Радиомаяк на пути мемориала

Работы на месте захоронения жертв политических репрессий приостановлены, но не прекращены
До сих пор немой укор для нас всех — прострелянные вандалами ворота мемориала. Два десятилетия судьба скорбного места не тревожила никого: молчали власть, СМИ, фейсбучная общественность. Только лишь волонтеры да местная администрация своими силами поддерживали на нем порядок
До сих пор немой укор для нас всех — прострелянные вандалами ворота мемориала. Два десятилетия судьба скорбного места не тревожила никого: молчали власть, СМИ, фейсбучная общественность. Только лишь волонтеры да местная администрация своими силами поддерживали на нем порядок

Андрей Фоменко, руководитель Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области, говорит, что информационный центр обязательно будет построен там, где он не будет попадать в зону действия авиационных радиомаяков. В решении этого вопроса задействованы правительство Иркутской области, Международный аэропорт Иркутск, Госкорпорация по ОРВД (организации воздушного движения) и Росавиация
Андрей Фоменко, руководитель Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области, говорит, что информационный центр обязательно будет построен там, где он не будет попадать в зону действия авиационных радиомаяков. В решении этого вопроса задействованы правительство Иркутской области, Международный аэропорт Иркутск, Госкорпорация по ОРВД (организации воздушного движения) и Росавиация
Так выглядел первоначальный проект размещения Стены памяти, звонницы и информационного центра. Как мы видим, центр должен был строиться между Стеной памяти и рябиновой аллеей, но выяснилось, что в этой зоне нельзя возводить капитальные сооружения
Так выглядел первоначальный проект размещения Стены памяти, звонницы и информационного центра. Как мы видим, центр должен был строиться между Стеной памяти и рябиновой аллеей, но выяснилось, что в этой зоне нельзя возводить капитальные сооружения
А это план с изменениями. Звонницу пришлось вынести в противоположную сторону. Чуть левее — возможное место расположения информационного центра, но при условии согласования с авиационными службами
А это план с изменениями. Звонницу пришлось вынести в противоположную сторону. Чуть левее — возможное место расположения информационного центра, но при условии согласования с авиационными службами

В прошлом году на мемориале жертв политических репрессий под поселком Пивовариха в Иркутском районе началась масштабная реконструкция. Но во время работ возникло неожиданное препятствие. Впрочем, не катастрофичное. Подробности — в статье обозревателя «Пятницы».

Немного предыстории: официально захоронение жертв массовых репрессий рядом с Пивоварихой было обнаружено в 1989 году поисковой группой КГБ с участием представителей общества «Мемориал». Областная прокуратура возбудила уголовное дело. Начались раскопки. На основе исследования останков 305 человек было сделано заключение об их насильственной смерти в 1937—1938 годах. 24 октября постановлением бюро Иркутского обкома КПСС и облисполкома впервые в СССР место захоронения было официально признано кладбищем жертв массовых репрессий. 11 ноября на церемонии открытия мемориала присутствовал Юрий Ножиков. Позже, уже будучи главой областной администрации, Юрий Абрамович выделил из резервного фонда 35 млн рублей на его реконструкцию. После ухода Ножикова в отставку о захоронении стали забывать. Мемориал постепенно ветшал, дорожки зарастали бурьяном, чугунные цепи срезали на металлолом.

Последние десятилетия порядок в зоне скорби поддерживался исключительно благодаря энтузиазму волонтеров и руководству Пивоварихи. Во время правления губернаторов-назначенцев общественность много раз обращалась к ним с призывами обратить внимание на проблемы мемориала, но ни один не счел нужным там побывать. И только после избрания Сергея Левченко ситуация начала меняться. На дорожках появилась новая брусчатка, обновлен бордюрный камень, отсыпаны траншеи, в которых были найдены тела погибших, установлены скамейки, расчищен лес вокруг поляны, а дендрологи позаботились о знаменитой рябиновой аллее. Благоустройство обошлось в 1,7 млн рублей, причем средства взяты из внебюджетных источников.

Затем правительство Сергея Левченко приняло решение о масштабной реконструкции мемориала. По планам, на территории захоронения должна появиться Стена скорби с именами более 16 000 человек, звонница и информационный центр. Разработкой проекта занимались специалисты Центра сохранения наследия Иркутской области, он прошел все необходимые согласования. Осенью прошлого года начались работы, которые планировалось завершить к маю этого. Однако случилось непредвиденное. О том, почему на мемориале остановились работы, «Пятнице» рассказал руководитель Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Андрей Фоменко.

Препятствие, по словам Андрея Александровича, возникло на этапе прокладки линии электроснабжения. Федеральное агентство воздушного транспорта (Росавиация) выдало запрет на проведение этих работ. По версии ведомства, здание информационного центра попадает в 300-метровую зону действия радиомаяка. Дело в том, что земельный участок (1,5 га), на котором находятся траншеи с телами жертв, находится в зоне глиссады (траектории полета. — Прим. ред.) самолетов. Поэтому в агентстве заявили, что здание информационного центра, которое изначально предполагалось построить ближе к памятнику «Сломанные судьбы», перекрывает сигнал маяка.

Безусловно, это неприятная новость. Однако это вовсе не значит, что информационный центр вообще не будет построен.

— 300-метровая зона радиомаяка делит территорию мемориального комплекса приблизительно пополам, — объясняет Андрей Фоменко, — и представители авиационного ведомства в принципе не возражают, если мы сдвинем информационный центр за границы зоны, то есть ближе к дороге.

Окончательный ответ станет известен после проведения летных испытаний в августе. То есть на месте предполагаемого инфоцентра будет установлено искусственное сооружение, чтобы авиаторы убедились в работоспособности радиомаяка опытным путем. Кстати, новый вариант размещения центра уже согласован с Федеральной аэронавигационной службой, на очереди заключение от Международного аэропорта Иркутск. После этого документы будут направлены в Федеральное агентство воздушного транспорта.

— Если все пройдет удачно, то осенью проект инфоцентра вне зоны маяка будет согласован и, соответственно, сроки строительства сдвинутся на 2020 год. Если же и с этим местом возникнут помехи, будем искать новое. У нас есть план Б.

Ситуация сложная, но не катастрофичная. Нужно понимать, что территория захоронения находится в очень непростом месте. Рядом аэродром, взлетно-посадочная полоса, масса ограничений. Но главное то, что, несмотря на препятствия, сама Стена памяти и звонница будут построены к концу октября. Кроме того, будут проведены работы по благоустройству территории: освещение, мощение дорожек и т. д.

При этом, как объяснил Андрей Фоменко, площадь Стены памяти увеличится, что тоже связано с ограничениями по высоте из-за радиомаяка. Стена станет ниже, но длиннее. Всего на ней разместят более 16 тысяч фамилий жертв политических репрессий. В конце мая, после подписания дополнительного соглашения, подрядчик должен приступить к работам.

Теперь о деньгах. На одном из телеканалов вышел совершенно дикий сюжет, где утверждалось, что якобы в тендере Госзакупок участвовал один-единственный подрядчик и что якобы муниципальный госконтракт был подписан без конкурса.

Правда состоит в том, что никакого тендера Госзакупок не было, как и госконтракта, тем более муниципального. Потому что ни копейки бюджетных денег на реконструкцию мемориала не выделялось. Эти деньги благотворительные, их пожертвовала компания ООО «Система управления». У ЦСН есть договор о пожертвовании на сумму 60 млн рублей для реализации проекта благоустройства захоронения. И ООО «Система управления» — единственная институция, перед кем ЦСН обязан отчитываться о расходовании средств. Что и делается ежемесячно.

— Поскольку это внебюджетные средства, у ЦСН нет обязательств по проведению конкурсных процедур по определению подрядчика, — говорит Андрей Фоменко. — Подрядную организацию выбирал ЦСН, решение одобрил наблюдательный совет, подписан контракт. Все в соответствии с законодательством РФ.

Сложившуюся ситуацию «Пятнице» также прокомментировала Ирина Терновая, руководитель клуба жертв массовых политических репрессий «Встреча». Кстати, именно клубу поручено сформировать список имен, которые будут нанесены на Стену памяти. Источником информации является Книга памяти. У Ирины Терновой нет ни капли сомнений, что мемориальный комплекс будет построен. Надо принять то, что первоначальные сроки сдвинулись, и работать дальше.

— Давайте не будем озлобляться, не будем забрасывать камнями людей, которые пытаются сохранить память. Есть октябрь. Надо судить по результату. А результат, я уверена, будет. К октябрю Стена памяти будет установлена. Что касается музейного комплекса, его мало построить, для его организации требуется время, и это не год и не два. Это долгосрочный проект. Правительство области принимает решение не погасить вопрос, не поставить точку, а найти альтернативные пути. Нам же не говорят, что не будет этого центра, нам говорят, что он будет, но в другом месте.

Ирина Терновая считает, что ответственность за случившееся лежит также и на службах аэропорта, которые должны были сразу предупредить, что в зоне действия маяка строить нельзя.

— Давайте не будем будоражить людей, от ошибок никто не застрахован. Я вспоминаю Лидию Ивановну Тамм, которой в 1937 году инкриминировали, что она якобы специально подписывала вредительские проекты зданий. В то время людей расстреливали за это. И что, мы хотим вернуть эту практику? Не надо искать черную кошку в темной комнате.

В этой истории удивительно вот что: почти двадцать лет мемориал зарастал бурьяном, вандалы воровали металл и расстреливали ворота…. И всем было глубоко наплевать. Никто не возмущался, не кричал, не требовал наказать виновных. Все молчали в 2015-м, когда над мемориалом нависла реальная угроза быть закатанным под бетон взлетной полосы. И вдруг произошло чудо. Внезапно все озаботились его состоянием: пресса, ТВ, фейсбучная публика… Пошли сюжеты и публикации, в которых людей пытаются ввести в заблуждение, утверждая, что якобы правительство не собирается доводить реконструкцию до конца.

Совершенно очевидно, что эта внезапная «забота» связана с антигубернаторской кампанией и грядущими выборами. И цель очевидна — обесценить деятельность правительства по увековечиванию памяти жертв, посеять зерна подозрительности и ненависти.

Зачем нам ненависть? Ведь на мемориале в братских могилах лежат рядом коммунисты и беспартийные, начальники и простые рабочие, русские, украинцы, белорусы, буряты, китайцы, поляки, евреи и др. Репрессии — это наша общая трагедия, общая боль.

Возникает ощущение, что нас снова пытаются ввергнуть в гнетущую атмосферу 30-х годов. Снова поиски «врагов народа», снова требования разоблачить, обличить, осудить… Неужели история ничему нас не научила?

Факты о спецзоне НКВД

В 1937 году в Иркутской области началась борьба с «врагами народа». Ни в чем не повинных людей расстреливали сотнями в подвалах здания на улице Литвинова в Иркутске по приговору тройки НКВД.

Тела расстрелянных свозили в спецзону НКВД у Пивоварихи и тайно хоронили в лесу в траншеях глубиной 5 и длиной от 7 до 30 метров. Каждый из них полностью наполнялся телами, а потом засыпался слоем земли в 30—40 сантиметров.

По предварительным оценкам, на территории бывшей спецзоны захоронено около 18 тысяч человек. Точное число неизвестно. Все документы комендантских служб, где оседали документальные свидетельства, были уничтожены в два приема — в 1941 году и в последний раз при Хрущеве.

Александр Александров, один из первооткрывателей захоронения утверждает, что несколько лет назад к нему приходили люди из аэропорта, спрашивали, не придётся ли строительство на могилах расстрелянных. «Я посмотрел планы и сказал, что там нет захоронений. Они начали строить. Вырубили лес. Стали возводить здание.  А тут из Москвы пришёл запрет. Посадочный радиомаяк не должен быть на продолжении взлётной полосы, и всё построенное убрали. То согласуют, то потом передумают. Скорее всего, одолели те, кто против»
Александр Александров, один из первооткрывателей захоронения утверждает, что несколько лет назад к нему приходили люди из аэропорта, спрашивали, не придётся ли строительство на могилах расстрелянных. «Я посмотрел планы и сказал, что там нет захоронений. Они начали строить. Вырубили лес. Стали возводить здание. А тут из Москвы пришёл запрет. Посадочный радиомаяк не должен быть на продолжении взлётной полосы, и всё построенное убрали. То согласуют, то потом передумают. Скорее всего, одолели те, кто против»
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments