Не так подписались

Что происходит с выдвижением кандидатов на выборы в иркутскую думу?
Текст: Елизавета Старшинина , Фото: из социальных сетей , Пятница , № 29 от 26 июля 2019 года , #Политика
20 июля, Москва, проспект Сахарова. 22 тысячи человек в этот день пришли на митинг «За допуск на выборы». Независимых оппозиционных кандидатов (57 человек), попытавшихся зарегистрироваться на выборы в думу Москвы, не допустили к регистрации. Предлоги те же, что и по всей стране: недействительные подписи, неправильные даты… Почему же власть так не хочет видеть независимых кандидатов на выборах? Боится непредсказуемости их действий? Опасается консолидации свободных, в отличие от «Единой России», кандидатов? Но такие действия власти наносят колоссальный ущерб ей же самой, бьют по репутации избирательной системы страны в целом
20 июля, Москва, проспект Сахарова. 22 тысячи человек в этот день пришли на митинг «За допуск на выборы». Независимых оппозиционных кандидатов (57 человек), попытавшихся зарегистрироваться на выборы в думу Москвы, не допустили к регистрации. Предлоги те же, что и по всей стране: недействительные подписи, неправильные даты… Почему же власть так не хочет видеть независимых кандидатов на выборах? Боится непредсказуемости их действий? Опасается консолидации свободных, в отличие от «Единой России», кандидатов? Но такие действия власти наносят колоссальный ущерб ей же самой, бьют по репутации избирательной системы страны в целом

8 сентября в Иркутске пройдут выборы депутатов в городскую думу. Интерес к ним очень большой. Согласно информации на официальном сайте горизбиркома, по одномандатным округам выдвинулись 390 человек (на утро 25 июля), а мест в думе всего 35. Однако у некоторых самовыдвиженцев, в том числе известных политиков, на пути к регистрации возникли серьезные препятствия. По данным все того же сайта избиркома, 27 выдвиженцам в регистрации было отказано. «Пятница» попыталась разобраться в причинах.

Сотрудник Института систем энергетики Михаил Васильев собирался бороться за место в думе по округу № 32 (территория от школы № 19 в Академгородке Иркутска до троллейбусного депо). Для регистрации в качестве кандидата ему нужно было собрать 66 подписей избирателей, Михаил собрал 72 — это максимальное количество.

— Подписи я собирал лично, — рассказал Михаил. — Среди них были научные сотрудники, кандидаты, доктора наук. Естественно, все люди грамотные, старались, чтобы все было идеально: подписи, адреса, даты. Окружная избирательная комиссия не нашла нарушений. Проверки по базам данных миграционной службы тоже ничего не вы--
явили. Полицейские обходили всех моих подписантов, спрашивали, подписывались ли они за Михаила Васильева.

А что, полиция всех обходит?

— В законодательстве есть формулировка о том, что избирательные комиссии могут обращаться в различные органы для проверки. Но я не слышал, чтобы ходили по квартирам проверять подписи за других выдвиженцев. И вот после всех этих проверок в комиссию пришел криминалист-почерковед МВД Алексей Брензей. Посмотрев подписи, он сказал, что даты поставлены другой рукой. И после этого избирательная комиссия отказала мне в регистрации.

На основании слов почерковеда?

— Да. И комиссия теперь ничего не хочет слышать, несмотря на то, что люди лично готовы прийти и подтвердить свои подписи. Более того, несколько человек ходили в избирательную комиссию, но с ними отказались говорить и принимать заявления. Та же ситуация у Сергея Беспалова, который выдвигался в соседнем округе. Я лично ставил за него подпись, и именно ее признали недействительной. Когда в суде рассматривали его жалобу, почерковед отказался от своих претензий к моей подписи, и суд признал решение комиссии незаконным.

Михаил Васильев тоже пытается оспорить решение комиссии в суде. Массовые отказы в регистрации он связывает с политической ситуацией в городе:

— Смотрите, кому это выгодно, и вся схема вырисовывается. Зачищаются все, кто теоретически может составить реальную конкуренцию.

Некоторым самовыдвиженцам удалось оспорить решения окружных комиссий. Среди них Дмитрий Ружников (округ 10). В своих социальных сетях Ружников описал эпопею с самовыдвижением, длившуюся больше трех недель. 30 июня он подал документы в комиссию и получил отказ по той причине, что указал в подписном листе свой статус депутата. Комиссия сочла, что эта информация может оказать некое воздействие на людей. Однако Куйбышевский районный суд признал решение об отказе незаконным и постановил принять новое решение. Комиссия подала апелляцию в областной суд, но апелляционная инстанция подтвердила решение районного суда и дала комиссии трое суток на исполнение. Дальше комиссия разослала письма в суд и горизбирком с просьбой разъяснить судебное решение. По этому поводу состоялось заседание судебной коллегии. В итоге суд обязал комиссию исполнить решение в срочном порядке. Наконец 24 июля, когда кандидат уже был готов идти в Следственный комитет, комиссия приняла решения о регистрации.

Известно, что суды также признали незаконными отказы в отношении Евгения Лукьянова, Павла Деранжулина, Сергея Беспалова, Александра Квасова, Марины Ершовой, Любови Третьяковой. Еще несколько дел на рассмотрении.

Сами выдвиженцы и их сторонники говорят об административном произволе, отсеивании неугодных кандидатов и нарушении избирательных прав. Впрочем, председатель городской избирательной комиссии Андрей Мельников считает эти обвинения необоснованными.

— Тех кандидатов, у которых все в порядке с документами, регистрируют, в том числе и самовыдвиженцев. На сегодняшний день зарегистрировано больше 50 человек. Повода для подозрений нет, — пояснил «Пятнице» Андрей Мельников.

Андрей Александрович, скажите, разве судебные решения о признании отказов незаконными не свидетельствуют о том, что работа окружных комиссий далека от совершенства?

— Я так сказать не могу, это нормальный рабочий процесс. В 2014 году было больше сотни судебных разбирательств, которые завершились по-разному. Есть решения, где мы выиграли. Суд согласился, что отказали законно.

Вы категорически отрицаете многочисленные заявления о некоем давлении?

— Факты, которые они приводят, не являются поводом говорить о массовых отказах, о предвзятом отношении комиссий, о том, что специально режут самовыдвиженцев. Повторяю, это нормальный рабочий процесс. На каждых выборах такое бывает. Люди идут в суд. Это цивилизованный способ разрешения спора. Скажет суд, что комиссия не права — будет кандидат восстановлен. Шум, который вокруг регистрации поднят, излишний. Ничего катастрофического нет.

Главные претензии — к окружным комиссиям. Они работают независимо? Вы не можете им что-то приказывать?

— Конечно, приказывать мы им не можем. Как вышестоящий орган, мы можем осуществлять надзор, оказывать методическую помощь, но не более того. Вмешиваться во внутреннюю деятельность, приказывать кого-то регистрировать, а кого-то нет, мы не имеем права. Это полностью самостоятельная епархия. В составе комиссий есть представители партий «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР. Это обязательное условие. Окружная комиссия — это коллегиальный орган в принятии решений, там разные люди, разные мнения.

Хотелось бы, чтобы комиссии подходили более ответственно к работе, чтобы не было незаконных отказов.

— Понимаете, судебная практика изменилась. То, что раньше было основанием для отказа, например неправильно указанная дата в подписном листе, сейчас им уже не является. И каждое решение на самом деле взвешенное, не так, чтобы просто огульно брали и отказывали.

То есть в действиях окружных комиссий нет умысла зарубить кандидатов? Не допустить их к выборам?

— Нет, конечно. На нашем сайте четко видно, сколько самовыдвиженцев зарегистрировано. 24 июля был последний день, и пришло очень много желающих подать документы для участия в выборах. 29 июля начнется уже окончательное принятие решений о регистрации.

Подытожим. Большая часть отказов окружных комиссий связана с недостоверными подписями. При этом совершенно непонятно, какими нормативными актами регулируется деятельность почерковедов-графологов. Непонятно, какой методикой они пользуются, непонятна их квалификация. При этом мы знаем, что почерковедческая экспертиза по запросу следствия или суда длится несколько недель, и по ее результатам выдается официальное заключение с печатью. Но почему-то на окружных комиссиях, где решается судьба кандидата, почерковеду достаточно посмотреть подписи, чтобы сделать вывод об их недостоверности. И члены комиссии принимают их слова как руководство к действию. Хотя сами графологи говорят, что их выводы носят рекомендательный характер.

Второе. Даже если суды признают незаконность отказов, все упирается в сроки регистрации кандидата. Сначала районный суд, потом апелляция в областном. Время идет, но суды не обязывают комиссии зарегистрировать кандидата в разумный срок, они обязывают рассмотреть вопрос заново, и нет никакой гарантии, что при повторном рассмотрении будет принято положительное решение. А время подпирает, сроки выходят.

Третье. Точно такая же ситуация с массовыми отказами в регистрации кандидатов разворачивается в Москве и Санкт-Петербурге. В Москве по решению Общественной палаты был создан общественный штаб по наблюдению за выборами с полномочиями присутствовать на заседаниях избирательных комиссий. Цель штаба — вернуть все незасчитанные подписи, независимо от их количества, а также от того, намеренно была допущена ошибка или нет. Пока толку от работы штаба немного, но он хотя бы обеспечивает публичность процессу, что уже немаловажно. Иркутск — город не менее политизированный, однако в нем не нашлось влиятельных людей, лидеров общественного мнения, которые решились бы выступить посредниками между избиркомом и самовыдвиженцами. А сами выдвиженцы-отказники не выказывают желания объединить усилия, выработать единую стратегию. Увы.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments