Швед Миша из Хомутово

Увлёкшись романами Достоевского, житель Швеции переехал в Россию и теперь живёт в Приангарье
Текст: Ольга Романова , Фото: из архива героев публикации , Копейка , № 25 от 15 июля 2020 года , #Жизнь
Почти 30 лет Михаил, он же Микаэль, строит печи. Их на его счету уже несколько сотен, но он помнит каждую и отмечает, что у каждой печки свой характер. «Печь — это сердце дома, её нельзя сравнить с батареями, это особая атмосфера, влажность и циркуляция воздуха. Мне хочется, чтобы печи приносили людям тепло и радость», — говорит мастер.  В Скандинавии к чистоте печных труб относятся очень строго, так как в 1888 году из-за одной нечищеной печки сгорел чуть ли не целый город. А вот в России печи нередко топят всяким мусором. Особенно плохо влияет на чистоту дымоходов пластик — он не только неэкологичен, но и небезопасен:  оседая на стыках внутри дымохода, он может привести к пожару.
Почти 30 лет Михаил, он же Микаэль, строит печи. Их на его счету уже несколько сотен, но он помнит каждую и отмечает, что у каждой печки свой характер. «Печь — это сердце дома, её нельзя сравнить с батареями, это особая атмосфера, влажность и циркуляция воздуха. Мне хочется, чтобы печи приносили людям тепло и радость», — говорит мастер. В Скандинавии к чистоте печных труб относятся очень строго, так как в 1888 году из-за одной нечищеной печки сгорел чуть ли не целый город. А вот в России печи нередко топят всяким мусором. Особенно плохо влияет на чистоту дымоходов пластик — он не только неэкологичен, но и небезопасен: оседая на стыках внутри дымохода, он может привести к пожару.

Почти десять лет Микаэль Кротин живёт на две страны, а в его сердце одинаково уживаются любовь к родной Швеции и любовь к России. Впервые трепетное чувство к далёкой стране у 15-летнего скандинавского подростка пробудили романы Достоевского, а укрепила поездка с родителями в Ленинград. В то время он даже не догадывался, что через два десятилетия влюбится в русскую женщину и переедет в Россию. Сейчас шведа зовут простым русским именем Михаил, он живёт в частном доме в селе Хомутово и работает печником; на двоих у них с супругой Анной 14 детей!

— Теперь даже в Швеции все родственники и друзья зовут его Мишей, — говорит Анна Кротина, — ему так больше нравится.

Почти десять лет назад они познакомились по Интернету, оба на тот момент были одиноки. Искать половинку через Интернет Микаэля убедил друг, а Анну — подруга.

— Мне пришло сообщение от иностранца, — рассказывает Анна. — С фотографии на меня смотрел мужчина с бородой, в белой рубашке, на фоне стеллажа с книгами. Меня это очень тронуло, а в его анкете я увидела, что он православный. Для меня это очень важно.

Кроме того, заграничный жених неплохо знал русский язык, так что проблем с общением не возникло. У них оказались схожие интересы, ценности, приоритеты, и вскоре швед захотел познакомиться с возлюбленной очно.

— В самолёте Миша разговорился с мужчиной и рассказал, что едет знакомиться к невесте по переписке, — делится Анна Кротина. — На что тот отметил, что в России очень много аферистов и стоило ли ехать в такую даль, чтобы его здесь ограбили или убили.

Европеец не на шутку испугался, поэтому, увидев Анну в аэропорту, был суров и молчал, ожидая, когда его начнут грабить. Но едва он вошёл на порог дома, увидел семью Анны: её маму и четверых детей — расслабился, забыв страшилки случайного попутчика.

— После знакомства Миша очень быстро сделал мне предложение, — продолжает иркутянка. — Но зарегистрировались и обвенчались мы только через год.

Сомнений, в какой стране молодожёны будут жить, даже не возникало.

— Я принципиально не хотела уезжать из страны, — поясняет Анна. — А он мечтал остаться в России, возможно, его корни дали о себе знать, недаром же у него фамилия привычная русскому уху — Кротин.

Оказывается, дедушка Микаэля по отцовской линии — Айзек Кротин, родом из белорусского Бобруйска. Перед революцией он уехал в Данию, где познакомился с полькой по имени Берта. Они поженились, и у них родились дети, в том числе и отец Микаэля — Мартин. Возмужав, Мартин Кротин переехал из Дании в Швецию, где влюбился в норвежку Ингеборгу. С ней они родили троих детей — двух дочек и сына, которого назвали Микаэлем.

— В детстве Миша был необычным ребёнком, увлекался классической музыкой, литературой, задумывался о смысле жизни и предназначении человека, — продолжает рассказ о супруге Анна Кротина. — Однажды ему попались книги Фёдора Михайловича Достоевского на шведском языке. Он был потрясён их глубиной и драматизмом. Наверное, в этот момент и начался его путь в Россию.

А в двадцатилетнем возрасте Микаэль вместе с родителями съездил в Ленинград, где его невероятно впечатлила церковная служба в Александро-Невской лавре. В Стокгольм он вернулся верующим человеком и вскоре окрестился в православие.

После женитьбы Кротины прожили в Иркутске всего год. Из-за болезни дочери им пришлось переехать в Швецию, где работали нужные им специалисты.

— Но через год мы вернулись в Иркутск, — рассказывает Анна Кротина. — А ещё через год снова уехали, на этот раз из-за моих проблем со здоровьем.

И снова вернулись. Сейчас русско-шведская семья снимает дом в селе Хомутово, занимается огородом, а Михаил работает печником. Есть в российских реалиях моменты, которые выбивают шведского сибиряка из колеи, несмотря на его русскую фамилию и белорусские корни.

— В первую очередь это темп жизни, — отмечает Микаэль Кротин. — В Швеции очень размеренное течение жизни, там принято планировать обстоятельно, а в России всё часто делается на бегу.

Особенно ярко эта разница проявляется в работе, когда заказчики, озвучивая сроки, говорят, что печь им нужна «ещё вчера», «завтра» или «очень быстро». В Швеции всем работам предшествует долгая подготовка: с печником ведут длительные переговоры, медленно и спокойно обсуждают условия, макеты и планы. Иногда на подготовку к строительству печи уходит целый год.

— Миша уже знает об этой нашей особенности, но до сих пор не может к ней привыкнуть, — улыбается Анна. — Русский хаос его огорчает, но это компенсируется русским радушием и гостеприимством, которые ему очень нравятся. Например, в России заказчики нередко зовут его к столу, угощают чаем, разговаривают о жизни, а в Швеции вести такие беседы никто не будет. Не потому что шведы негостеприимные или необщительные — просто у них так не принято.

А ещё шведы никогда не показывают своих эмоций, так что ни за что не догадаешься, что скандинав на тебя зол. По мнению Микаэля, русские не привыкли сдерживать эмоции, всё написано у них на лице. И всё же есть нечто общее — оба народа любят ребятишек. Кстати, на двоих у Анны и Микаэля 14 детей, трое из которых общие.

— Мишины дети со своими семьями живут в Швеции и Дании, — говорит Анна. — Обе мои дочери тоже переехали в Швецию, а оба сына недавно вернулись в Россию. А наши с Мишей младшие дети живут с нами.

Многие недоумевают, почему Кротины живут в Хомутово, зачем уехали от материального благополучия в Сибирь, сняли частный дом и занимаются огородом.

— Мир идёт к тому, что скоро люди ничего не будут уметь делать сами, будем зависеть от технологий, а это плохо влияет на человеческую душу и характер, — поясняет Анна. — Поэтому своих младших детей мы воспитываем в духе православия и традиционных семейных ценностей. Они очень мало времени проводят с гаджетами, а занимаются творчеством, лепят, рисуют, помогают на огороде. Жить в России сложнее, но интереснее. Кроме того, всегда можно ездить друг к другу в гости. Дети Миши хотят получить российское гражданство, чтобы было проще навещать нас. А пока у всех нас сердце рвётся между странами.

Но этим летом собраться большой семьёй Кротиным, видимо, не удастся. Из-за коронавируса планы пока пришлось отложить на неопределённый срок.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments