Попала в переплет

Иркутские реставраторы «читают» книги по обложкам
Текст: Ольга Романова , Фото: автора и героини публикации , Пятница , № 3 от 31 января 2020 года , #Общество
В любом, даже самом сложном, случае реставраторы стараются сохранить былой вид книги. «Максимально стараешься сохранить переплет, вплоть до того, что кожу с обложки снимаешь, размачиваешь ее, подчищаешь мездру и, ставя новый корешок, на него прилаживаешь старый, даже если он утрачен наполовину», — говорит Татьяна Михайловна. Именно так и произошло с книгой, которую реставратор держит в руках. На картоне лежит старинная обложка из кожи, которая истрепалась от времени. Как только другие работы с книгой будут закончены, ее аккуратно приладят к новой обложке. Зачем? Реставраторы поясняют, что у каждой книги, особенно у старой, своя эстетика, она передает дух своего времени, который обязательно нужно сохранить
В любом, даже самом сложном, случае реставраторы стараются сохранить былой вид книги. «Максимально стараешься сохранить переплет, вплоть до того, что кожу с обложки снимаешь, размачиваешь ее, подчищаешь мездру и, ставя новый корешок, на него прилаживаешь старый, даже если он утрачен наполовину», — говорит Татьяна Михайловна. Именно так и произошло с книгой, которую реставратор держит в руках. На картоне лежит старинная обложка из кожи, которая истрепалась от времени. Как только другие работы с книгой будут закончены, ее аккуратно приладят к новой обложке. Зачем? Реставраторы поясняют, что у каждой книги, особенно у старой, своя эстетика, она передает дух своего времени, который обязательно нужно сохранить

Иркутянка Татьяна Хлыбова — реставратор книг, по образованию — геолог, но в 80-х годах по семейным обстоятельствам пришла работать в библиотеку. «Сначала была библиотекарем, потом в методическом отделе, а потом в переплетном цехе, сейчас в центре консервации отвечаю за сохранность книг и ремонт», — говорит она. Специалист отмечает, что профессия реставратора книг — это смесь химии, истории и рукоделия, а главное качество, которым должен обладать такой специалист — терпение, ведь иногда на ремонт одной книги может уйти от нескольких дней до нескольких месяцев
Иркутянка Татьяна Хлыбова — реставратор книг, по образованию — геолог, но в 80-х годах по семейным обстоятельствам пришла работать в библиотеку. «Сначала была библиотекарем, потом в методическом отделе, а потом в переплетном цехе, сейчас в центре консервации отвечаю за сохранность книг и ремонт», — говорит она. Специалист отмечает, что профессия реставратора книг — это смесь химии, истории и рукоделия, а главное качество, которым должен обладать такой специалист — терпение, ведь иногда на ремонт одной книги может уйти от нескольких дней до нескольких месяцев
Вот так выглядит инструментарий книжного реставратора. Здесь не только специальные приспособления и инструменты для реанимации печатной продукции, но и бытовые, адаптированные под цели специалистов. Например, бумагу они тонируют обычной заваркой, а страницы библиотечных книг проклеивают ПВА. Для старинных же книг реставраторы собственноручно варят клейстер из муки, кукурузного крахмала с добавлением желатина. Или используют костный клей, который сразу схватывается. Для сшивания страниц берут хлопчато­бумажную нить и хирурги­ческие иглы
Вот так выглядит инструментарий книжного реставратора. Здесь не только специальные приспособления и инструменты для реанимации печатной продукции, но и бытовые, адаптированные под цели специалистов. Например, бумагу они тонируют обычной заваркой, а страницы библиотечных книг проклеивают ПВА. Для старинных же книг реставраторы собственноручно варят клейстер из муки, кукурузного крахмала с добавлением желатина. Или используют костный клей, который сразу схватывается. Для сшивания страниц берут хлопчато­бумажную нить и хирурги­ческие иглы
На фото вверху — так книга выглядела до того, как попала в руки реставратора, а слева — результат его кропотливого труда. Видно, что рассыпавшиеся страницы аккуратно собраны вместе, бумага стала светлее, а темные пятна по краям листа стали едва различимы. Кстати, к помощи реставраторов прибегают не только библиотеки, но и музеи, где хранятся совсем уж редкие печатные издания. К таким «пациентам» отношение особое, так как цель ремонта у каждой из таких книг разная. Если для библиотечного экземпляра, который еще будут брать читатели, важна прочность, то для музейного — сохранность
На фото вверху — так книга выглядела до того, как попала в руки реставратора, а слева — результат его кропотливого труда. Видно, что рассыпавшиеся страницы аккуратно собраны вместе, бумага стала светлее, а темные пятна по краям листа стали едва различимы. Кстати, к помощи реставраторов прибегают не только библиотеки, но и музеи, где хранятся совсем уж редкие печатные издания. К таким «пациентам» отношение особое, так как цель ремонта у каждой из таких книг разная. Если для библиотечного экземпляра, который еще будут брать читатели, важна прочность, то для музейного — сохранность

Некоторых людей вопрос «Кем ты работаешь?» запросто может поставить в тупик. Их профессия настолько необычная, редкая или странная, что вызывает удивление у окружающих. Чем занимаются эти люди, их профессия новая или давно забытая и возрожденная, какие качества нужны работнику и, наконец, где этому учат? «Пятница» продолжает знакомить своих читателей с интересными людьми и их профессиями.

Профессия реставратора книг находится на стыке естественных наук, истории и рукоделия, а главное качество, которым должен обладать такой специалист — терпение. И это неудивительно, ведь на ремонт одного томика может уйти от нескольких дней до нескольких месяцев. Естественно, чем старше книга, тем сложнее и кропотливее работа по ее восстановлению. Всего несколько лет назад в Иркутске не было ни одного специалиста, который по науке, со знанием дела мог бы привести потрепанное временем издание в порядок, а сегодня их уже около десяти.

— Шьете, вяжете, рисуете? Значит, вы наш человек, — замечает ведущий специалист регионального центра консервации библиотечных фондов библиотеки имени Молчанова-Сибирского, реставратор книг Татьяна Хлыбова. — До начала двухтысячных в Иркутске не было такой профессии. Книги просто отвозили в типографии, отдавали людям, которые были переплетчиками, но к реставрации никакого отношения не имели.

А с 2002 года начала действовать национальная программа по сохранению библиотечных фондов РФ, и руководство библиотеки направило сотрудников на стажировку, перенимать опыт у реставраторов Санкт-Петербурга. Татьяна Михайловна стала одной из первых, кто освоил навык «реанимации» книг. По месяцу несколько лет подряд иркутянка постигала азы, училась у специалистов Федерального центра консервации в Санкт-Петербурге. А вернувшись в Иркутск, закрепляла материал на практике и делилась знаниями с коллегами.

— Задача реставратора не просто отремонтировать книгу любым доступным способом, а привести ее в тот вид, в котором она была изначально, — говорит Татьяна Хлыбова. — Подчас на это уходит немало времени.

Специалист отмечает, что хоть профессия реставратора книг творческая, но она требует определенных знаний химии, истории, биологии и переплетного дела.

— Например, биология нам требуется для того, чтобы убрать с книг плесень. История помогает разобраться в тиснениях, видах переплета, обложках, ведь в свое время был популярен тот или иной вид.

Кстати, до массовой печати книг в типографиях в середине XX века искусство книжного переплета было в почете. Книги сплетали вручную, уделяя немало внимания обложке. Но популяризация литературы сыграла с переплетчиками злую шутку, они стали не нужны.

— Когда я начинала изучать этот вопрос, многие необходимые для реставрации материалы можно было приобрести только в художественных магазинах Питера и Москвы, — вспоминает Татьяна Хлыбова. — А затем пошла мода на хенд-мейд, стали появляться книги и альбомы ручного переплета, появились материалы, информация.

Первое, с чего начинается работа — это реставрация бумаги. Книги, поврежденные грибком, обычно хорошо сушат в специальной камере, затем кисточкой чистят каждую страницу, выметая из них все — от насекомых до иголок и ниток.

— Однажды проводили выставку вещей, забытых в книгах, — делятся книжные врачеватели. — Находили как-то казначейский билет начала века достоинством 100 рублей, фотографии, письма, медный крестик и даже 7 тысяч рублей, которые мы вернули владельцу. Но чаще всего между страницами попадаются высохшие насекомые.

Такие «сокровища» реставраторы аккуратно выметают кисточкой, промывают листы в дистиллированной воде.

— Многие удивляются, когда лист бумаги опускаешь в воду и начинаешь его на стекле мыть с мылом, — рассказывает Татьяна Михайловна. — У нас это называется «нейтрализация». Например, низкокачественная бумага типа газетной часто дает воду чайного цвета, это выходит лигнин, который ее разрушает.

Затем страницы хорошо просушивают, чинят заломы, разрывы, оторванные части.

— Если оторван край страницы, на специальном светостоле его можно восполнить, — делится секретами специалист. — Клеят так виртуозно, что бывает, проведешь рукой, а стык даже не чувствуется.

Дальше отмытую и залатанную книгу собирают и переплетают. Одних только видов переплета существуют десятки.

— Французский, немецкий, модерн, китайский, японский, на собачий зуб, конторский и анатомический переплет, это когда корешок книги остается открытым, — перечисляет мастер. — По оформлению переплеты делятся на цельные, кожаные, полукожаные, составные.

По виду книги, переплета, состоянию бумаги, способу прошивки или проклейки профессиональный реставратор может определить примерный год ее издания.

— Бывает, берешь книгу и видишь, что там было уже два-три переплета, — продолжает Татьяна Хлыбова. — То есть ее когда-то уже приводили в порядок.

К слову, между реставрацией старой книги из библиотеки и из музея есть разница. Если для музея важна сохранность, то для библиотеки еще и прочность. Поэтому на ремонт одной книги может уйти от двух часов до бесконечности.

— Сейчас у меня в работе книга, которую я реставрирую почти год, — рассказывает Татьяна Михайловна. — Дело в том, что делать одну книгу каждый день не получится, процесс постоянно прерывается. Например, ты что-то приклеил и ждешь, пока высохнет, снова подклеил и ждешь.

Поэтому в работе у реставратора всегда несколько книг одновременно.

— Иногда приходится переделывать, — поясняет мастер. — Помню одну вредную книгу, которая никак не садилась в корешок, так я ее шесть раз переделывала. Но такое бывает редко.

Вопрос, к чему такие сложности, если книгу можно просто проклеить клеем или скотчем, реставраторов возмущает: «Если тупо налепить в старую книгу заплатку из новой бумаги — это оскорбление. У каждой книги, особенно у старой, своя эстетика, она передает дух своего времени. Поэтому если берешь новый материал, стараешься искусственно его состарить, провести вощение или тонировку».

Бумагу реставраторы тонируют заваркой, некоторые книги клеят ПВА, так как он более-менее безвредный, для других варят клейстер из муки, кукурузного крахмала, добавляют в него немного желатина. Также в ход идет натуральный костный клей, который сразу схватывается. Для сшивания используются хлопчатобумажная нить и хирургические иглы.

— Лечить книги — очень увлекательное занятие, — утверждает Татьяна Хлыбова. — Реставрация находится на стыке химии, биологии, творческих навыков и колоссального терпения. Ведь если поторопиться, можно совершить ошибку, которая сразу не будет заметна, но через 10—15 лет скажется на состоянии книги. Мы работаем на вечность, это всегда нужно помнить.

Но кроме составления раствора и латания поврежденных страниц реставраторам нравится рассматривать историю книги.

— Бывает, ремонтируешь церковную книгу, а там пятна воска, — делится Татьяна Михайловна. — По их цвету понятно, что за человек ее читал. Самые дешевые сальные свечки оставляли черные следы, а у людей побогаче свеча оплавлялась и оставляла желтое пятно. Попадаются отпечатки пальцев, надписи, как, например, в старинной детской книге, на которой чернилами было написано: «Кто возьмет меня без спроса, тот останется без носа». Это очень трогательно. Или талончики в библиотечных книгах. Их мы после реставрации обязательно переклеиваем обратно, ведь все это история книги, ее жизнь.

Татьяна Хлыбова рассказывает, что в самом начале ее работы реставратором ей попался журнал для детей до шести лет, который издавался в 1916 году в Санкт-Петербурге.

— Названия уже не вспомню, но там были сказки и герои, которые позже перекочевали в известный многим журнал «Мурзилка». Когда мы реставрируем газеты из фонда музея, видим, какая богатая жизнь была в Иркутске в те времена. Если сейчас спросить, что такое сушиед, все подумают на японские роллы, а ведь в начале прошлого века в Иркутской губернии была такая компания по торговле сушеными фруктами с юга. Очень много интересного попадается, но со временем уже редко вчитываешься, изредка взгляд выхватывает лишь самое интересное.

На сегодняшний день в Иркутске книжных реставраторов не больше десятка, и все знают друг друга не только в лицо, но и по стилю работы. Но вскоре таких специалистов может стать больше, ведь в библиотеке имени Молчанова-Сибирского откроется лицензированный центр, который сможет обучать экспертов-реставраторов.

Цена вопроса
Так сколько же стоит отреставрировать книгу? Оказывается, цена ремонта напрямую зависит от затраченного на нее времени.

— Бывает, ремонт обходится в 100 рублей, а бывает в 3—4 тысячи, — говорит ведущий специалист регионального центра консервации библиотечных фондов библиотеки имени Молчанова-Сибирского, реставратор книг Татьяна Хлыбова. — Самая дорогая реставрация стоила владельцу издания 20 тысяч рублей. Иногда даже сам реставратор не может оценить, в какую сумму в итоге выльется ремонт. Поэтому когда нам приносят потрепанную от частого использования кулинарную книгу или энциклопедию по домоводству, мы сразу говорим, что дешевле будет купить новую, чем привести в порядок эту.

В одном из прошлых номеров «Пятница» рассказала об иркутском керамисте, который лепит из глины праздник, а именно елочные игрушки. Обычный кусок сырой глины в его руках превращается в симпатичных лисичек, зайцев, медведей, сов и даже фантастических существ. Но прежде чем они украсят собой ветви новогодней елки, фигуркам предстоит пройти долгий путь от лепки до обжига и финальной росписи. Поэтому за месяц керамических елочных игрушек делается не так уж много, не больше 150—200 штук

 

Работа над книгой начинается с бумаги. Книги, поврежденные грибком, просушивают в специальной камере, после чего специалисты кисточкой прометают каждую страницу, выметая из них все, от пыли и насекомых до иголок и ниток. «Чего только не находили. Однажды попался казначейский билет начала века достоинством 100 рублей, фотографии, письма, медный крестик и даже 7 тысяч рублей, которые мы вернули владельцу. Но чаще всего между страниц попадаются сушеные насекомые», — отмечают специалисты
Работа над книгой начинается с бумаги. Книги, поврежденные грибком, просушивают в специальной камере, после чего специалисты кисточкой прометают каждую страницу, выметая из них все, от пыли и насекомых до иголок и ниток. «Чего только не находили. Однажды попался казначейский билет начала века достоинством 100 рублей, фотографии, письма, медный крестик и даже 7 тысяч рублей, которые мы вернули владельцу. Но чаще всего между страниц попадаются сушеные насекомые», — отмечают специалисты
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments