Такая традиция

Первого января приходит свекровь. Бывшая свекровь. Ольга ради нее и елку теперь наряжает. Чтоб уж праздник так праздник. Такая у них традиция. Чтоб уж без чувства вины и прочего. Свекровь заводит вечный разговор: прости, если сможешь. Ну, надо же им о чем-то говорить. Говорит в основном свекровь. Да, да, бывшая свекровь. Хлопочет, достает из безразмерной сумки баночки с остатками вчерашних салатов, раскладывает их красиво, ждет, чтоб хвалили. Это оливье, это «Мимоза». Ольга улыбается, рот до ушей. Свекровь старательно накрашена, одета в новую блузку из голубой синтетики, под шелк. Духи «Опиум». Бусы. Духи ей Ольга в позапрошлом году подарила. Бусы — в прошлом. Ольга тоже что-то такое на себя натягивает, хлопчатобумажное. С вышивкой. Анна Михайловна сидит до вечера, по третьему, пятому кругу обсуждает новости. Погоду, цены, нынешнее семейное положение бывшего Ольгиного мужа с какой-то там по счету его «новой девушкой». Зимой рано темнеет, Анна Михайловна, исполнив обязательную программу, начинает наконец собираться. Уходить ей не хочется. Ольга неубедительно предлагает «еще чаю». Анна Михайловна от чая отказывается, и от торта отказывается. Прощаются, обнимаются. Анна Михайловна все стоит и стоит в прихожей. Мнется. Может, ждет, что Ольга начнет уговаривать. Но Ольга молчит, только улыбается вежливо. Анна Михайловна, наконец, уходит. До скорого, следующая их встреча только через год. Что поделать, традиция. Анна Михайловна подкопит новостей, сплетен, жалоб и потащится к бывшей невестке через весь город со своими «прости» и «не держи зла». А за что прощать? Что сын у Анны Михайловны бабник? Так бедная Анна Михайловна тут при чем? Хотя ладно... Было да сплыло. Ольга моет посуду, отвечает на поздравительные звонки, сама звонит, проверяет по записной книжке, кого пропустила. Анна Михайловна возвращается в свою квартиру, обстоятельно раскладывает подарки от Ольги, примеряет новый берет, пробует дорогущий крем, жмурится от удовольствия. Заваривает чай, удобно располагается в кресле и начинает обзванивать своих знакомых, чтобы похвастаться, как чудесно она встретила праздники. Правда, телефон сына вне доступа, и Анна Михайловна вспоминает, что он вроде собирался куда-то уехать.

К середине января все шампанское в городе наконец выпили, всех гусей-уток зажарили, мандаринов наелись. А теперь работать, граждане. Вот Ольга и работала, жила хорошо, скучно. Весело она уже с бывшим мужем жила, хватит, навеселилась. Веселье с таким человеком — всегда качели: если вверх, то обязательно вниз, и неизвестно, кинет ли тебя опять кверху, хватит ли сил взлететь. Лучше уж осторожно, спокойно и без сюрпризов. Впрочем, сюрпризов хватало. Сюрприз — это когда твой бывший однокурсник становится твоим новым начальником. «Саня, какой ты стал!» А у Сани лицо... каменное у него лицо. «Здравствуйте, Ольга Владимировна. Давайте соблюдать субординацию». А вот теперь у Ольги — лицо. «Здравствуйте, Александр...» — «Иванович». Александр Иванович, пожалуйста. Да пожалуйста, да сколько угодно. Ну, потом, конечно, новая метла, Ольгина должность понадобилась новому человеку, Ольгу начали сдвигать, сдвигать. Пока наконец не вызвала новая замша и не попросила «по-дружески», «по-товарищески», «по-человечески». Как там еще? «По-женски»! «Ну, вы должны всех понять». И заявление по собственному, пожалуйста. И без истерик, пожалуйста. Ольга молча все написала, молча собрала манатки и под трусливое молчание бывших теперь коллег отбыла на выход. Тоже все, кстати, под Новый год случилось. Родители звонили, успокаивали, звали к себе. Ольга что-то нехотя обещала, а разрыдалась впервые только 1 января, когда у нее на пороге появилась бывшая свекровь со своей большой сумкой. Свекровь растерялась, занервничала, заохала, схватилась за сердце. Тут уже Ольге пришлось хлопотать. Потом они напились, опять плакали. Просили все друг у друга прощения, расстались лучшими подругами. До следующего года. Ольга, проснувшись 2 января с тяжелой головой, с тревогой ждала от Анны Михайловны ненужного внимания, ненужных расспросов и сочувствия, но у той, слава богу, хватило ума не звонить, не навязываться. Понимала, что все будет лишним: и слова ее, часто неловкие, неточные, будут лишними, и заверения в какой-то там приязни.

****

Потом Ольга искала работу, подворачивалась какая-то все ерунда: ни денег когда, ни интереса. Махнула рукой и укатила к родителям. Жила у них месяц, отсыпалась, отъедалась на маминых пирожках. Пока сам отец, вроде как в шутку, не предложил купить билет. «Или уж совсем оставайся». Ольга поняла, что пора заканчивать каникулы. Она вернулась, и когда зашла в дом, позвонили с ее старой работы. Жизнерадостная девица загадочным голосом сообщила, что у них для Ольги Владимировны есть такое предложение, такое интересное предложение, что... Этикет требовал, чтобы Ольга срочно сообщила девице адрес, по которому следует им всем отправиться со своими интересными предложениями. Но хамить Ольге было лень, да и с дороги она устала, поэтому вежливо поблагодарила и отключилась. Потом звонил и сам Александр, как его... Иванович. Что-то мямлил, в чем-то оправдывался. Не так поняли, не предупредили, халатность. Ля, ля, ля. Ольга срочно вспомнила, что у нее на плите турка с закипающим кофе, скороговоркой выпалила все положенные благодарности, обещала подумать. Он еще, конечно же, звонил, но Ольга трубку уже не брала. Потом Ольга нашла работу, потом ушла с этой работы. Потом работала, но уже дома по договору, потом замещала сотрудницу в декрете. И на Ольгу там смотрели как на захватчика, который намерен отобрать кусок хлеба у несчастной матери-одиночки. А потом позвонил бывший-бывший шеф, который сказал, что своих не бросают. И все стало так хорошо, а потом все стало еще лучше, потому что Ольга влюбилась. Ну, сначала влюбилась, а потом полюбила. В общем, настоящий роман. И не так чтоб качели, с воздушными ямами, а спокойное свечение жизни. Когда тепло. И ничего не надо придумывать, изображать, завлекать, стараться понравиться, быть поминутно интересной, волнующей, ждать, психовать, волноваться, страдать бессонницей. Любовь — про другое. Это когда думаешь о том, что ты еще можешь кому-то сделать. Ничего не требуя взамен. А получаешь — все. Весь мир. Правда, однажды она почти испугалась. Первого января они на дачу отправились в хорошей компании. И вот когда уже все готово, и пир горой, и елки, наряженные прямо во дворе, Ольга вспомнила: «Мне в город надо срочно!» «Поехали», — сказал ее будущий муж. И они быстро-быстро поехали. У подъезда, пригорюнившись, сидела грустная женщина с большой, совсем старой сумкой. «А мы за вами, Анна Михайловна», — выскочила из машины Ольга. У себя дома Анна Михайловна появилась через несколько дней. Встревоженные подруги оборвали телефон, даже сын, что на него совсем не похоже, всполошился. Анна Михайловна новым, каким-то томным голосом отвечала, что да, была занята, уезжала за город в большой компании. Подружки Анны Михайловны потом долго еще все перезванивались и завидовали.

Свою дочку Ольга родила 1 января. Девочку назвали Аней. Бывшая свекровь многозначительно улыбнулась. Ольга не стала ей говорить, что вообще-то Анной звали Ольгину бабушку и у мужа тетка Анна — любимая тетка. Имя такое красивое. И теперь каждый год 1 января Анна Михайловна идет в гости с целой сумкой подарков, книжки там, игрушки. Такая у них традиция — каждый год 1 января...

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments