Скоро Донбасс будет освобождён!

Таков прогноз донбассовца А.П. Хмелевого, уроженца Славянска, того города, который первым принял на себя огонь агрессии украинских неофашистов весной 2014 года. Хмелевой вместе со своим народом прошёл через многочисленные испытания кровавого десятилетия. Но остался оптимистом, верным ленинцем, бескомпромиссным сторонником социалистического будущего. Анатолий Петрович полвека в Компартии. Сейчас он член ЦК КПРФ, депутат фракции коммунистов в Народном Совете ДНР, возглавляет профсоюз работников транспорта Республики.  Живёт в Донецке. 

В ноябре 2014 года пришла информация, что арестован лидер местных коммунистов Анатолий Хмелевой. Очевидцы говорили о тотальных арестах и зачистках среди мужского населения, о расправах с неугодными.

Смешны и циничны обвинения олигархических журналистов, что этот человек якобы лично причастен к обстрелам из ПЗРК украинской авиации. Но карателям нет разницы, он же коммунист, а значит политический противник, которого нужно посадить в тюрьму или расстрелять.

Наверное, то, что под руководством Анатолия Петровича из Славянска вывезли шестьсот малышей и тем самым спасли им жизни – это и есть главное преступление Хмелевого против Украины. А также его «предательство» заключается в том, что он возил гуманитарную помощь и лекарства для районной больницы. И, кстати, помогал абсолютно всем: и детям, и простым жителям, и ополченцам, и раненым солдатам украинской армии, не разделяя людей по языку и месту рождения. И только потому, что посмел родиться на Донбассе и не склонил голову перед фашистами.

Сегодня Анатолий Петрович на свободе, является депутатом фракции КПРФ в Народном Совете Донецкой Народной Республики. Своё интервью Хмелевой посвящает 10-летию исторического референдума о самоопределении Донецкой и Луганской областей, состоявшегося 11 мая 2014 года в условиях военных действий, развязанных майданутой киевской хунтой во главе с Турчиновым. Плебисцит инициировали и провели сами жители Донбасса при активном участии коммунистов. 

В бюллетенях был один вопрос: «Поддерживаете ли Вы Акт о государственной самостоятельности Донецкой (Луганской) Народной Республики? «Да», «Нет». Текст был написан на русском и украинском языках. Отпечатано свыше трёх млн бюллетеней.

На свой референдум донбассовцы шли как на праздник. В ДНР «за» сказали 89,7% граждан, против – 10,19%, явка составила 74,9%. В ЛНР «за» ответили 96,2%, против – 3,8%, явка – 75%.

В истории донбасских регионов появился праздник – День Республики.

После референдума события развивались стремительно

12 мая  – провозглашается государственный суверенитет народных республик.  14 мая  принимается Конституция ДНР,  18 мая – Конституция ЛНР. 2 ноября проходят выборы глав республик и депутатов Народных Советов. Республики взяли курс на вхождение в состав России. Эта мечта осуществится 30 сентября 2022 года. Но за это Донбассу придётся заплатить кровью.

– Никто тогда не думал, что всё растянется на десятилетие, – тяжело вздыхает Хмелевой.

– Если бы в 2014 году состоялось присоединение Донбасса к России, могло бы войны не быть?

– Наверняка. И людей бы столько не погибло. России тогда мешали какие-то политические силы, возможно, олигархические, откликнуться на просьбу ДНР и ЛНР.

– Вы были в эпицентре происходившего на Донбассе. 15 апреля  Александр Турчинов, и.о. главы Украины, объявил о проведении силовой операции против юго-восточных «сепаратистов». В неравную схватку с агрессором вступили первые отряды народного ополчения. Вы были на передовой… Какими запомнились Вам те дни, Анатолий Петрович?   

– Я бы вернулся в сентябрь 2013 года. 7-го числа, еще до майдана, в Киеве на стадионе «Спартак» состоялось большое собрание. Пришло около четырёх тысяч избирателей, готовых поддержать инициативу Компартии Украины и примкнувшей партии Медведчука «Вперёд, Украина!» о проведении референдума по вопросу, вступать ли Украине в Евросоюз ассоциированным членом и в Таможенный союз. Мы, коммунисты, я в то время был депутатом Верховной Рады от КПУ, выступали против, понимая, что Украине это добра не принесет. Нас многие тогда поддерживали. Но президент Янукович на тот момент уже подал заявку на такое вступление. И его надо было остановить.

Для проведения референдума по народной инициативе требовалось собрать три миллиона подписей, не менее чем из 18 областей Украины. Мы собрали четыре миллиона подписей.

Но административный суд Киева, а потом административный суд Украины, предполагаю, не без влияния определённых сил и не без сговора с Януковичем, отменили нашу инициативу. Уверен, если бы мы провели тот референдум в ноябре 2013-го, то войны бы избежали.

Позже Янукович прозрел, отказался становиться ассоциированным членом Евросоюза.

Но время было упущено, в Киеве начали орудовать силы, которые давили на Януковича, настраивали народ, прежде всего молодёжь, на вступление в ЕС, тиражируя сказки, какие там блага ждут украинцев. Первые акции под лозунгом «Украiна це Европа» спровоцировал Мустафа Найем (афганец, руководил на Украине госконцерном «Укроборонпром», прихвостень западных олигархов). Но выступления студенческой детворы полиция разгоняла. Акции, однако, продолжались. Явно всё было спланировано.

– Майдан наступал?

– Ему сильно мешали коммунисты. Потому и было сожжено захваченное националистами здание нашего ЦК. Спираль раскручивалась. У Януковича, в отличие от Лукашенко, не было решимости остановить бандеровцев. Он не привлёк вооружённые силы, даже «Беркут» сдерживал. В итоге Янукович исчез…

Начало

– А майдан вылился в войну?

– Да. В Киеве власть захватила хунта. Майданники стали в регионах Украины захватывать здания СБУ, МВД, устанавливая свою власть. Это называлось борьбой за демократию. Мирные протесты на Донбассе против запрета русского языка и подчинения хунте были признаны антиконституционными. Так начинался 2014-й.

… Я в то время был уже в родном Славянске. 17 февраля мы на привокзальной площади провели митинг дружбы. И через проводников и пассажиров поезда Кисловодск–Москва отправили в Москву наше обращение. В нём говорилось, что мы не поддерживаем переворот в Киеве, мы – за дружбу с Россией.

Март принёс Крымскую весну, вылившуюся в Русскую весну. У нас, начиная с 1-го марта 2014 года, проходили пророссийские акции. Узнав, что в Крыму назначен на 16 марта референдум о вхождении в РФ, мы хотели и на Донбассе того же числа провести аналогичный референдум. Но на его подготовку оставалось мало времени. Решили провести 30 марта. Но Донецкий облсовет нас не поддержал. Тогда по инициативе коммунистов и левых партий 30 марта мы провели референдум у нас в Славянске.

Это был, скорее, опрос общественного мнения. Избиратели отвечали на 10 вопросов: об отношении к властям, к перевороту, к созданию федерации – народ наш тогда ориентировался на Россию, а не на Украину, – и о возможной добыче на Донбассе сланцевого газа.

– Это ж американцы затевали такую добычу, в частности, Хантер Байден, сын нынешнего президента США?

– Да, американцы, с разрешения Януковича. В Харьковской области одна скважина была уже построена, строилась вторая. Народ высказался против американской авантюры. На другие вопросы люди ответили в духе патриотизма и пророссийского настроя. Киевский нацистский режим никак не устраивал жителей Донбасса. К тому же там начался ленинапад, бандеровские вандалы рушили памятники Ленину. И к нам приезжали «засланцi» ломать памятники вождю, но мы их не пустили.

– Общество возмутилось?

– Народ почувствовал угрозу, начал объединяться. А вскоре нам пришлось защищаться с оружием в руках. В Крыму было проще, там был Черноморский флот. А мы надеялись на поддержку России. В марте 2014-го Совет Федерации дал президенту В. Путину полномочия для принятия решительных мер. Но они не последовали.

Наши представители ездили в Крым, искали пути присоединения Донбасса к РФ. После этого Киев объявил о проведении антитеррористической операции (АТО) на нашей территории. Турчинов подписал такой приказ. И началось…

По Славянску ударили 7 апреля, когда Донбасс готовился к проведению референдума 11 мая. Но мы пошли на референдум с уверенностью, что обязательно будем жить в составе России. Это было нашей главной целью.

– А Славянск уже был под обстрелами и ждал помощи?

– Нас, безоружных, накрыла война. Помню первых погибших. С 19 на 20 апреля 2014-го, ещё до АТО, в ночное время приехал «Правый сектор» (экстремистская организация, запрещена в РФ. – Ред.) и атаковали наших ребят на баррикадах в Былбасовке, это пригород Славянска. Тогда погибли четверо ополченцев. Это было потрясение. А потом… 2 мая 2014-го – нападение ВСУ, нас бомбили 5 мая. И далее череда атак.

– Как СМИ показывали украинскую агрессию?

 До референдума в Славянске было 155 журналистов со всех стран. После референдума их отозвали. А Славянск подвергся карательной бомбежке. Бомбили с Карачуна, это гора между Славянском и Краматорском, с площадки комбикормового завода, с других точек. Показывать, как украинская хунта расправляется со Славянском, было некому.

– Кто пришёл на помощь?

– Добровольцы из России, из других городов Украины, – простые гражданские мужики пришли ради защиты братьев. С их помощью мы продержались 85 дней. Заняли Красный Лиман, Ямполь – это всё были дороги, через которые мы получали подпитку.

А когда ВСУ взяли Николаевку, пригород Славянска, мы лишились возможности получать гуманитарную помощь и вывозить население из города. До войны у нас было 107,8 тыс. жителей. Потом численность уменьшилась. Пригороды были сильно разрушены. Под пулями и снарядами славянское ополчение направилось в Донецк и Горловку.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