Немного немцы, немного поляки

Четверть века назад началась история изучения пихтинских голендров, компактно проживающих в Заларинском районе
Жители таёжных деревень исповедуют лютеранство
Жители таёжных деревень исповедуют лютеранство

По-русски трудолюбивы, по-немецки чистоплотны
По-русски трудолюбивы, по-немецки чистоплотны
Избы голендры белят, добавляя в раствор синьку
Избы голендры белят, добавляя в раствор синьку

Впервые на региональном уровне о пихтинцах заговорили в 1993 году, хотя сам факт существования Пихтинска, Среднего Пихтинска и Дагника никого не смущал и не удивлял.

 Считается, что катализатором этнографического интереса стала программа инвентаризации памятников Иркутской области. Особенности сельских строений подтолкнули архитекторов к глубокому изучению трёх таёжных деревень. Неожиданно выяснилось: аналоги домов сибирских голендров есть в Полесье, Украине, Польше, Беларуси и даже в Восточной Германии. Особенно интересные дома-усадьбы давно заняли своё место в польских и немецких музеях под открытым небом, а у нас в таких раритетах живут.

 Голендры появились в Сибири в разгар столыпинской реформы, но до сих пор они сами вряд ли ответят на вопрос, какой крови в их жилах больше — немецкой польской, может белорусской?..

Люди с немецкими фамилиями, особенно старшее поколение, говорят на смеси русского, украинского, белорусского языков, называя такой смешанный диалект хохлацким.

Жители таёжных деревушек, расположенных всего-то в 280 километрах от Иркутска, исповедуют лютеранство, молятся по польским ксёнжкам, не забывая о православных святых. Особая народность, особый быт, особые нравы. Вот, собственно, чтобы расшифровать информацию, оформленную в несколько предложений, этнографам, историкам, лингвистам понадобится десяток лет, хотя споры о голендрах идут более сотни лет.

— Однажды я задал себе вопрос: кто мы такие? В некоторых семьях росло по 13 детей, но что удивительно — первый сын, например, по паспорту немец, у второго в пятой графе написано «русский», третий записан украинцем, — рассказал в интервью журналу «Капиталист» местный житель Адольф Кунц. — А когда стал этим вопросом донимать своего деда, он мне прямо сказал: «Запомни: мы выродки из Голландии».

Бужские голландцы

Одно из ранних, но явно не первое упоминание о голендрах относится к началу XVII века, когда польский граф Рафаэль Лещинский позволил поселиться на своих бужских землях колонистам. Переселенцев стали называть по-польски — holendry, а по-немецки Bughol-iaender, что в переводе означает «бужские голландцы». В XVIII веке выходцы из первых польских поселений основали новые колонии, которые уже назывались по имени народности — Свержовские Голендры, Забужские Голендры.

После третьего раздела Польши (в 1795 году) голендры оказались на территории Российской империи. Здесь, а точнее в Гущанской волости Владимир-Волынского уезда Волынской губернии и в Домачёвской волости Брест-Литовского уезда Гродненской губернии, они и жили все вместе до начала XX века. История их переселения в Сибирь связана со столыпинской реформой.

Замустэче, Новыну и Дахны

 Три женщины в чепцах и с одинаковой фамилией Людвиг — не сёстры. Их родство вообще трудно поддаётся определению: Лена замужем за своим троюродным племянником, который приходится скольки-то-юродным братом и Наташе, и Свете, те, в свою очередь, тоже отдалённая родня. В Пихтинске, Среднем Пихтинске и Дагнике кто не Людвиг — тот Зелент, Кунц, Гильдебрандт, Гимбург, Пастрик или Бендик. За сто лет, что существуют деревни, все успели друг с другом породниться. Старики не одобряли браков с чужаками, говорили: две веры на одной подушке не спят. Непросто сохранить чистоту крови, ведь в том же райцентре, в Заларях, большая община татар, в Тагне — чуваши, в соседней Хор-Тагне живут потомки староверов-кержаков.

— Голендры  очень похожи внешне. Они даже в большом городе друг друга на улице узнают, —  устраиваясь поудобнее в тёплой машине, рассказывала Галина Макогон, идейный вдохновитель и организатор краеведческого музея.

С 1994 года Галина Макогон возит в таёжную глушь историков, этнографов и журналистов.

— Просто удивительно, насколько им удалось сохранить всю самобытность, уникальную этнографию. Это настоящая колония! 

— Голендры пришли в Сибирь во время столыпинской аграрной реформы. Как она началась, в 1906-м, к нам потянулись переселенцы из тех районов империи, где земли остро не хватало. В то время голендры жили на реке Буг, потому и звались бужскими голендрами, — говорит Галина Николаевна. — Сейчас это территории Западной Украины, Беларуси и Польши. И вот оттуда в 1908-м пришли в Иркутскую губернию четыре ходока от голендров, вроде как на разведку. Посмотрели предлагаемые земли, выбрали для будущего поселения самый глухой участок тайги, грешным делом даже в болота залезли, чтобы подальше от других быть. С 1911-го по 1915 год сюда приехали 36 семей. Они основали три деревни — Замустэче, Новыну и Дахны, сейчас это Пихтинск, Средний Пихтинск и Дагник. Но переехали не все — многие голендры не решились, остались там, на Буге…

 К переселенцам с Буга в Сибири отнеслись без всякого пиетета и, недолго думая, записали немцами — главным образом из-за фамилий. Новенькие называли себя holendry или olendry, что можно перевести с польского как «голландцы». Но в Сибири того времени было не до занимательной этнографии.

В разное время разгадкой феномена под названием «голендры» помимо первого директора Заларинского краеведческого музея Галины Макогон занималась этнограф Наталья Галеткина. Этимологию термина «голендр» изучал Болеслав Сергеевич Шостакович, доктор исторических наук, профессор ИГУ. Из зарубежных исследователей свою лепту в разгадку внёсли немецкий историк Вальтер Кун, изучавший места первичной колонизации на территории Польши, немецкий этнограф Эдвард Бютов и другие.

 Но и через сто с лишним лет история голендров, похожая на детектив, ещё далека от развязки.

— Исследователи продолжают спорить: одни уверены, что голендры пришли на Буг из Пруссии, другие — что из Голландии. Точно известно только то, что в середине XVII века они осели на Буге, на землях тогдашней Речи Посполитой, создали там колонии. В 1795 году, после третьего раздела Польши, голендры оказались на территории, которая вошла в состав Российской империи, — в Волынской и Гродненской губерниях. Постепенно они ассимилировались, отсюда их украинско-белорусский язык, но сохраняли свою лютеранскую веру и фамилии. Они до сих пор на этой смеси языков говорят и называют это «по-хохлацки», — резюмирует Галина Макогон.

Время не ждёт

 Пока историки и этнографы спорят, время берёт своё: деревни пустеют, голендры уезжают в город, присматривают на стороне невест и женихов. В подтверждение этого вспоминаем одну из местных женщин — Лену Людвиг.

 — Старшие ещё говорят дома по-хохлацки, но не обижаются, что мы перестали. Вот я уже не умею говорить. Отдельные слова знаю, в целом речь понимаю. Как мы можем по-хохлацки говорить, если учились с русскими в интернате сначала, а потом в училищах и институтах? — удивляется Лена. — В город многие уезжали, и вернулись далеко не все…

Использованы материалы журнала «Капиталист», сайта strana.ru.

Каждая семья держит скот, без этого в деревне не прожить
Каждая семья держит скот, без этого в деревне не прожить
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments