Уберечь сакральный лес

Шаманка из Эхирит-Булагатского района защищает святые места от варварской вырубки
Улус Зурцаган отличают красивые степные пейзажи, многовековая история и старые безлюдные дворы.
Улус Зурцаган отличают красивые степные пейзажи, многовековая история и старые безлюдные дворы.

Несколько лет назад Елена Манжинова вернулась в улус, восстановила старинный родовой дом.
Несколько лет назад Елена Манжинова вернулась в улус, восстановила старинный родовой дом.
Сергей Сокол с мэром Эхирит-Булагатского района Игорем Усовым оценили ситуацию на месте.
Сергей Сокол с мэром Эхирит-Булагатского района Игорем Усовым оценили ситуацию на месте.

 

Улус Зурцаган отличают красивые степные пейзажи, многовековая история и старые безлюдные дворы. Когда-то, по преданию, в деревне проживали представители нескольких шаманских родов, а окрестные леса считались сакральными. Вера в это жива и сейчас. И хотя на карте Усть-Ордынского округа деревни Зурцаган давно уже нет — в 50-х вследствие укрупнения хозяйств и образования совхоза в соседнем селе улус опустел — население с почтением относится к здешним местам, где шаманы и сейчас проводят обряды. И все бы хорошо, но постепенно лес вырубается. За помощью в защите сакральных земель одна из местных жительниц, потомственная шаманка Елена Манжинова, обратилась к спикеру областного парламента.

33 родника

Елена Манжинова родом из улуса Зурцаган. Она еще застала те далекие времена, когда в деревне жили десятки семей, работали клуб, ферма, начальная школа и магазин, а речка с одноименным названием была широкой, полноводной. С конца 50-х улус стал пустеть. Одной из последних жительниц старинной деревни была бабушка потомственной шаманки.

— Бабушка поклонялась силе святых гор, соблюдала обычаи, сохраняла связь с предками. Почитание традиций, трепетное отношение к живой природе, к святыням были переданы и нам, — говорит Елена Баяндаевна. — Многие из окрестных мест окутаны легендами. В числе наиболее почитаемых гор — гора Зурхэн, что означает «сердце». Именно с нее и брали свое начало 33 чудодейственных родника, каждый из которых обладал целебной силой. Они и наполняли некогда местную реку, которой теперь уже практически нет. Последние родники исчезли около 10 лет назад, когда на горе Зурхэн началась вырубка леса.

В борьбе с лесорубами

Сама Елена Манжинова не забывала родных мест, навещала улус, а несколько лет назад восстановила старинный бревенчатый дом, в котором некогда жили ее предки, вернула к жизни усадьбу с вековым добротным амбаром и раритетной утварью. Ратуя за возрождение деревни и ее окрестностей с целебными родниками и лечебными травами, она взялась за борьбу с варварской вырубкой, с истреблением лесов.

— Я вижу, как уничтожаются святыни, как вырубается лес, где согласно шаманским поверьям нельзя ломать и портить деревья, и, конечно, не могу оставаться безучастной.

Как выяснилось, вырубка леса на горе Зурхэн ведется частной компанией на основе договора аренды участка, заключенного на 49 лет в 2008 году. При этом, по данным Елены Манжиновой, условия договора грубо нарушаются — вопреки обозначенным границам арендатор «заходит» на святые места.

— Кварталы под номерами 137, 138, 139…. Да, пренебрегая договоренностями, лесорубы пилят и молодые деревца, и реликтовые сосны и кедры в святых, сакральных местах. Там, где нельзя трогать ни лиственницу, ни можжевельник, никакие другие деревья. Добиваясь прекращения вырубок, я обращалась в десятки инстанций вплоть до прокуратуры, ездила в Москву на Всероссийский лесной форум.

В марте Елена Баяндаевна обратилась к председателю Заксобрания области, рассказав о нарушениях со стороны арендатора, о вырубке леса, имеющего сакральное значение. Сергей Сокол разделил негодование местной жительницы и взял ситуацию на контроль.

— Сейчас, согласно последним данным, Арбитражный суд Иркутской области принял к производству дело о досрочном расторжении договора аренды, — говорит Елена Манжинова. — Я очень надеюсь на положительный исход.

Обязать расчистить и восстановить

Между тем в минувшую пятницу Сергей Сокол лично побывал в улусе Зурцаган, осмотрел места вырубок. Старая безлюдная деревня на фоне красивых степных пейзажей председателя Заксобрания области, похоже, впечатлила. Как и старинный дом Елены Манжиновой (единственный жилой в улусе) с раритетными сундуками и комодами, родовым шаманским колокольчиком XII века.

— А что это за крюк в потолке? — поинтересовался Сергей Сокол. — Крюк, за который подвешивали некогда детскую колыбель, на дно которой непременно клали нож с деревянной рукояткой. Предки верили, что это охраняет дитя от злых духов и помыслов, — пояснила хозяйка.

Совсем иное впечатление оставил визит в лес, где еще не так давно велась масштабная вырубка. Голые лесные деляны, отвалы порубочных материалов: веток, щепок, сучьев.

— Даже при беглом осмотре видно, что деляна не расчищена, она захламлена порубочным материалом, и это создает пожароопасную ситуацию, — отметил Сергей Сокол в ходе осмотра места вырубки. — Контроль за выполнением обязательств, возложенных на арендатора, по расчистке территории и лесовосстановлению, будет строгим и жестким. Велась ли вырубка в специально отведенных для этого границах или арендатор выходил за рамки участка, предстоит установить. Соответствующее обращение от Заксобрания региона будет передано в правоохранительные органы.

Визит Сергея Сокола вселил оптимизм в Елену Манжинову. Она верит, что сакральные леса удастся восстановить, и целебные родники, возможно, вернутся. В планах общественницы, потомственной шаманки — добиться присвоения территории статуса особо охраняемой.

— А пока смягчение последствий вырубки — это главное. Арендатор обязан расчистить участок, провести работы по лесовосстановлению — это, я считаю, программа минимум, — говорит Елена Баяндаевна.

Когда верстался номер

Министерство лесного комплекса Иркутской области подало иск в суд о расторжении договора аренды лесного участка в районе улуса Зурцаган в Эхирит-Булагатском районе. Об этом рассказал министр Сергей Шеверда.

— Как правильно отметил председатель Законодательного Собрания Иркутской области Сергей Сокол, министерством лесного комплекса действительно инициировано расторжение договора аренды с компанией «Индустрия строй сервис», на лесосеках которых он побывал. Расторжение договора аренды лесного участка проводится не одномоментно, долгое время собирается доказательная база, — пояснил Сергей Шеверда.

Министр отметил, что для расторжения договора необходимо провести большую претензионную работу, организовать ряд проверок. Процесс может занять не один год. В 2018 году в отношении арендатора было инициировано несколько проверок. Полученные результаты стали основой для расторжения документа.

Только с начала 2019 года министерство лесного комплекса расторгло 5 договоров аренды. За последние 3 года по инициативе министерства прекращено 54 договора.

 

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments