Случайный выстрел неподсуден?

Сотрудника охотинспекции едва не убили браконьеры, но в полиции не видят криминала

Владимир Мельников: «Ко мне подходило руководство организации, где трудится Б., чтобы замять дело».
Владимир Мельников: «Ко мне подходило руководство организации, где трудится Б., чтобы замять дело».
 «Я в охотинспекции работаю с 1983 года. Всякого за эти годы навидался; бывало, и под ножами браконьеров стоял, но до такого хамства еще не доходило!»
«Я в охотинспекции работаю с 1983 года. Всякого за эти годы навидался; бывало, и под ножами браконьеров стоял, но до такого хамства еще не доходило!»

Уроженец северного села Едорма, егерь Алексей Сизых, за 35 лет работы в охотинспекции спас не одну жизнь. Кого-то из рыбаков вытаскивал из ледяной Ангары, кого-то уберег от медвежьих лап, а в прошлом году участвовал в операции по спасению тяжелобольного охотника, который находился один в зимовье, расположенном в 200 километрах от Усть-Илимска. И вот так случилось, что однажды он сам оказался в беде, но никто не пришел ему на помощь…

Обычный рейд

5 мая 2018 года был обычный рейд по охране охотничьих угодий по Богучанскому водохранилищу на реке Ангаре. Вместе с Алексеем Сизых службу несли в этот день старший егерь Александр Трактиров и государственный охотинспектор Дмитрий Кривошеев.

В ходе рейда проверяющие заметили лодку, откуда явно стреляли. Представители охотнадзора на катере подъехали к лодке, в которой находились трое пьяных мужчин: гр-н Б., гр-н С. и гр-н П. Было очевидно, что задержанные охотились на утку, в то время как весенняя охота на водоплавающих с маломерных судов запрещена. Ружья, принадлежащие Б. и П., были расчехлены и заряжены. Таким образом, выявилось еще одно нарушение правил охоты: транспортировка оружия должна осуществляться в чехле и в разряженном состоянии.

Позже стало известно, что гр-н Б. является должностным лицом одного из местных лесничеств, а гр-н С. — бывший сотрудник полиции.

Сам порвал

Госинспектор дал команду всем разрядить оружие. Б. полностью ружье не разрядил. Во время оформления административных протоколов Б. стал, что называется, махать корочками. «Давайте начнем с того, что все равны, — говорил он. — Мы ведь работаем в одной структуре. Отношения порождают отношения, вы тоже в лес не зайдете теперь… Если составите протокол, все равно мне его потом рассматривать». Далее шла нецензурная брань со стороны всех троих.

В какой-то момент Б. потянулся за ружьем и произвел выстрел в Алексея Сизых. К счастью, 12-калиберная пуля прошила лишь рукав куртки, не задев руку. Товарищи Б., казалось, резко протрезвели и вдруг зашикали на него: ты что, мол, делаешь? Конечно, в шоке был и сам Сизых, но Б. это нисколько не смутило, он со стеклянными глазами сказал, что егерь только что сам порвал свою куртку.

— Я в охотинспекции работаю с 1983 года, — рассказывает Алексей Михайлович. — Всякого за эти годы навидался; бывало, и под ножами браконьеров стоял, но до такого хамства еще не доходило! Работать становится все сложнее. Раньше в полномочия егерей входил досмотр лодок и всех личных вещей охотников, нам выдавалось табельное оружие. А теперь, в связи с новым законодательством, мы идем на задержание нарушителей лесного порядка с голыми руками. Получается, браконьеры вооружаются, а нас разоружают. Сейчас нет у егерей права останавливать машины, досматривать их и составлять административные протоколы. Это полномочия только госинспекторов. Поэтому мы и проводим совместные рейды.

Факты задержания браконьеров и оформления документов были засняты на видеорегистратор государственного инспектора, а также на личный фотоаппарат Сизых. Запись подтверждает, что в тот день на Ангаре был полный штиль, однако в своих показаниях о произошедшем гр. Б. говорит, что в тот момент, когда он стал подавать для проверки свое ружье, «волной реки качнуло лодку, он оступился и непроизвольно произвел выстрел в сторону гр. Сизых».

Однако на записи хорошо видно, что. Б. постоянно сидел в лодке, ни разу не поднялся и, следовательно, не мог оступиться. Также на видео зафиксирована запись телефонного разговора Б. с неизвестным лицом, которого он просил помочь замять дело.

В возбуждении уголовного дела отказать

В этот же день, после произошедшего, егерь обратился за защитой в усть-илимскую полицию, написав заявление о привлечении к уголовной ответственности гр-на Б. Там разобрались всего за десять дней, и уже 15 мая участковым было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в действиях Б. состава преступления.

Но Сизых не стал опускать руки и обратился с жалобой в суд и прокуратуру. 31 июля постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено и. о. заместителя усть-илимского межрайонного прокурора с указанием на «незаконность и необоснованность принятого решения, в отсутствии мотивировки и обстоятельств, установленных в ходе проверки». Материал был направлен для выполнения данных указаний. Повторная проверка дала тот же ответ, в развернутом виде. Но смысл оставался один: виновного нет, ущерб незначительный, уголовная ответственность не предусмотрена.

«…Выстрел из огнестрельного оружия гр. Б. произошел случайно, по независящим от него обстоятельствам, — написано в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. — Б. выстрелом порвал правый рукав куртки в нижней части рукава. Умысла на повреждение чужого имущества и угрозу жизни гр. Б. не имел. В ходе проделанной работы было установлено, что стоимость данного костюма составляет в пределах от 2095 до 3181 рубля. Таким образом, в действиях гр. Б. отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК РФ (т. е. умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба), т. к. в соответствии с действующим Уголовным кодексом РФ значительность является оценочным критерием и определением самим потерпевшим, но не может быть меньше 5000 рублей».

Непростые люди

Иными словами, куртка оказалась слишком дешевой для того, чтобы стрелявший получил по заслугам. Но речь-то шла вовсе не о куртке, а о жизни человека. И Алексей Михайлович неоднократно в своих жалобах суду и прокуратуре указывал на то, что в ходе проверки сотрудниками полиции не дана оценка действиям гр. Б. на предмет наличия состава преступления по ст. 119 УК РФ — угроза убийством, а также по ч. 3 ст. 30, ч. 1 105 УК РФ — покушение на убийство. Как убежден егерь, с мая по октябрь не решался вопрос о выделении этих материалов в отдельное производство и направлении по подследственности в Следственный комитет. Одно постановление повторяло предыдущее. Виновное лицо оставалось безнаказанным.

Алексей Сизых в отчаянии обратился за помощью к известному адвокату по уголовным делам, но тот за дело не взялся.

— Адвокат сказал, что меня возьмут измором и я ничего все равно не добьюсь, что такая практика не единичная, так как люди здесь замешаны непростые, — говорит Алексей Михайлович.

Так оно и вышло. Последнее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было в октябре. Егерь обращался в очередной раз в суд и прокуратуру с просьбой проверить законность и обоснованность постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Суд не нашел никаких нарушений в действиях участковых. Такого же мнения была и прокуратура, которая дала следующий ответ на последнюю жалобу Сизых: «Доводы о неполноте проведенной проверки несостоятельны. Так, должностным лицом, поводившим проверку, опрошены сам А.М.Сизых, все очевидцы произошедшего. Совокупности собранных доказательств достаточно для вывода об отсутствии в действиях Б. состава преступления». Таким образом, факт покушения на его жизнь, как считает Алексей Сизых, был проигнорирован всеми инстанциями.

Сухим из воды

Практически во всех ответах на многочисленные жалобы Алексея Михайловича сказано, что «причину своего поведения Б. объяснить не мог». Из этого напрашивается вывод о том, что все случайные выстрелы законно застрахованы. А если бы Б. убил человека? Вот так, случайно. Наверное, все равно вышел бы сухим из воды. Ведь эти «трое в лодке» даже избежали административного наказания (!). За нарушение правил охоты браконьеры должны были заплатить по 2 тысячи рублей штрафа. Однако они посчитали эту сумму завышенной и опротестовывали ее до тех пор, пока не прошел срок давности привлечения к административной ответственности.

— Получается, что хочу, то ворочу! Тогда в чем смысл нашей работы? — задается вопросом егерь. — Хотя бы покаялись, извинились. Поступили и не по-человечески, и не по закону. Б. сразу сказал, что штраф платить не будет. Он занимается административными протоколами в лесничестве и знает все лазейки, как можно уйти от ответственности. Выписанные штрафы могли послужить основанием для лишения разрешения на оружие, но административное производство прекращено.

По словам Алексея Михайловича, после случившегося Б. отстранили от должности, но вскоре ему дали другую, в том же ведомстве и не хуже прежней. Он теперь числится в одном из лесхозов.

Извиниться? Не барское это дело!

Было любопытно узнать, что думает о сложившейся ситуации руководство организации, где работает Алексей Сизых.

— Я не предполагал, что ситуация примет такой оборот, — говорит председатель общественной организации охотников и рыболовов Усть-Илимского района, директор ЗАО «Усть-Илимский зверопромхоз» Владимир Мельников. — Ко мне подходило руководство организации, где трудится Б., чтобы замять дело. Мало того, что никто из них не извинился, они еще и ушли от ответственности. Алексей борется, и я его поддерживаю. Оставлять это так нельзя.

Сегодня Алексею Михайловичу Сизых ничего не остается делать, как подать в суд в гражданском порядке на компенсацию причиненного ущерба. Но ведь дело не в этом. А в том, что беззаконие осталось безнаказанным.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments