Путешествуем в Нижнеудинск

Прогулка выходного дня — увлекательное и бюджетное мероприятие
Текст: Андрей Коршунов , Фото: автора и из открытых источников , СМ Номер один , № 24 от 20 июня 2019 года , #Общество , #Нижнеудинск
Авиапамятники L-410, Ми-4, Ми-2 на аэровокзальной площади местного аэропорта.
Авиапамятники L-410, Ми-4, Ми-2 на аэровокзальной площади местного аэропорта.

В 1920 году на станции Нижнеудинск адмирал Александр Колчак подписал приказ об отказе от прав Верховного правителя России.
В 1920 году на станции Нижнеудинск адмирал Александр Колчак подписал приказ об отказе от прав Верховного правителя России.
Бюст Владимира Высоцкого в городском саду установлен в память о его незапланированном концерте, который он дал в середине 1970-х для жителей города по пути к саянским золотодобытчикам.
Бюст Владимира Высоцкого в городском саду установлен в память о его незапланированном концерте, который он дал в середине 1970-х для жителей города по пути к саянским золотодобытчикам.

Наверное, тем, у кого в списке направлений для путешествий основными значатся Байкал или страны Юго-Восточной Азии, это предложение покажется необычным. Но… путешествовать можно и в Нижнеудинск. Такая прогулка выходного дня, увлекательное и бюджетное мероприятие, доступное каждому активному иркутянину.

Нижнеудинск старше Иркутска — он основан в 1648 году. И этот город один из лидеров по количеству памятников, мемориалов и артобъектов. Обзор некоторых достопримечательностей и интересных исторических фактов представляем вниманию читателей.

«Поставлен городу сей знак в надежде на его бессмертье»

Один из главных символов Нижнеудинска — колоссальных размеров кварцитовый монолит: заостренная в верхней части глыба весом пять тонн. Он установлен на постамент и выглядит как огромный философский камень, который, кажется, может исполнять желания. По крайней мере, тех, кто рядом с ним назначает свидания.

Вокруг монолита — небольшой сквер, с площадки которого открывается захватывающий вид на долину. На камне размещены городской герб и надпись: «На рубеже веков, на острие тысячелетий, поставлен городу сей знак в надежде на его бессмертье». Это величественный памятник, посвященный мощи, богатству и красоте края, силе и трудолюбию людей. Он поставлен как будто в пику трудностям и «рубежа», и «острия».

Кризисы этих «рубежей» — и девяностых, и нулевых, и десятых — больнее били именно по маленьким городам. Но нижнеудинцы — оптимисты, они гордятся своей историей и верят в будущее.

Мох из бетика для прикормки оленей

Нижнеудинский краеведческий музей — один из крупнейших центров по изучению тофаларской культуры. Стоимость билета — 20 рублей, экскурсия — 50 рублей.

Тофы — современный российский малый народ, проживают в Тофаларии, труднодоступной местности Восточного Саяна. В старину их называли карагасами. Это тотемное самоназвание в переводе означает «черные гуси».

По разным данным, тофов на планете всего от 500 до 1000 человек. Загадка в том, что их численность не менялась с XVII века.

«Непременной принадлежностью карагаса была трубка, — рассказывает Нина Михайловна, потомственный нижнеудинец, сотрудник музея и гид, что называется, от Бога. — Курильщики были страшные. Даже дети малые! Только ходить научатся, уже трубку в зубы тянут».

Черная просмоленная трубка, передаваемая из поколения в поколение, — одна из примечательных деталей музейного экспоната тофаларской национальной одежды из оленьих шкур.

«А знаете, как раньше карагасы, которые были бедными и не могли купить соль, добывали ее, чтобы подкармливать оленей? Они подкладывали мох в бетик (люльку) к младенцу вроде подгузника. Малыш обильно увлажнял мох. Потом моча испарялась, а соль оставалась. Этот высушенный мох — лакомство для оленей».

Нижнеудинский аэропорт — единственный в мире, связанный с Тофаларией регулярным воздушным сообщением. Билет в Алыгджер, столицу тофов, на рейсовый Ми-8 обойдется в полторы тысячи рублей. Правда, заказывать билеты нужно как минимум за месяц.

Форпост православия

В Нижнеудинске один-единственный храм — Свято-Никольский, расположенный недалеко от вокзала. Он построен в 1908 году на месте расстрела рабочих железной дороги во время стачки 1905 года. Церковь со всех сторон зажата плотной застройкой многоэтажных домов и совершенно придавлена трубами котельной, которые исполински возвышаются над ней.

Есть еще и часовня. На окраине, отгороженная от города территориями военной части и инфекционной больницы. Раньше часовня относилась к воинскому лазарету. Потом в ней был больничный склад.

Обе церкви абсолютно теряются в городском пейзаже. Зато хорошо заметны кресты. Два из них — на правом берегу Уды, чуть ниже моста. Один крест означает место, где в XVII веке был возведен Удинский острог, а другой поставлен в основании фундамента будущего собора в честь святых Петра и Павла.

Еще два креста установлены на Вознесенской горе. Ближний — железный — крест виден из города с любой точки. Он как бы освящает Нижнеудинск. А дальний — деревянный — стоит на месте старой часовни, которую уничтожили в 1930-е годы. По местной легенде, священник, который присматривал за часовней, узнал заранее, что ее собираются разрушить. Всю драгоценную утварь он собрал и закопал. Говорят, что где-то неподалеку, на Вознесенке, но клад так и не нашли.

Кресты издревле ставили в землях, которые только-только обрели православие. Таким при взгляде со стороны выглядит Нижнеудинск.

«Я — Як-истребитель, мотор мой звенит, небо — моя обитель…»

Неожиданный памятник можно встретить в нижнеудинском городском парке. Это бюст Владимира Высоцкого. Работая над книгой «Черная свеча», советский бард вместе с Вадимом Тумановым (прототипом героя книги) объехал многие артели старателей в Иркутской области.

По пути к саянским золотодобытчикам Высоцкий дал в Нижнеудинске незапланированный концерт. В честь этого события спустя 50 лет в благодарные горожане установили этот памятник.

Монумент украшают цитаты из творчества Высоцкого. В том числе стихи одной из самых сильных советских песен — о погибшем в бою истребителе.

Вообще, нижнеудинцы любят авиацию. Несколько улиц в городе носят «летные» названия — Циолковского, Штурманская, Осоавиахимовская, Полины Осипенко и Вертолетный переулок.

Площадь местного аэропорта украшают три авиапамятника — самолет L-410, вертолеты Ми-4 и Ми-2. Все они — заслуженные ветераны местных воздушных линий. Рядом установлена высокая стела с винтом самолета — мемориал нижнеудинским авиаторам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Монумент работники авиаотряда установили на собственные средства.

Категорически запрещено

Доходчивые плакаты еще одна достопримечательность Нижнеудинска. Они настолько доходчивы, что понимать их надо ровно наоборот.

«Внимание! На этом берегу любой лошара может помыть свою машину (кстати, и на другом тоже)» — такая надпись встречает водителей на съезде на набережную Уды с улицы Сбитнева. Она звучит как призыв, но надежно отпугивает всех, кто не хочет прослыть тем, о ком написано.

Другой щит с предостережением: «Прыгать с моста в воду запрещено» — бросается в глаза всем пешеходам, преодолевающим удинский мост. Как бы авторы ни стремились к обратному, но предостережение стало ультимативным воззванием к действию для молодежи пубертатного возраста. Чему мы оказались свидетелями.

«Продадут меня эти союзнички...»

Известная фраза родилась в Нижнеудинске сто лет назад. И до сих пор не потеряла актуальности… Авторство ее принадлежит Александру Колчаку. На станции Нижнеудинск 4 января 1920 года адмирал подписал приказ об отказе от прав Верховного правителя России.

Это произошло под давлением командования союзническими войсками в Сибири. Оставшись без поддержки армии, практически не контролируя ситуацию, Колчак согласился отречься от власти в обмен на гарантии безопасности, предоставленные союзниками. В тот момент он и произнес фразу, ставшую пророческой…

10 января составы с чехословацкими легионерами, подчинявшимися союзническому командованию, вышли из Нижнеудинска в направлении Иркутска. Колчак ехал в одном из вагонов. В Иркутск составы прибыли 15 января. Здесь чехословаки в обмен на свободный проезд далее на восток выдали Колчака политцентру.

21 января политцентр отказался от власти в Иркутске в пользу злейших врагов адмирала — военно-революционного комитета. Судьба адмирала, преданного командованием союзников, была решена. Его расстреляли в Иркутске утром 7 февраля 1920 года.

Справка

Экономика поездки следующая. Билет на автобус от Иркутска до Нижнеудинска в один конец стоит тысячу рублей. В общем вагоне железнодорожного транспорта — еще дешевле. Плацкарт — около полутора тысяч. Гостиница обойдется начиная с 700 рублей на одного человека. В итоге — в пределах трех тысяч рублей.

Прыгунам с моста (на фото) запрет совсем не мешает.
Прыгунам с моста (на фото) запрет совсем не мешает.
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments