Водопад смертей отпускать не хотел

Как прошла одна из первых и самых сложных операций байкальских спасателей
Текст: Алена Марьясова , Фото: Евгения Дорогайкина, Владимира Долинина , СМ Номер один , № 38 от 26 сентября 2019 года , #Общество
Северобайкальские спасатели Олег Чесноков и Виктор Карпов (слева направо). Крайний справа — один из студентов-туристов.
Северобайкальские спасатели Олег Чесноков и Виктор Карпов (слева направо). Крайний справа — один из студентов-туристов.

Водопад, на котором произошла трагедия.
Водопад, на котором произошла трагедия.

То, что это была одна из самых сложных операций только формировавшейся спасательной службы, стало понятно через годы. Но на тот момент, более 20 лет назад, никто из участников событий не придавал особого значения проведенной работе. Да и теперь они все равно скромно говорят, что отработали тогда «неплохо»… А в то лето им нужно было найти и достать из глубокого ущелья на Верхнеангарском хребте в Северобайкальском районе Бурятии двух погибших туристов.

Падение в пропасть

Летом 1996 года группа московских студентов в количестве семи человек совершала пешее путешествие по Верхнеангарскому хребту. Маршрут пролегал вверх по реке Анамакит. Но руководитель группы принял решение срезать путь через лес. Они вышли к сухому ручью, ошибочно предположив, что это снова Анамакит, и пошли по нему.

Позже выяснилось, что студенты ошиблись — это был приток Анамакита, он и увел их на самый хребет. Уже сверху ребята увидели и нужную им реку, и поселок Уоян, поняли, что ошиблись, но решили возвращаться по другому ключу. Группа перевалила через хребет и спустилась в распадок. Они не знали, что попали на правый приток реки Анамакит, который имеет целый каскад водопадов.

Первые два водопада группа обошла стлаником, трудности начались на третьем. Справа — отвесная стена примерно 150 метров высотой, слева — очень крутой склон. Руководитель группы решил посмотреть варианты прохода по снежникам, которыми было забито глубокое ущелье ручья, вышел на склон и… Поскользнувшись, он упал с огромной высоты в чашу водопада.

— Нам надо было достать двух человек, погибших в водопаде, — вспоминает Виктор Карпов, руководитель спасработ. — Один лежал в чаше, второй висел на стене. Первый пошел на разведку, а там сперва наклонная часть градусов под 60, потом вертикальный отвес. И он прямо в чашу водопада улетел. Группа остановилась: где Петька? Петька — вон. Видно немного край чаши, там что-то плавает. Общее расстояние метров 70. Они подумали, что это он там плавает. Потому что не разглядишь путем…

Между небом и водой

После этого один из наиболее сильных студентов решился идти на спасение упавшего товарища. Он обвязался репшнуром — вспомогательной веревкой, а основную веревку, по которой спускаться, привязали к стланику. И парень пошел вниз. Однако веревки хватило только на то, чтобы выйти на край обрыва. Когда 40 метров основной веревки кончились, он надвязал репшнур и по репшнуру пошел дальше на схватывающем узле.

— А схватывающий тоже связан из репшнура. Естественно, он проскользнул, — продолжает свой рассказ спасатель. — Может быть, парень и доскользил бы до чаши, но бухта репшнура у него не расправилась. Метров восемь он пролетел и повис на куске нерасправленной веревки. Его подкинуло, затянуло, и он висит на этом репшнуре. Вниз ему метров десять лететь. И наверх — отрицательный склон.

Ребята сверху давай дергать его, а вытащить не могут. Их оставалось пятеро, две девчонки и трое парней. Они понимали прекрасно, что сейчас оторвут его и все. Но ничего не получалось: повисший на шнуре не шел ни вверх, ни вниз. Репшнур перегнуло через край ущелья и заклинило. Если бы там, на краю, было, допустим, бревно какое-то, ребята впятером-то смогли бы поднять парня. Но его заклинило. И когда я уже подходил к нему, я видел, что тело его висело на остатках репшнура, они его пока дергали — перетерли. Может быть, если бы перетерли до конца, он шлепнулся бы в воду. Глядишь, живой бы остался… Но они прекратили дергать — дело к ночи уже было. Они долго совещались, думали, что делать. Но подступиться к обрыву и посмотреть практически невозможно без определенных навыков и соответствующей веревки.

Прошло двое суток, прежде чем участники группы смогли выйти к поселку Уоян и позвонить спасателям.

Неужели живой?.. Нет, погиб

На разведку в район происшествия на вертолете выдвинулась группа в составе двух штатных спасателей Северобайкальского ПСС Виктора Карпова и Олега Чеснокова и одного внештатного сотрудника из поселка Уоян — Владимира Долинина. Им предстояло отыскать место трагедии. С ними пошел один из участников московской группы.

Студенты долго не могли объяснить, где все случилось. Одни указывали на один распадок, другие — на другой. Хребет исполосован ключами, и куда лететь, было совершенно непонятно. Но в результате долгих и подробных расспросов (как шли, что видели во время движения и так далее) Карпов приблизительно понял, из какого распадка вышла группа.

