Сделал сам

Иркутский путешественник строит тримараны, сконструированные по собственным чертежам
Текст: Дина Оккерт , Фото: Александра Новикова , СМ Номер один , № 18 от 8 мая 2019 года , #Общество
Друзья отзываются о Рудольфе Кавчике как о человеке, щедром на авантюрные задумки и нетривиальные проекты. Строительство тримаранов — как раз один из них.
Друзья отзываются о Рудольфе Кавчике как о человеке, щедром на авантюрные задумки и нетривиальные проекты. Строительство тримаранов — как раз один из них.

Незагруженный тримаран с мотором в 9,9 лошадиной силы развивает скорость до 26 км/час. На преодоление 500 км пути судну нужно 120 литров топлива и всего 24 часа.
Незагруженный тримаран с мотором в 9,9 лошадиной силы развивает скорость до 26 км/час. На преодоление 500 км пути судну нужно 120 литров топлива и всего 24 часа.

Искатель сокровищ и приключений, авантюрист, романтик, заядлый рыбак. В кругу путешественников и кладоискателей иркутянин Рудольф Кавчик человек известный. Он увлекается туризмом, ведет свой travel­блог, участвует в автопробегах и поисковых экспедициях, а еще конструирует и строит необычные тримараны. В майские праздники корреспонденты «СМ Номер один» лично приняли участие в первом спуске на воду очередного судна.

А палуба как комната

На теплых озерах в районе плотины ГЭС Рудольфа Кавчика и его тримаран мы заприметили с противоположной стороны водоема. Три синих баллона­поплавка, алюминиевый каркас, просторная палуба — на судне кипели последние приготовления. Работая шуруповертом, Рудольф поясняет:

— Палуба — это единственное, что крепится на саморезы. Первоначально шурупами скреплялась и рама, но на поверку оказалось, что байкальская волна сильнее, и впоследствии конструкция была модернизирована. Конкретно этот тримаран, уже шестой по счету, самый масштабный из всех, что я строил. Его длина 7,5 метра, ширина 2,5 метра, грузоподъемность более двух тонн. Ну, какое другое маломерное судно с мотором мощностью в 9,9 лошадиной силы сможет одолеть такую тяжесть? Да никакое! А это легко, — отмечает Рудольф. — При этом полезная площадь палубы составляет свыше 16 кв. м, что практически сопоставимо с комнатой. Здесь легко можно разместить и груз, и провиант, и топливо. Плюс поставить палатку или даже мобильную баню.

Под возгласы нетерпеливой, любопытной детворы Рудольф Кавчик продолжает готовить судно к плаванию: подкачивает баллоны, ставит пост управления.

— Тримараны отличаются от катамаранов количеством корпусов, в данном случае резиновых баллонов. В основе моих судов их три, а не два. И каждый разделен на два независимых отсека. Отсюда и более высокая степень надежности, и более высокая грузоподъемность. И если, скажем, в случае с катамараном потеря герметичности одного из баллонов рискует обернуться настоящим бедствием, то в случае с тримараном — нет: разгерметизацию одного из шести отсеков можно даже и не заметить.

Первый украли

Список требований к идеальному судну у бывалого туриста, походника и рыбака Рудольфа Кавчика сложился исключительно на основе практики. И лодок, которые этим требованиям соответствовали бы, ему встретить не довелось. Идея построить надежное, вместительное и вместе с тем удобное в эксплуатации судно по собственному чертежу зародилась в 2014­м, в ходе путешествия по приграничным рекам Шилка и Аргунь.

— У меня тогда была шикарная пятиметровая резиновая лодка. И утрамбовав ее в машину, мы в компании с двумя товарищами отправились в Забайкалье. Да, для рыбалок продолжительностью один­два дня эта лодка была идеальной. Но тут условия выдались иными, и за неделю путешествия по приграничным рекам все ее недочеты мы познали на практике. Во­первых, и сама лодка весом 120 кг, и мотор на 50 лошадиных сил были тяжеленными, — говорит путешественник. — Вдвоем совладать с ними было невозможно, а втроем — несподручно. Вытащить лодку на берег — целое дело! Плюс 600 км пути (300 в одну сторону, 300 в другую) требовали массы топлива. Это была не лодка, это был танкер. Мы сидели на емкостях с бензином в окружении канистр. И хотя сама поездка выдалась отличной, все эти минусы резиновой лодки мне жутко не понравились, и я решил попробовать сконструировать что­то свое.

В итоге, изучив в интернете десятки вариаций, Рудольф приступил к проектированию собственной лодки. Расчеты, чертежи, разработка конструктивных элементов… Свой первый тримаран он построил в 2016­м. Политеховское образование вкупе с четким списком требований привело к результату.

— На своем первом тримаране я обошел весь Хубсугул, ходил по Байкалу, Лене, Чае, Илге. Но потом его украли, вынесли из гаража. В результате пришлось конструировать новый.

Налегке, с ветерком!

Судно, которое Рудольф Кавчик тестировал на «квадратах» в минувшие праздники, он сконструировал и построил для геологов из Якутии. Главное требование, которое выдвигалось конкретно к этому тримарану, — высокая грузоподъемность. Отсюда и такие внушительные размеры. Еще неделя­две — и судно уйдет на Лену, где будет забрасывать грузы на расстояние до 400 км.

— В разобранном виде тримаран компактен и удобен в транспортировке. Хоть самолетом, хоть поездом, хоть автомобилем. Применительно конкретно к этому судну деталь наибольшего размера — это палубный лист 122 на 244 см, — говорит конструктор. — Остальные пять тримаранов, в том числе и тот, на котором хожу я, почти в два раза меньше, длиной 4,5 метра, а шириной — два. При этом размер палубы позволяет компании из двух­трех человек разместиться на судне вполне комфортно — скажем, поставить палатку, поставить стол.

Время сборки судна с постом управления и установкой двигателя составляет, по словам Рудольфа, 1,5—2 часа. Время разборки — 45 минут. Чтобы доставить такой корабль к воде, достаточно легкового автомобиля.

Все свои тримараны путешественник разрабатывает самостоятельно. Он сам себе чертежник, сам себе судостроитель. Работает в основном в гараже. На изготовление в среднем уходит месяц­полтора, себестоимость судна длиной 4,5 метра составляет порядка 160 тысяч рублей.

— Изготовление одной только алюминиевой рамы обходится примерно в 100 тысяч рублей. Плюс резиновые баллоны, палубные листы, фурнитура и прочее, — поясняет Рудольф. — Ну а в целом да, все делаю сам — выпиливаю, свариваю, крою, склеиваю. И каждый новый тримаран получается иным, в чем­то усовершенствованным. Это на заводах, однажды сконструировав и получив одобрение, модель штампуют и штампуют. А тут работа живая, адресная. Для братьев­туристов в приоритете одно, для северян­геологов — другое.

Между тем судно готово к спуску на воду — мотор закреплен, пост управления на палубе. В оранжевых жилетах и с ветерком мы рассекаем озерную гладь. Под шум мотора и восторженные взгляды детворы. Первое испытание тримаран проходит на ура.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments