-->

Стоит ли браться за ружье?

О перспективах охотничьего промысла поговорили за круглым столом
Современные охотники используют новейшие технологии: тепловизоры, приборы ночного видения и дроны-беспилотники
Современные охотники используют новейшие технологии: тепловизоры, приборы ночного видения и дроны-беспилотники

С незапамятных времен Сибирь держала лидерство в России по заготовкам пушнины, добычи соболя и многого другого. Однако сейчас охотничьи хозяйства весьма обеспокоены упадком своей сферы деятельности. В последнее время все чаще регистрируется снижение экономической составляющей от дикой пушнины. Разобраться в причинах решили специалисты Иркутского аграрного университета имени А.А.Ежевского, собравшись за круглым столом, который был посвящен теме «Развитие охотничьего хозяйства Иркутской области: проблемы и перспективы».

Тепловизоры и дроны

Прежде чем началось обсуждение, с докладом выступили представители министерства лесного комплекса Иркутской области по теме производственного охотничьего контроля.

Именно охотинспектор является старожилом охотничьего дела на своей территории. Тем не менее, по словам представителей министерства, узнать о правилах осуществления охотничьего контроля спешат немногие. А ведь именно в их обязанности входит в случае выявления нарушений требований в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, а также в случае причинения вреда охотничьим ресурсам и среде их обитания составлять акты о наличии признаков административного правонарушения или преступления. Заполнить акт несложно (располагается он на двух листах), но нюансы все-таки есть.

Зачастую при неправильном заполнении акта всему виной неправильный или недостаточный сбор базы доказательного материала (фото, видео, орудия совершенного преступления, пули и т. д). Именно по этим причинам может затянуться процесс доведения до судебного или административного наказания. А ведь штрафы в случае таких наказаний большие. Например, за косулю — 200 тысяч рублей, а за лося — все 350 тысяч.

— Хотелось бы сказать, что случаев нарушения закона сократилось. Но это не так, — говорит представитель министерства лесного комплекса. — В каких-то районах их стало меньше, а в каких-то — больше. Одна из главных трудностей современного выявления нарушителей — это тепловизоры, приборы ночного видения и дроны-беспилотники. Они дают неограниченное преимущество человеку с ружьем и не оставляют ни единого шанса зверю. Если у охотника-нелегала при себе окажется любой из таких гаджетов, это будет считаться отягчающим обстоятельством как в административном, так и в уголовном деле.

Раньше такие приборы были полностью под запретом, а еще ранее их не было вовсе. Тогда охотинспектор вычислить нарушителя мог по свету фар. Сейчас же благодаря новейшим технологиям охотник может в полной темноте разглядеть не только животное, но и самого инспектора.

Как отметили присутствующие, хорошо было бы охотинспекторам вручать тепловизоры, но это пока «роскошь». Сотрудники Иркутского аграрного университета отметили, что такой важный орган контроля необходимо поощрять. Если люди решили охранять свой участок, то у них должно быть больше прав и возможностей. Ровно так же, как и у законных охотников.

Единая премия

Долгое время у нас в стране отсутствовала четкая правовая база, регулирующая отношения в области ведения охоты и охотничьего хозяйства. Специальный федеральный закон, посвященный этому вопросу, был принят только в 2009 году. После этого действующая правовая база охотничьего хозяйства была практически полностью обновлена. Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации были утверждены новые Правила охоты: введена новая форма охотничьего билета, утвержден иной порядок выдачи разрешений на добычу охотничьих ресурсов, изменились требования охотничьего минимума и т. д. Однако несмотря на множество принимаемых актов, приходится констатировать, что в настоящее время значение охотничьего хозяйства государством недооценивается, данная отрасль экономики не реализует весь свой потенциал, нуждается в дальнейшем развитии. Для решения существующих проблем, а их в сфере охотничьего хозяйства назрело множество, необходим многосторонний, системный, программно-целевой подход — именно такие выводы прозвучали на круглом столе.

— Возьмем, к примеру, увеличение численности волков. Мы ведь прекрасно понимаем, что сегодня хищники наносят вред как жителям области, так и государству. Волки нападают не только на лесных животных, но и на домашний скот. И ждать, пока кто-то из охотников соберется его добыть — это бессмысленно. Тем более что сейчас этот процесс трудный. Нынешние правила на стороне хищника. Под запретом петли, капканы, различные вещества, а ведь добыть его с одним ружьем практически невозможно. Именно поэтому мы обратимся за поддержкой к губернатору области. Необходимо разрешить применение некоторых средств в охоте, а также дать охотнику хороший стимул для работы. Все мы знаем, что за добычу серого зверя можно получить премию — около 20 тысяч рублей, но эти деньги порой не перекрывают расходы при охоте на волка. Поэтому мы считаем, что, во-первых, сумму нужно поднять, а еще лучше сделать ее одинаковой для всех регионов. В Якутии, например, она гораздо выше. Во-вторых — реализовать что-то вроде государственного задания. Охотнику сразу выделяется определенная сумма, благодаря которой он может полноценно осуществлять охоту. Затем ему нужно отчитаться перед государством за выполненную работу, — заявил Борис Дицевич, руководитель учебно-методического центра «Сибохотнаука» Иркутского ГАУ.

В новый год с новыми правилами

На круглом столе также обсудили тему сроков охоты. Восемь лет назад были внесены изменения в закон. Если раньше такого зверя, как медведь, добывали до 28 февраля, то теперь срок сократили до 30 ноября. В следующем году приказом Минприроды России будут утверждены новые Правила охоты.

— Мы считаем, что нужно увеличить срок на медведя хотя бы до 1 февраля. Его ведь практически не добывают. А ведь активные пожары и связанная с этим скудная кормовая база заставляют медведя выходить к людям. После вступления закона в силу нам нужно собраться и коллегиально решить, какие сроки для нас будут оптимальны, учитывая наши природно-климатические условия, — поделился Борис Дицевич. — Ну и еще одна немаловажная проблема — это высокая стоимость разрешения охоты на медведя. Она выше, чем на других зверей.

Если будет поддержка от государства, то люди будут заняты — все участники обсуждения выразили такую надежду. Особенно это касается окраин нашей области, где единственная работа — эта охота. Ведь значимость нашей области в этой сфере оценили еще в 1930-х годах. Именно тогда профессор В.Н.Скалон, известный сибирский зоолог, охотовед и деятель охраны природы, понимая низкую эффективность подготовки охотоведов в Москве, в отрыве от основных, богатых, охотничьих ресурсов, добился решения о переводе отделения охотоведения в Иркутский сельскохозяйственный институт в 1950 году.

Опыт из-за рубежа

Еще одна проблема в охотничьем хозяйстве Иркутской области заключается в управлении. Об этом завил Юрий Вашукевич, кандидат экономических наук. По его мнению, при правительстве региона необходимо создать самостоятельный орган во главе с человеком, который прекрасно разбирался бы в проблемах ведения охотхозяйства.

В этом случае можно было бы решить экономические проблемы, существующие в этой сфере. Ведь как известно, охотничье хозяйство — одна из отраслей экономики страны. Пушнина всегда была объектом экспорта России, ежегодно на международных аукционах реализовывали 150—200 тысяч шкурок соболя за сезон. Сейчас же все иначе: реализуется 400—500 шкурок. Ситуация на рынке очень непростая, особенно в нынешних условиях, когда экспорт стал еще труднее.

— Недавно я связывался с одним из представителей аукциона в Канаде и поинтересовался у него, как у них дела. Он ответил, что все плохо: торговля идет слабо, спроса и аукционов нет, но зато они находятся под защитой закона о банкротстве. То есть там охотники не могут реализовать свою продукцию, но получают дивиденды от государства, — поделился Юрий Вашукевич. — А мы с вами пока только наблюдаем за всем этим на примере других стран. Именно поэтому нам необходим свой орган на уровне области, который решал бы такие вопросы.

Борис Дицевич, руководитель учебно-методического центра «Сибохотнаука» Иркутского ГАУ
Борис Дицевич, руководитель учебно-методического центра «Сибохотнаука» Иркутского ГАУ