— Вертолет подсел на ключе, мы вышли, с нами — этот Дима-турист. Я его спрашиваю: «Ну что, Дима, ты что-нибудь узнаешь?» Он ходил-ходил, я говорю: «Следы на песке от ботинок не ваши?» Он увидел следы: «О, точно, да! Мы тут шли! Во, вон туда мы пошли!» Ладно, нашли мы место происшествия. Когда я к парню, висевшему на стене, спускался, мне показалось, что он еще живой — его струи водопада задевали, и он как будто шевелился. Я тогда удивился: он же двое суток висел. Пока они вышли, пока сообщили, пока мы залетели, дошли. Но подошел ближе — нет, погиб, — рассказывает Виктор Александрович.

Спасатели, организовав страховку, спустились на снежник, по которому подошли к водопаду. На берегу ручья обнаружили застрявший в камнях рюкзак. Вода из чаши уходила не потоком, а как бы переливалась через край. Тело руководителя группы не могло унести ручьем, значит, оно осталось здесь. Чаша большая — восемь на десять метров — и глубокая. Сверху мощным потоком падает вода.

Виктор Карпов: «В этой каше его и крутит. Где-то он тут, понятно. И этот висит, вот он. Метров десять, наверное, до чаши. Думай, как его оттуда вытащить — мы туда кое-как спустились. Что делать? Я говорю: «Чесноков, единственное, что мы можем сделать сейчас, пока мы еще не замерзли, — возвращаемся наверх, режем веревку, чтобы тело упало в водопад. С веревкой мы его поймаем, а может, и второго найти удастся».

Режем веревку, тело падает в чашу, но веревка тут, мы точно знаем. Закидываем кошку с грузом, зацепили веревку, поймали. Вытащили его повыше: мало ли, вода поднимется. Временно захоронили тут же. Второго ловили-ловили, не можем поймать. Замерзли, мокрые все. Я говорю: «Чесноков, мы тут кончимся, вылезаем. Своими силами мы их все равно отсюда вытащить наверх не сможем».

На усиление группы — альпинисты

По окончании первого этапа работ было принято решение об усилении группы спасателей. Через сутки из поселка Уоян у начальника Бурятской республиканской поисково-спасательной службы Юрия Голиуса по телефону были запрошены дополнительные силы. Из Улан-Удэ вылетела группа опытных альпинистов: спасатели Виктор Крюков, Владимир Зинов, Евгений Дорогайкин, Валерий Суранов и связист Николай Родионов.

Вспоминает Владимир Зинов: «Это была одна из первых, сложных работ природного характера. Во-первых, потому что проводилась она в удаленном, географически сложном районе. Во-вторых, нужно было найти тело погибшего в чаше водопада — одновременно с альпинистскими требовались водолазные работы. В чаше была ледяная вода, поэтому задача стояла весьма проблематичная. А потом нужно было поднять погибших из ущелья. Вертолетные работы на подвеске. Опыта проведения подобных работ у нас не было, все было впервые. Из крупных, значимых работ до этой у нас был только Нефтегорск в 1995 году, но она совсем другого характера — техногенного, специфика иная».

Вертолет забросил объединенную группу спасателей в составе семи человек в нужный распадок, но сел в цирке, гораздо выше водопада. Решили сделать базовый лагерь и ходить на работу в ущелье. Привезли с собой КВ-радиостанцию Р-164.

Рассказывает Виктор Карпов: «Коля Родионов говорит: «Мужики, чтобы связь наладить, мне нужно вот этот аккумулятор затащить вон на ту вершину и там усы растянуть. Иначе связи не будет». Твою мать! Колюня: «Делай че хошь, но этот аккумулятор должен быть там». И поперли мы его. Занесли аккумулятор, там не помню, девяностый или какой-то. Растянул он усы. Связь есть, но не с Нижнеангарском, а с Бодайбо. Вышел Родионов на них и договорился о взаимодействии. В случае чего информацию они передадут в Нижнеангарск».

Сегодня спасатели имеют возможность передать информацию по спутниковому телефону практически из любой точки. Тем интереснее слушать рассказы ветеранов и восхищаться работой связистов в прошлом, в условиях горной местности. Наладив связь, спасатели спустились в ущелье и на месте стали определять порядок работ. Карпов решил предпринять еще одну попытку выловить тело без применения водолазного снаряжения. Параллельно с этим спасателями прорабатывалась система подъема погибших наверх.

Камнепад бабахнул рядом

Вспоминает Виктор Крюков: «Вертикально мы их поднимать не стали, так как возник вопрос установки верхней станции, там — кедровый стланик, крепиться не за что. Поднять сразу снизу наверх не представлялось возможным. Особенности естественного рельефа диктовали нам свои условия. Поэтому сделали два этапа. Мы провесили троллей в соседнем распадке и подняли их под стену, а дальше сделали подъем по вертикальному сбросу в сопровождении спасателя. Применить троллей для подъема было коллективным решением, потому что другого варианта не было».

Евгений Дорогайкин: «Весь каньон шел огромными каменными ступенями по пять-восемь метров каждая. По скалам вода сочится, все мокрое, скользкое. Склон осыпной. Мы забили крючья в скалу и над этой серией ступеней навесили 80 метров троллея. Сверху поставили лебедку. Снизу транспортировали тела погибших. Мы думали, что придется спускаться в чашу водопада, привезли акваланг и водолазный костюм. Но Карпов соорудил самодельную кошку из электродов и этой кошкой выловил второе тело. В водопадную чашу спускаться всем было не по себе. Это сейчас нам в чашу сходить — без проблем. А по тем временам опыта у нас не было, мы только-только стали водолазами».

Виктор Карпов: «Под стену вылезли, а дождичек идет, мы уже усталые как собаки. Сели, и слава богу, говорим, подняли по вертикали. Сели на этой площадке передохнуть, поглядеть что к чему. И вдруг на тот пятак, с которого мы работали, с соседней скалы такой камнепад бабахнул! Свят-свят-свят, мы же только там были! Другой момент был, когда троллей тянули в наклонную, а стена голая, куда зацепить? В скалы не вобьешь, там гранит, никакой крюк не залезет. Давайте сделаем три крюка в лед. Три ледовых крюка ввинчиваем, локальная петля, за петлю тянем веревку. И стоим: я, Зинов и Чесноков. Ну все, первого можно поднимать, цеплять и тащить. Тут сверху прилетает глыба с полстола. Врезается между нами. И осколками льда сечет ноги, морду. Свят-свят-свят! С днем рождения, мужики! Отошли мы подальше от этой стены, быстренько подняли, прицепили — и троллевать».

Выручили бесстрашные вертолетчики

Базовый лагерь, где спасателей высадил вертолет, был расположен наверху, в истоке ручья. Скальный участок, куда они подняли погибших, и вертолетную площадку разделяли четыре ущелья. То есть пришлось бы «нырять и выныривать» в ущелья четыре раза. На транспортировку ушло бы около двух дней. По радиостанции вызвали вертолет с расчетом, что пока информация дойдет, пока оформят вылет, пройдут эти два дня и они успеют подойти к площадке. Однако ситуация сложилась иначе — вертолет прилетел очень быстро.

Евгений Дорогайкин: «Командир экипажа посмотрел, сказал: «Я их оттуда заберу. Не надо вам их тащить. Только вы никому не рассказывайте». В условиях ущелья вертолету всегда проблематично работать, потому что очень сложно предсказать восходящие-нисходящие потоки. Экипаж говорит: «Пусть кто-нибудь спустится на место, зацепит нам тела».

Виктор Крюков: «Летчики позволили нам спуститься на своем спусковом устройстве. Это было очень круто. На нашей спусковине спуск совершался быстрее. Вертолет завис, они предложили механическую лебедку. Мы говорим: «А вот это можно?» И они говорят: «Можно!» Это был прорыв, когда вертолетчики доверили нам сделать работу на своем снаряжении. Валера Суранов приступил к спуску, я его страховал с борта. Когда он спустился, то прицепил одну веревку к носилкам с погибшими, отстегнул страховочную, я ее выбрал, Валера сел в сиденье на штатной вертолетной лебедке, бортмеханик включил подъем наверх, и когда Валера поднялся на борт, я в этот же момент выбрал страховочную веревку. Это было самое замечательное сложение всех действий! Мы делали это впервые, для нас все было довольно круто. Начиная от того, что вертолетчики нам доверились, и кончая тем, что взаимодействие у нас получилось эффективным».

Подводя итог, спасатели отмечают, что в работах 1996 года на Анамаките все собралось в одну точку: поиски погибших, альпинистские работы, готовились к водолазным работам, но обошлось без них, и вертолетная транспортировка. Благодаря мастерству спасателей, когда действовать нужно было слаженно и быстро, в условиях отсутствия надежных точек для установки страховочных станций и опасного осыпного склона, а также в сотрудничестве с бесстрашным экипажем вертолета «Бурятских авиалиний» второй этап операции занял три дня.

Так работали и набирались опыта будущие спасатели Байкальского поисково-спасательного отряда МЧС России. На момент проведения описанной операции служба спасения в России только еще оформлялась. Она выросла из контрольно-спасательных служб при ВЦСПС. Спасатели тогда думали, что так они будут работать всегда: каждый вызов — новая сложная задача, требующая быстрого решения, искать которое приходится на месте, в постоянно меняющейся обстановке.

На самом же деле будни спасателей заполнены разного рода рутиной: обслуживание техники, хозяйственная деятельность, ремонт снаряжения и так далее. А между трудоемкими, запоминающимися работами, которые врезаются в память, пролегают месяцы ежедневных выездов на открытие дверей и оказание первой помощи. Но, может, это и хорошо, что экстренные вызовы на масштабные происшествия достаточно редки…

Подъем погибшего в сопровождении спасателя Евгения Дорогайкина.
Подъем погибшего в сопровождении спасателя Евгения Дорогайкина.
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments