попасть.

Идет время, уходят в прошлое существовавшие с незапамятных времен способы охоты — например, так называемые волчьи ямы. Однако по-прежнему неизменным в тайге для настоящего промысловика остается одно — верные собаки. Рассказывает Владимир Сурков, охотничий стаж которого без малого 45 лет.

Страшнее ружья, коварнее капкана

— Родился я в дремучей баунтовской тайге, в поселке Окунево. Мой дед Николай Прокопьевич Коротаев известным на всю округу волчатником был, любили и уважали его орочоны (эвенки. — Авт.). Брал он меня с собой волчьи ямы водой заливать — в то время волка особенно много было, — вспоминает Владимир Семенович.

На Севере серых хищников добывали в основном с помощью ям-ловушек, которые выкапывали летом. Западня работала всю зиму — только ходи и проверяй, к тому же позволяла эвенкам здорово экономить патроны: порох и картечь в таежной глуши всегда были в особой цене, за них платили исключительно собольими шкурками.

Ям требовалось не одна и не две, а минимум восемь-десять, каждая до двух — двух с половиной метров глубиной. Поэтому стоит представить, какой это адский труд для охотника — за короткое лето вырыть много ловушек.

— С наступлением морозов яму по периметру постепенно заливали водой таким образом, чтобы по краю образовался хрупкий козырек, в который вмораживали кусок… собачьего мяса, — рассказывает Сурков. — Приваду мужики заготавливали с осени, отстреливая по деревне бестолковых в таежном смысле псов.

Почуяв лакомый кусок, волк уже не отступится — будет тянуться из последних сил, чтобы его достать. Это и подводит: по льду зверь сваливается в ловушку, выбраться из которой шансов нет. Он, конечно, пытается выбраться, кидаясь на стены, залитые водой… Выбившись из сил, зверь затихает. Далее охотники специально лестницу мастерили, чтобы тушу поднять наверх.

— Сегодня охота на волка с помощью ям-ловушек практически полностью забыта, да и нет таких специалистов, — сетует Владимир Семенович.

Глаза, нос и уши охотника

Ни один охотник, будь у него за плечами хоть тридцать лет стажа, а на плечах проверенное ружье или даже два, не мыслит сезон добычи без верных собак — они глаза, нос и уши промысловика в тайге. Нередко Пираты и Байкалы (самые распространенные клички охотничьих собак) дарят хозяину драгоценные спасительные минуты, бросаясь на медведя, принимая удар на себя. Чаще всего подобная схватка становится последней для лайки. Но даже если подобной встрече собаки с косолапым быть не суждено, век четвероногого охотника недолог — максимум десять лет.

— Рабочий век собаки — девять-десять лет, потом она вырабатывается: слух пропадает, плохо бегает, — продолжает Владимир Сурков. — У меня кобелек жил, ему 11 лет уже было. До этого он ни разу не облаивался (не ошибался. — Авт.). И вот однажды идем по лесу, он около сухой лиственницы встал и давай лаять. Я смотрю — никого нет, но подумал, что соболь затаился внутри. Пришлось дерево рубить. Но в дупле никого не оказалось. Тогда я понял — кобель состарился, пора искать замену. При выборе щенка не всегда понятно, какой из него охотник получится. Бывает, прямо выставочный экземпляр, а способности никудышные. Иногда смотришь — собачонка невзрачная, а в лесу ей цены нет, никогда зазря не залает. Собака как человек — учится и мудреет с годами.

Таежная жизнь сурова и рациональна, она не терпит лирики и сантиментов, здесь нет места трусам и тунеядцам. В лесу не бывает золотой середины: ты либо охотник, либо добыча, и это касается всех без исключения. Здесь на шкалу естественного отбора накладываются суровые условия выживания.

Пес, который от страха жался к ногам хозяина, немедленно получал смертельный заряд. Все просто: трусость четвероногого помощника запросто может стоить жизни самому охотнику. Сценки отстрела собак промысловики не считают жестокими. Мужики пересказывают их буднично, а на неудобные вопросы отвечают вопросом: «А как же иначе?»

В Тофаларии лет десять назад медведь забрался в зимовье, все перевернул, а потом затаился на дощатом крыльце, поджидая человека. Как назло, собаки промысловика отстали — возможно, отвлеклись на белку или рябчика. Та встреча с хозяином тайги оказалась для охотника роковой.

Зато честно отработавшую свой короткий век собаку хозяин будет кормить до последнего вздоха, даже если она не в состоянии загнать соболя или подставить под выстрел копытного зверя. Были случаи, когда лайку, угодившую под клыки кабана-секача, охотник десятки километров нес на руках к ветеринару, чтобы спасти ей жизнь…

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments