Преступление почти без наказания

На 4 года колонии-поселения осудили лихача, убившего школьника на пешеходном переходе у «Баргузина» в Иркутске
Каждое заседание суда словно соль разъедало и без того незаживающую рану, образовавшуюся после гибели Данила в сердцах его родных. Ни извинения, ни компенсация морального вреда не смогут вернуть людям утраченный 15 мая 2019 года покой. «Внуку было 17 лет, 10 августа ему будет 18 лет», — до сих пор не может смириться с утратой бабушка Данила Любовь Алексеевна. Решение судьи, вынесшей вердикт по делу о смертельном ДТП, повергло всех в шок
Каждое заседание суда словно соль разъедало и без того незаживающую рану, образовавшуюся после гибели Данила в сердцах его родных. Ни извинения, ни компенсация морального вреда не смогут вернуть людям утраченный 15 мая 2019 года покой. «Внуку было 17 лет, 10 августа ему будет 18 лет», — до сих пор не может смириться с утратой бабушка Данила Любовь Алексеевна. Решение судьи, вынесшей вердикт по делу о смертельном ДТП, повергло всех в шок

Бабушка погибшего 11-классника Любовь Алексеевна пережила очередной шок.  В первый раз это было, когда она потеряла внука, и вновь — в минувшую среду, когда услышала приговор судьи. Родственники Данила просили для водителя-убийцы реальное тюремное заключение, но судья Октябрьского районного суда вынесла,  по мнению семьи, более чем мягкий приговор. Ему дали 4 года колонии-поселения. «Смерть должна быть наказана строже, а так получается, что любой может делать ДТП и уходить от наказания. Если уж здесь нет справедливости, правосудия,  то где его тогда искать? Мы будем подавать апелляцию», — отметила Любовь Зайцева после завершения судебного заседания
Бабушка погибшего 11-классника Любовь Алексеевна пережила очередной шок. В первый раз это было, когда она потеряла внука, и вновь — в минувшую среду, когда услышала приговор судьи. Родственники Данила просили для водителя-убийцы реальное тюремное заключение, но судья Октябрьского районного суда вынесла, по мнению семьи, более чем мягкий приговор. Ему дали 4 года колонии-поселения. «Смерть должна быть наказана строже, а так получается, что любой может делать ДТП и уходить от наказания. Если уж здесь нет справедливости, правосудия, то где его тогда искать? Мы будем подавать апелляцию», — отметила Любовь Зайцева после завершения судебного заседания

Напомним, 15 мая в 8 часов утра у кинотеатра «Баргузин» водитель черного «Мерседеса» на большой скорости сбил 17-летнего Данила Зайцева, переходившего дорогу по нерегулируемой зебре. От удара парня отбросило на 30 метров, и от многочисленных травм он умер на месте, не дождавшись приезда скорой. Водитель с места аварии скрылся, но в тот же вечер сдался полиции. На 26-летнего Виктора Авдулова завели уголовное дело. Как покажет медицинская экспертиза, на момент задержания в его крови содержались остатки наркотического вещества. Расследование всех обстоятельств этого ДТП длилось полтора месяца, в конце июня материалы передали в суд, и в среду, 31 июля, Октябрьский районный суд поставил в деле точку, которая может превратиться в многоточие, ведь родители погибшего в ДТП школьника категорически не согласны с решением судьи. Они уверены, 4 года колонии-поселения слишком мало для убийцы.

Во вторник, 30 июля, завершилось судебное следствие по смертельному ДТП на «Баргузине», и разбирательство дела продолжилось прениями сторон. Взял слово защитник Виктора Авдулова Владимир Агильдин. На прошлом заседании он попросил время на изучение всех чеков, предъявленных пострадавшей стороной для возмещения материального вреда.

— Во-первых, я хотел бы отметить, что большинство товарных накладных и чеков не имеют подтверждающих кассовых чеков, в этом случае возникают определенные сомнения, — начал адвокат. — И таких накладных достаточно много. Вот еще товарный чек «роза свадебная», приложение к чеку.

— Потому что нет другого названия! — задыхаясь от слез и не выдержав цинизма адвоката, выкрикнула с места мачеха погибшего школьника Екатерина Юрьевна. — Розы похоронной нет такой, в номенклатуре такого нет!

— Попросили бы, чтобы изменили название, — невозмутимо продолжал адвокат. — Кроме того, ваша честь, я считаю, что возмещению не подлежат погребальные обеды на 9 и 40 дней, которые не относятся к захоронению.

— Подсудимый, встаньте, — обратилась судья Октябрьского районного суда Иркутска Екатерина Никитина. — Поддерживаете защитника, это ваше общее мнение?

Обвиняемый, который все это время, не поднимая покрасневших глаз, сидел на лавке в железной клетке, встал.

— Я готов выплатить материальный вред в полном объеме, — едва слышно, запинаясь, произнес лихач.

Адвокат недовольно обернулся на своего подзащитного и попросил перерыв для обсуждения позиции по этому пункту. Пары минут оказалось достаточно.

— Согласен компенсировать материальный вред в полном объеме, — повторил Авдулов уже чуть более уверенно, на что его адвокат лишь пожал плечами.

— Я связан с позицией своего подзащитного, свое мнение я уже высказал, — прокомментировал Владимир Агильдин.

Для выступления в прениях сторон судья дала слово государственному обвинителю, помощнику прокурора Октябрьского района Иркутска Алене Данчевской, которая скрупулезно, больше 20 минут зачитывала все материалы дела.

— В зале судебного заседания достаточно полно и объективно были исследованы все доказательства, собранные по данному уголовному делу, — резюмировала гособвинитель и запросила для обвиняемого 4 года в колонии-поселении с лишением права управлять автомобилем на 3 года.

Бабушка погибшего Данила Зайцева Любовь Алексеевна обратилась к судье, взывая к справедливости.

— Я не согласна, что это был просто случайный наезд на ребенка, — едва сдерживаясь, заметила женщина. — Это было умышленное, ведь человек поехал в 8 часов утра, в час пик, когда много народу. В тот момент он думал о своем ребенке или о своей жене, о родителях? Он ни о ком не думал, он просто ехал убивать. И мой внук, может, предотвратил еще чью-то смерть. Я прошу вас, ваша честь, разобраться в этом деле по закону, чтобы другим было неповадно, чтобы они знали, что не получится просто так взять и на поселение уйти, а потом уйти по УДО.

Глядя на обвиняемого полными слез глазами, женщина буквально расстреливала его словами:

— Я ему желаю от всей души прожить долго, мучительно и чтоб ты каждую секунду думал, мечтал о смерти.

Представитель пострадавшей стороны отметил, что, управляя автомобилем, обвиняемый преступно пренебрегал требованиями ПДД, действовал, создавая опасность и причиняя вред.

— Управлял транспортным средством в состоянии опьянения, — заметил он. — Только благодаря случаю он не забрал жизни и здоровье других ни в чем не повинных людей.

Представитель Зайцевых отметил, что, по мнению стороны потерпевших, признание вины Авдуловым является лишь способом понизить свою ответственность, так как фактически обвиняемый не признал тот факт, что он применял одурманивающие средства, а все его попытки загладить вину и извинения — лишь попытка уйти от наказания.

— Хотя судимости у Авдулова погашены, это характеризует его как лицо, преступающее закон, — продолжил законный представитель семьи Зайцевых. — А с учетом множественных нарушений административного законодательства можно говорить о регулярном нарушении им закона. Цинично пренебрегая ПДД, Авдулов прекрасно понимал, что сбитый им парень нуждается в помощи, но скрылся, не оставляя сбитому им человеку шансов на жизнь, после чего выжидал долгое время в лесу с целью избавиться от вторичных признаков применения алкоголя и наркотиков.

В зале повисла пауза, после которой сам Виктор Авдулов взял слово. Чуть не рыдая, виновник смертельной аварии стал просить прощения у родных погибшего под его колесами Данила. И непонятно было, то ли обвиняемый действительно раскаялся в преступлении, то ли играл на публику, пытаясь смягчить себе наказание.

— Во-первых, хочу извиниться перед пострадавшими, перед родственниками погибшего, — с некоторым вызовом, запинаясь, сказал он. — Я понимаю, что невозможно будет меня простить, но я не преднамеренно совершил данное преступление. Вину я полностью признаю, полностью раскаиваюсь в содеянном. Готов понести наказание — больше мне сказать нечего.

Обвиняемый тяжело рухнул на лавку и опустил глаза в пол, а слово взял его адвокат.

— Думаю, в зале нет ни одного человека, который не соболезновал и не сочувствовал бы потерпевшим, — окинув взглядом всех присутствующих, произнес Владимир Агильдин. — Да, они понесли большую утрату, никто этого не оспаривает, но мой подзащитный пытается извиниться. Мы не оспариваем обвинение по пунктам «а» и «б» части 4 статьи 264 УК РФ, несмотря на то, что состояние опьянения было установлено практически через сутки после совершения ДТП и никаким образом не проверялось.

Защитник стал упирать на то, что состояние опьянения на момент ДТП не доказано точно, лишь на момент задержания, но тем не менее его подзащитный полностью признает вину.

— Также при назначении наказания я прошу учесть, что мы хотели пройти суд в упрощенном порядке, без допроса свидетелей, — сказал он. — Признавая вину, просто получить назначенное наказание.

К смягчающим обстоятельствам он попросил отнести полное признание вины, раскаяние в содеянном и активное содействие следствию.

— И это говорит не о том, что он придумывает версии, как было высказано представителем потерпевших, чтобы снизить ответственность, а о том, что он раскаялся и несет вину, — заключил адвокат. — Также прошу суд учесть тот факт, что в меру своих возможностей он пытается загладить причиненный материальный вред, делает переводы и не собирается на этом останавливаться. Он действительно делает это искреннее.

По мнению адвоката, человек совершил преступление и заслуживает наказания, но оно должно учитывать принцип гуманизма и все смягчающие обстоятельства. В том числе и влияние этого наказания на жизнь семьи обвиняемого, так как его супруга не работает, находится дома с малолетним ребенком, которому необходимо лечение.

— Я не согласен с позицией, что исправить человека может только реальное лишение свободы, — сказал Агильдин. — Тяжесть преступления никто не оспаривает, но она не является целью наказания. У нас нет такого наказания, как кара, мы должны вернуть в общество человека, который исправился и который вернется нормальным членом общества, а не преступником. Я не видел ни одного человека, которому давали бы 10 лет и он исправился, вернулся в общество лучше. При наличии всех смягчающих обстоятельств и отсутствии отягчающих я бы просил назначить наказание без реального лишения свободы. Нет ни одного факта, что он нуждается в исправлении в колонии-поселении.

Тирада защитника Авдулова вызвала недоумение у семьи Зайцевых, а их представитель попросил паузу для подготовки реплики. Заседание перенесли на следующий день.

31 июля в зале собралось много слушателей, и это не удивительно, ведь судья должна была вынести вердикт.

Зачитав все обстоятельства дела, которые заняли не одну страницу, судья Екатерина Никитина огласила приговор. И он поверг родственников в шок.

— Назначить виновнику аварии наказание в виде 4 лет лишения свободы в колонии-поселении, — прочитала судья. — С лишением права управления транспортными средствами сроком на 3 года.

Кроме того, виновнику смертельного ДТП на «Баргузине» предстоит возместить моральный вред семье погибшего Данила Зайцева — 2 миллиона рублей и стоимость консультации юриста.

В полной тишине все стали выходить из зала, еще не осознав до конца, что они только что услышали.

— Мы будем подавать апелляцию, — с трудом придя в себя, сказала бабушка погибшего школьника Любовь Алексеевна. — Смерть должна быть наказана строже, а так получается, что любой может делать ДТП и уходить от наказания. Если уж здесь нет справедливости, правосудия, то где его тогда искать?

Почему так мало

Не только родные, но и многие иркутяне недоумевают, почему за смерть человека опьяненный наркотиками (что подтвердила медицинская экспертиза. — Прим. авт.) виновник ДТП, к тому же скрывшийся с места аварии, получил такое мягкое наказание. Эту норму закона нам разъяснила помощник прокурора по Октябрьскому району города Иркутска Алена Данчевская: «Категория преступления, предусмотренная 264-й статьей Уголовного кодекса, по которой осужден подсудимый, предусматривает преступление, совершенное по неосторожности, и относится к категории преступлений средней тяжести. В связи с этим законодателем прямо предусмотрено наказание в виде колонии-поселения. Общий режим, иное невозможно в данном случае». 

На фото — виновник смертельного ДТП на «Баргузине» иркутянин Виктор Авдулов. 15 мая на нерегулируемом пешеходном переходе  на большой скорости он сбил 17-летнего школьника Данила Зайцева, который в то утро шел на пробный ЕГЭ. От полученных травм 11-классник скончался на месте, а водитель, даже не притормозив, скрылся с места аварии. В ходе следствия лихач заявил, что видел остановившуюся маршрутку, но подумал, что она высаживает пассажиров. Открытым остался вопрос, видел ли водитель черного «Мерседеса» знаки и зебру, а также автомобили, остановившиеся перед переходом на полосе встречного движения. В ходе судебного разбирательства Виктор Авдулов несколько раз извинялся перед семьей погибшего мальчика, но родные Данила Зайцева уверены,  все эти слова лишь для того, чтобы смягчить себе наказание
На фото — виновник смертельного ДТП на «Баргузине» иркутянин Виктор Авдулов. 15 мая на нерегулируемом пешеходном переходе на большой скорости он сбил 17-летнего школьника Данила Зайцева, который в то утро шел на пробный ЕГЭ. От полученных травм 11-классник скончался на месте, а водитель, даже не притормозив, скрылся с места аварии. В ходе следствия лихач заявил, что видел остановившуюся маршрутку, но подумал, что она высаживает пассажиров. Открытым остался вопрос, видел ли водитель черного «Мерседеса» знаки и зебру, а также автомобили, остановившиеся перед переходом на полосе встречного движения. В ходе судебного разбирательства Виктор Авдулов несколько раз извинялся перед семьей погибшего мальчика, но родные Данила Зайцева уверены, все эти слова лишь для того, чтобы смягчить себе наказание
Материалы в тему: 

«Твои извинения мне не нужны!»

В среду, 17 июля, состоялось первое заседание суда, на котором рассматривалось уголовное дело иркутянина Виктора Авдулова, по чьей вине в мае погиб одиннадцатиклассник Данил Зайцев. Напомним, школьник шел по нерегулируемому пешеходному переходу на улице Байкальской в районе кинотеатра «Баргузин». Пройдя мимо остановившейся перед зеброй маршрутки, парень сделал еще шаг, и в этот момент его на полной скорости сбил черный «Мерседес». Удар был такой силы, что мальчика отбросило на 30 метров, а иномарка, даже не притормозив, полетела дальше. От полученных травм 17-летний иркутянин умер на месте, а ...
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments