В центре ядерного взрыва

Испытания ядерного оружия на Новой Земле глазами иркутянина-очевидца
Анатолий Сорокин, в прошлом военный и гражданский летчик.
Анатолий Сорокин, в прошлом военный и гражданский летчик.

Удостоверение к медали Сорокина «За безупречную службу в Вооруженных силах СССР».
Удостоверение к медали Сорокина «За безупречную службу в Вооруженных силах СССР».
Анатолий Сорокин во время службы в Поти (середина 1950-х гг.).
Анатолий Сорокин во время службы в Поти (середина 1950-х гг.).

Как происходили атомные взрывы на заре освоения полигона на островах Новой Земли, как формировался ядерный щит Родины — воспоминаниями об этом с корреспондентом «СМ Номер один» поделился очевидец, бывший военный и гражданский летчик Анатолий Сорокин.

Анатолий Афанасьевич — коренной иркутянин. В прошлом году разменял десятый десяток. На архипелаге в Северном Ледовитом океане он служил в 1958—1961-х годах. Тем не менее, по признанию ветерана, несмотря на пролетевшие 60 лет, воспоминания настолько ярки и свежи, как будто все происходило вчера.

Как не упасть с бомбой

«Однажды были в командировке в аэропорту Мурмаши (четыре км от Мурманска), — рассказывает Анатолий Сорокин. — Местные ребята спрашивают, чем мы занимаемся на Новой Земле. Отвечаем, что просто служим. «Знаем, — говорят, — как «просто служите». У нас тут от вашей «службы» второе солнце восходит!..»

От Новой Земли до Мурманска почти тысяча километров. На таком расстоянии можно было наблюдать взрыв атомной бомбы!..

А Анатолий Афанасьевич находился практически в эпицентре.

«Я служил в Поти (Грузия) на Черном море авиатехником, когда в 1957 году по персональному распоряжению адмирала Сергея Горшкова был переведен на Новую Землю, — так начал свой рассказ Анатолий Сорокин. — Из субтропиков попал за полярный круг.

Выбор пал на меня, потому что я родился и вырос в Сибири. То есть был хотя бы отчасти подготовлен к полярным условиям. В группе со мной было еще трое авиатехников. Причем все сибиряки.

На архипелаге я переучился на бортинженера и летал на транспортном самолете Ли-2. Наш экипаж занимался доставкой ядерных боеголовок на Новую Землю. Мы получали их на Южном Урале и возвращались обратно.

Летать было трудно. В районе Новой Земли часто устанавливается область повышенной влажности. Самолет, попав в эту область, получал сильное обледенение, из-за чего мог упасть.

Чтобы преодолеть опасную зону, приходилось забираться на высоту в пять-шесть тысяч метров, тогда как в нормальном режиме при длительных перелетах рабочие эшелоны для Ли-2 — это 2100—2400 метров.

Уже на трех с половиной километрах нужно было надевать кислородные маски. А в то время кислородные маски оставляли желать лучшего. Поэтому приходилось «голодать». Имею в виду кислородный голод. Также испытывали перегрузки из-за несовершенной работы системы компенсации перепадов давления на высоте.

Но самое важное заключалось в том, что дополнительные маневры требовали продолжительной работы двигателей в режиме форсажа и, следовательно, повышенного расхода топлива. А запасы горючего строго рассчитывались и были ограничены. Вот мы и думали: как бы не завалиться с ядерной боеголовкой где-нибудь в архангельской тайге или Баренцевом море…»

Взрыв кузькиной матери

Первый атомный взрыв на Новой Земле произвели в 1955 году. Это было первое морское ядерное испытание в Советском Союзе. До этого взрывы в стране производились на сухопутном Семипалатинском полигоне в северном Казахстане. Советский Союз же в силу геополитической обстановки остро нуждался в проведении и исследованиях ядерных взрывов в водной среде.

Уникальность Новой Земли как места для проведения ядерных испытаний складывалась из нескольких обстоятельств. Во-первых, географически архипелаг удален от ближайших больших населенных пунктов на 400—500 км. А до крупных Мурманска и Архангельска расстояние составляет порядка тысячи километров. Сам архипелаг представляет собой довольно внушительную территорию. Его длина — около 900 км.

Во-вторых, полигоны на северном архипелаге позволяли производить ядерные испытания и в воздухе, и в воде, и под землей. Кроме того, на Новой Земле практически не было ограничений по мощности взрывов.

В-третьих, в силу особенностей геологии архипелага, океанических течений и движения воздушных масс в окрестностях островов распространение радиации и разрушающее воздействие ядерных взрывов на экологию должно было быть минимальным.

Всего за все время работы полигонов на Новой Земле здесь было проведено 130 ядерных взрывов. Из них 85 воздушных, 39 подземных, три подводных, два надводных и один наземный.

Суммарная мощность ядерных устройств, испытанных на северном полигоне, составила примерно 240 мегатонн. Это около 94% от общей мощности всех ядерных испытаний на территории СССР.

Также на Новой Земле в 1961 году был произведен крупнейший за всю историю человечества взрыв атомной бомбы. Его мощность превысила 50 мегатонн в тротиловом эквиваленте. После взрыва волна атмосферного давления трижды обогнула Землю. Ее почувствовали люди, которые находились на расстоянии более 1000 км от эпицентра.

Эта бомба с рабочим названием АН602 получила в истории прозвище «царь-бомба». Также благодаря афористичному высказыванию руководителя СССР той эпохи Никиты Хрущева в народе эту бомбу прозвали «кузькина мать».

«Как будто проваливались в преисподнюю»

Когда Анатолий Сорокин прибыл на Новую Землю в начале 1958 года, архипелаг уже в полную мощность использовался для проведения ядерных испытаний.

В целом это было время наиболее напряженных ядерных испытаний в мире. В течение 1958 года на всей Земле было произведено 115 атомных взрывов: 78 из них совершили США, еще три — англичане. Советский Союз в 1958 году произвел 34 взрыва.

В последующем только в 1962 году ядерные испытания на Земле производились с большей частотой. Тогда все страны в сумме произвели 176 взрывов.

Интенсивность испытаний в 1958 году объясняется тем, что параллельно страны — обладатели ядерного оружия вели переговоры об отказе или о временном воздержании от проведения ядерных взрывов. Каждая из стран старалась завершить свою ядерную программу до введения моратория.

Полигоны архипелага Новая Земля в 1958 году тоже отметились рекордным количеством проведенных испытаний. В частности, в феврале — марте здесь совершили пять взрывов. А перед самым подписанием моратория, в период с 30 сентября по 25 октября 1958 года, на архипелаге произвели серию из 19 взрывов.

В основном это были бомбы крупного и сверхкрупного калибра. Порой взрывы производились каждый день и даже по два раза на дню.

Все 26 новоземельных взрывов, произведенных в 1958 году, Анатолий Сорокин ощутил, как говорится, на собственной шкуре. Моменты, когда проводились испытания, он описывает так:

«От аэродрома Рогачево, где мы базировались, до полигона «Сухой нос», где производились взрывы, было порядка 250 км.

Когда объявляли тревогу, нельзя было оставаться в помещениях. Здания в то время были временные, щитовые. Взрывной волной их могло просто снести, сорвать крышу или столкнуть стену. В итоге люди могли погибнуть.

Мы выбегали на улицу и ложились в снег. Ни блиндажей, ни окопов, ни других специальных защитных сооружений еще не было. Зато снежные навалы в районе аэропорта тогда могли достигать высоты с трехэтажный дом.

По инструкции нужно было лечь головой в сторону, противоположную от эпицентра взрыва. Также мы закрывали глаза и уши, чтобы не ослепнуть и не оглохнуть, и открывали рты, чтобы не лопнули барабанные перепонки.

В варежках закрыть уши плотно невозможно. Их снимали и затыкали уши пальцами. Из-за этого часто случались обморожения рук.

В таком виде лежали и ждали, когда прозвучит сигнал «отбой тревоги».

Сначала приходила световая волна, которую было видно даже с закрытыми глазами. Потом накатывала ударная волна. Иногда она ощущалась как уплотненный воздух, иногда — как сильный ветер. Следом доносился грохот, который тоже было слышно, несмотря на закрытые уши…

В это время земля под нами, лежавшими, тряслась так сильно, что казалось — сейчас мы вместе со всеми этими островами провалимся в преисподнюю…»

Авиация Новой Земли

Инфраструктуру для проведения испытаний на Новой Земле создали в рекордные сроки. Только за первые годы здесь был построен поселок для личного состава, обустроен аэродром со взлетно-посадочной полосой, уложенной металлическими плитами, оборудованы лаборатории, смонтирована аппаратура и установлены сотни разнообразных датчиков для фиксации и анализа взрывов.

С одной стороны архипелага Новая Земля находится незамерзающее Баренцево море, до которого дотягивается один из рукавов теплого течения Гольфстрим. С другой стороны — студеные воды Карского моря, в котором даже летом стоит шуга. Перепад температур создает сильные ветра. Поэтому постоянного населения, кроме промысловиков из числа коренных народностей, на островах практически не было.

Все изменилось с появлением полигона. В период службы Анатолия Сорокина на Новой Земле уже находилось довольно много людей. Пограничники, стройбат, плавсостав, взрывники, авиация и другие. В основном это были разного рода военные специалисты.

В то время на архипелаг гражданские, за редким исключением, не допускались. Также еще не разрешалось брать с собой семьи.

На аэродроме, который размещался в поселке Рогачево, базировались полк реактивных истребителей МиГ-17, эскадрилья транспортных самолетов Ли-2 и эскадрилья специального назначения, в состав которой входили бомбардировщики Ил-28. Также в Рогачево находились диковинные в то время вертолеты.

Транспортная авиация обеспечивала связь с «большой землей». Вертолеты доставляли необходимое оборудование на испытательные полигоны. Бомбардировщики, оснащенные специальной аппаратурой и датчиками, во время проведения взрывов поднимались в воздух и на разных высотах отслеживали различные их параметры. Также они производили фото- и видеосъемку.

Истребителям тоже хватало работы. Они вылетали на перехват самолетов-разведчиков противника, оказавшихся в районе новоземельных островов. Причем такие вылеты случались достаточно часто.

Во время одного из них, как рассказывает Анатолий Сорокин, произошла трагедия.

«Однажды прилетели американцы. Им на перехват подняли ДС (дежурные средства) — истребители МиГ-17. В это время началась пурга, и взлетать МиГам пришлось в условиях крайне ограниченной видимости. Как раз в этот момент взлетно-посадочную полосу пересекали солдаты, возвращавшиеся со стрельбища… То, что самолет во время разгона сбил человека, летчик узнал, когда не смог убрать шасси и вернулся на вынужденную посадку».

Опухоли вырезали неоднократно

О защите от радиации, по словам Сорокина, тогда еще думали мало.

«На нашем Ли-2 не существовало никакой защиты между кабиной пилотов и грузовой кабиной, в которой перевозилась ядерная боеголовка, — отмечает Анатолий Афанасьевич. — При необходимости мы сами грузили и разгружали контейнер с «изделием» — голыми руками, без всяких дополнительных приспособлений.

Так же и на Ил-28. Они на разных эшелонах пролетали сквозь радиационное облако, и никакая обшивка самолета не могла уберечь пилотов от облучения.

Потом эти Илы огородили колючей проволокой и запретили к ним приближаться из-за сильного радиационного фона. Какую же дозу радиации получили люди, которые на них выполняли боевое задание?..

Воду на Новой Земле в то время добывали из озер. Эти водоемы образуются на поверхности земли, потому что вечная мерзлота не дает талой воде уходить в грунт.

В озера после взрывов осаждалась вся радиационная пыль. И эту воду мы использовали и для питья, и для бани, и для приготовления еды, и для прочих многочисленных технических нужд. В конце концов, дышали испарениями. А ведь никто тогда не исследовал, сколько рентген в этой воде…

Также без задней мысли мы ели рыбу, выловленную в акватории, в которой недавно производились подводные ядерные взрывы, или птицу, которую нашим охотникам-любителям удавалось подстрелить.

Немудрено, что за время службы я успел достаточно облучиться. Это спровоцировало рак кишечника. Причем операцию мне сделали там же — на Новой Земле. К казарме, в которой мы жили, был приделан небольшой пристрой. Размером как небольшой чулан. В нем и находилась операционная. Там мне и вырезали первую раковую опухоль».

Впоследствии, в течение жизни, Анатолий Афанасьевич перенес еще три операции по онкологии. Одну на голове и две на позвоночнике. Ситуация осложнялась тем, что в течение долгого времени после демобилизации Сорокин не мог рассказать врачам о причинах своих хворей, поскольку давал подписку о неразглашении.

«Мы выполняли свой долг!»

Испытания на Новой Земле, особенно в их первоначальный период, имели исключительное значение для обороноспособности Советского Союза. Благодаря им страна восстановила стратегический баланс сил в мире, нарушенный появлением ядерного оружия у США в 1945 году. Также были изучены возможности использования ядерных взрывов и в народном хозяйстве.

Поскольку на архипелагах взрывы проводились во всех средах, кроме космической, а также на разных глубинах и высотах и с различными устройством и мощностью зарядов, ученые и технические специалисты получили возможность на огромном практическом материале исследовать физику ядерного взрыва. В результате страна сумела выйти в лидеры в сфере развития ядерных технологий и до сих пор удерживает эти позиции.

Анатолий Сорокин демобилизовался в начале 1961 года и покинул Новую Землю за несколько месяцев до взрыва «царь-бомбы». Перед демобилизацией он был награжден медалью «За безупречную службу в Вооруженных силах СССР».

Вернувшись в Иркутск, он еще 40 лет проработал в гражданской авиации. До 1982 года летал в качестве бортинженера на самолетах Ту-104 и Ту-154. Затем, покинув летную работу, он еще около двух десятилетий работал в сфере авиационной безопасности.

Вспоминая годы службы на Новой Земле, Анатолий Афанасьевич резюмирует: «Конечно, было страшно, порой даже жутко, но мы выполняли свой долг! И гораздо страшнее было бы, если бы ядерный взрыв на нашей территории произошел не в ходе мирных полевых испытаний, а в результате реального военного вторжения».

Хрущев и Кеннеди на карикатуре времен холодной войны. Начало 1960-х годов.
Хрущев и Кеннеди на карикатуре времен холодной войны. Начало 1960-х годов.
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments