Наводнение: хроника большой беды

В Иркутской области подтоплено 96 населённых пунктов в Нижнеудинском, Тайшетском, Тулунском, Зиминском, Куйтунском и Заларинском районах. Есть погибшие и пропавшие без вести. Это самое сильное наводнение в регионе за последние 180 лет
Вода уничтожила жилые дома, посевы, есть погибшие
Вода уничтожила жилые дома, посевы, есть погибшие

На улицах Нижнеудинска
На улицах Нижнеудинска
Некоторые дома уже не восстановить, от них остался один фундамент
Некоторые дома уже не восстановить, от них остался один фундамент
Так выглядит центральный район города
Так выглядит центральный район города

«По данным Иркутского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, днём 24 июня местами в западных районах, в горах Восточного Саяна и Южного Прибайкалья, 25 июня местами по области ожидаются сильные и очень сильные дожди, ливни, грозы, град...» Возможно, этому сообщению, появившемуся на сайте ГУ МЧС России по Иркутской области утром 24 июня, никто не придал особого значения. Дожди летом вполне нормальное явление, лесных пожаров опять же такая погода поможет избежать. Однако дальше события начали развиваться совершенно непредсказуемо...

Начало потопа

Днём 24 июня специалисты заговорили «о небольших колебаниях уровня воды до 20—50 сантиметров на реках Иркут, Белая, Бирюса», а к вечеру того же дня уже предупреждали о «возможности резкого повышения уровня воды на 100—150 см в верхнем течении левобережных притоков Ангары, малых реках западных, центральных и южных районов, а также на реках Южного Прибайкалья». Ещё через несколько часов в некоторых муниципальных образованиях Нижнеудинского и Черемховского районов был введён режим «Повышенная готовность».

Первая эвакуация была проведена ночью из оздоровительного лагеря «Заря», находящегося на берегу реки Уды в трех километрах от Нижнеудинска. Силами местной администрации вывезли 419 человек, в числе которых 351 ребёнок и 68 работников.

Первой жертвой стихии стало село Новостройка Черемховского района, расположенного в 100 километрах от райцентра — 205 жилых домов, 495 человек, из них 95 детей. Подтопило 4 приусадебных участка.

И кто бы тогда мог подумать, что буквально через несколько часов начнётся... Если лесные пожары кто-то сравнивает с настоящим адом, то здесь вполне уместна ассоциация со всемирным потопом.

«По состоянию на 10 часов утра (26 июня) уровень воды в реке Уде в районе гидрологического поста в городе Нижнеудинске — 340 сантиметров, динамика за сутки составила +198 сантиметров. Подтоплено 9 приусадебных участков. Уровень воды на Бирюсе в районе гидрологического поста посёлка Соляная составил 390 сантиметров при критическом уровне в 400 сантиметров...»

В этот момент надежда на то, что всё в итоге закончится благополучно, ещё жила. Затем сводки с места событий и вовсе начали напоминать военные — стихия пошла в атаку.

ЧС в Нижнеудинске

Уровень воды в реке Уде в Нижнеудинске поднялся до 340 см при критической отметке в 320 см. Подтоплено 9 приусадебных участков, для жителей подготовлены 4 пункта временного размещения на 1000 человек. В посёлке Сереброво (120 домов, 223 жителя), находящемся в 100 километрах от Тайшета, в зону подтопления попали 23 дома. Аналогичная ситуация сложилась в населённом пункте Соляная — в зону подтопления попали 25 домов.

И если сначала количество подтопленных домов не выходило за пределы десятков, то вскоре счёт пошёл на сотни. Стихия ударила по Нижнеудинску. Масштаб наводнения помогали понять фотографии затопленного города — они появились во всех соцсетях.

27 июня на заседании комиссии по чрезвычайным ситуациям в правительстве региона принято решение ввести режим ЧС в Иркутской области.

Жители улицы Набережной в Нижнеудинске теперь устало шутят: «Была улица, а теперь просто набережная!». Водой здесь снесло практически все дома, а те, что остались, для жилья не пригодны.

— Один сосед живёт в палатке, потому что у него дом по самые окна в землю ушёл, — говорит местный житель Рамиль Киселёв. — Другой — в машине. У него, наоборот, фундамент сорвало, и дом в воздухе подвис. У меня самый крайний дом на улице, и вода в комнатах поднималась лишь на метр, но и то в огороде огромную яму вымыло и забор унесло, а у гаража стена отвалилась. Я пока в доме ночую, но боюсь: если яма станет больше, то и у меня дом завалится.

Рамиль родился и вырос в Нижнеудинске. В его памяти ещё свежо последнее крупное наводнение, которое произошло здесь в 1996 году. Но тогда, вспоминает он, последствия легко устранили (по сути, лишь полы помыли). Вот и сейчас не ожидали, что будет так страшно.

— Мы, как поняли, что река поднимается, собрались и к родственникам уехали, — рассказывает Рамиль. — Ценные вещи, какие смогли, наверх занесли. Своих кур и кроликов в стайке я тоже повыше поднял. Думал, обойдётся. Через сутки приехал со знакомыми на внедорожнике, ужаснулся. Вся мебель утонула, две печки развалились, огорода нет — яма да галька. Всех 12 кур и трёх кроликов как будто бы к стенке прибили! У одного кролика даже голова разбита была — с такой вот силой вода прибывала! Мы ведь в устье живём, где реки Уда и Застрянка разбегаются. Вот две реки, получается, нас тут и обняли…

Сейчас практически все жители трёх улиц — Набережной, Тургенева и Советской — покинули свои жилища. Те, кто остались, охраняют остатки имущества. Рамиль Киселёв говорит, что до них ещё не дошла гуманитарная помощь. Спасаются своими силами.

— Воду и продукты мне жена и дочь привозят, — объясняет Рамиль. — У кого-то в городе есть глубинный насос, так они шланг купили, протянули и раздают воду людям. А из своего колодца я пить боюсь. Кто знает, чьи там туалеты сейчас?

Что будет дальше, никто из местных не знает. Даже картошку, говорят, посадить негде — вокруг только барханы камней. Да и некоторые дома уже не восстановить, от них остался один фундамент.

По состоянию на 28 июня в Нижнеудинске насчитывалось более тысячи подтопленных домов, здания трёх детсадов, двух школ, районной больницы, кондитерской фабрики, несколько административных зданий и территория местного аэропорта. Одну частную усадьбу полностью унесло течением. В городе отключены две электроподстанции, без света остались около 3,5 тысячи жилых домов. Остановлено два водозабора, не работала канализация.

Количество пострадавших населённых пунктов в трёх районах (Нижнеудинском, Тайшетском и Тулунском) 28 июня — 20, подтоплено 2392 жилых дома и 2521 приусадебный участок. Эвакуированы 842 человека, включая 181 ребёнка. В связи с крайне сложной паводковой ситуацией в Тулунском районе автодорога, соединяющая Иркутск и Тайшет, а также Иркутск и Братск, перекрыта в Тулуне.

После Нижнеудинска казалось — хуже уже не будет.

Тулун: кругом вода

28 июня большая вода пришла в город Тулун... «По состоянию на 20 часов местного времени в Тулуне Иркутской области уровень воды на реке Ия в районе гидрологического поста составил 1037 см при критическом 700 см, вода продолжает подниматься, — сообщил портал ГУ МЧС по Иркутской области. — На данный момент подтоплено 878 частных жилых домов, в которых проживает 1171 человек...»

Семья Ворониных не боялась наводнения. Василий Викторович родился в Тулуне и, вспоминая самый сильный за всю историю посёлка потоп, говорил — раз в 1984 году до нашей улицы Толстова в микрорайоне ЛДК вода не дошла, то и сейчас не дойдёт. Его жена Марина Викторовна верила мужу. Сын Ворониных — Олег с женой Настей и дочкой Варюшкой, которой ещё нет и двух лет, живёт неподалёку от родителей — за пять домов на той же улице, дочь Даша — в Иркутске.

28 июня Василия Викторовича увезли в больницу: воспаление легких. Олег взял машину и уехал помогать односельчанам эвакуироваться. К вечеру Марина Викторовна с ужасом увидела, что на их улицу идёт вода – нереально быстро, как в фильме ужасов. Женщина успела схватить документы и в чём была — халате и тапках — побежала к невестке. Настя позвонила мужу, сложила в сумку документы и немного вещей для Вари и вышла на улицу ждать Олега. К моменту, когда он приехал, воды уже было по щиколотку.

Приютили оставшуюся без жилья семью знакомые, живущие на горе. Сказали — живите, сколько нужно. Дома Ворониных на улице Толстова, к счастью, уцелели. Сейчас люди ждут, когда уйдёт вода. В такой ситуации они рады, что стены остались. Всё остальное наживут снова.

Олег продолжает помогать односельчанам, а по вечерам и ночам с другими тулунчанами дежурит на улице — в лодке. Мародёры уже начали охоту. Не совсем понятно, как совесть позволяет забирать у людей последнее и что вообще можно украсть в затопленных по окна домах.

Андрей Черданцев 29 июля планировал отметить свой юбилей — 50 лет. Решили собраться большой семьёй на берегу Ии жарить шашлыки. Когда пошла вода, день рождения перенесли в ресторан.

— Но и этот праздник не получился, — рассказывает дочь Татьяна, приехавшая по поводу праздника из Москвы. — Мои родители живут в квартире на пятом этаже в микрорайоне Маршала Жукова, у них ещё летний дом на улице Песочной. Дача наша чуть не уплыла, её покосило, но задержали деревья. Ворота унесло, знакомая рассказывала, что они мимо неё проплыли. Соседка недавно ездила домой, говорит, у нас один цыплёнок выжил, а гуси вокруг дома плавают. У брата Романа — дом на мясокомбинате, там вода под крышу, и неизвестно, что дальше будет. Пока он с женой вывозил детей к родителям, вернулся, вода уже до половины окон. Потом в квартире у родителей отключили свет и воду, дети голодные, в субботу отчим выпрыгивал с балкона первого этажа в лодку, плавал к дальним родственникам, чтобы сварить племянникам покушать. Сейчас они все туда временно переехали.

О том, как он прощался со своей бабушкой, житель Тулуна Павел Василевский, еле сдерживая рыдания, рассказал корреспондентам «Вести – Иркутск». 83-летняя Анелла Степановна Данелюк находилась на своей даче в садоводстве «Сплавщик», когда по местному радио сообщили новость — вода уйдёт, всё в порядке. Но внезапно дома стали стремительно уходить под воду.

— Последний бабушкин звонок был маме, — говорит Павел. — И она говорила, что сидит на комоде с двумя собаками на руках, а вода уже по горло. И она просто прощалась и говорила: «Простите за всё»…

Пока мама переговаривалась с бабушкой, Павел звонил, куда только мог, умолял всех спасти её, нашёл даже спасателя, который курировал ту местность. Поняв, что ждать помощи бесполезно, сам бросился в садоводство через затопленный Тулун, местами пересекая его буквально вплавь. Когда он добрался до места, вода была уже под крышу. Больше он не видел свою бабушку.

Остались без урожая

Заларинский район тоже попал в зону подтопления, пострадали две деревни — Тагна и Хор-Тагна.

В Хор-Тагне в воскресенье ждали приезда комиссии, чтобы провести инаугурацию: деревня официально должна была войти в число ста самых красивых деревень России. Праздник испортила Хорка — река, протекающая через поселение. Она поднялась, снесла пешеходный мост, единственную улицу посёлка на другом берегу — Сахалинскую, подмыла дамбу.

— Нас администрация предупредила, что вода идёт, — рассказала жительница деревни Лилия Павлюченко. — У меня трое детей, мы перебрались на этот берег, нам дом выделили. Мост с нашей улицы в пятницу снесло, только треск стоял, а уже в субботу вода понемногу начала уходить.

В Тагне по всей деревне разлилась Ока. Многие семьи выехали к родственникам.

По сравнению с бедствиями в Тулуне, Нижнеудинске, Тайшетском районе в Заларинском обстановка ещё более-менее. Но для людей, потерявших урожай, уже сейчас встаёт вопрос — что делать дальше?

— Мне под 90 лет, дочери 72, мы остались без огорода, — сокрушается Тамара Васильевна. — Вся надежда на внуков, у них сухо. У нас вода-то с картошки ушла, но вы сами посмотрите — не вырастет. Вода в подполье ещё стоит. В 2001-м нас топило, тоже без картошки оставались.

Сколько огородов в эти дни осталось под водой, ещё предстоит подсчитать... По информации министерства сельского хозяйства Иркутской области, в зону затопления попало 53 крестьянских (фермерских) хозяйства и сельскохозяйственных организаций в Нижнеудинском, Тайшетском, Тулунском, Зиминском, Черемховском, Усольском, Чунском районах. Общая площадь посевов в них составляет более 30 тысяч гектаров, из них подтоплено более 11 тысяч (6976 га зерновых и масличных культур, 4103 га кормовых культур, 34 га картофеля, 23,5 га овощей). Пропали 692 головы сельскохозяйственных животных (539 КРС, 78 свиней, 52 лошади, 23 овцы).

Визит президента

29 июня ночью после саммита «Большой двадцатки», проходившего в Японии, в Приангарье прибыл президент Российской Федерации Владимир Путин. Глава государства провёл в здании аэропорта Братск совещание, в котором приняли участие глава МЧС Евгений Зиничев, полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло, губернатор Иркутской области Сергей Левченко, первый вице-премьер Антон Силуанов, а также руководители профильных министерств, ведомств и муниципальных образований.

Президент поставил несколько оперативных задач — наладить информирование людей о помощи и пунктах временного размещения, а также обеспечить жителей подтопленных районов питьевой водой, продуктами питания, медикаментами и предметами первой помощи.

— В том числе нужно помочь людям найти своих родных и близких, надо составить списки эвакуированных, чтобы родственники и представители власти (это само собой разумеется) чётко знали, кто и где сейчас находится, — сказал Путин. Он также поручил сразу начать выплаты пострадавшим и дал указание губернатору Иркутской области Сергею Левченко взять этот вопрос под строгий контроль.

— Нужно, чтобы деньги до людей дошли, до каждого конкретного человека, до каждой семьи, — подчеркнул глава государства.

— Мы оперативно провели все финансовые согласования с Правительством РФ. Уже сегодня всем пострадавшим начнут выплачивать по 10 000 рублей. В утверждённых списках сегодня числится 3600 человек, — отметил Сергей Левченко. — Необходимые суммы переведены во все районы. Кроме этого, уже перечислили на карточки те социальные выплаты, которые областной бюджет предусматривает в таких случаях.

Следующая задача — воссоздание жилья и инфраструктуры. Как только спадёт вода, специалисты приступят к восстановлению водоводов, электросетей, дорог и мостов. Для этого уже стягиваются необходимые силы: специалисты, материалы, дорожная и строительная техника. Все работы необходимо провести в кратчайшие сроки.

— Восстановление жилья — одна из самых важных и первостепенных задач, — продолжил губернатор. — Мы пока до конца не знаем точных объёмов, потому что многое под водой. Но уже понятно, что объём очень большой. Мы обязаны помочь людям, которые остались без квартир и домов. Постараемся, чтобы у каждого человека, у каждой семьи был выбор, какое жилье получить. Причем это необязательно должен быть Тулун или Нижнеудинск. Предложим несколько вариантов. Такой опыт есть. Так мы делали два года назад для тех, кто потерял жильё при пожарах в посёлке Бубновка в Киренском районе. Мы тогда дали на выбор пять вариантов и в течение полугода всех обеспечили жильём.

На компенсацию ущерба пострадавшим от разгула стихии из федерального бюджета было оперативно выделено 662 миллиона рублей. Ещё 318 миллионов на эти цели направлено из областной казны.

— Мы прорабатываем списки детей и семей с детьми для того, чтобы они имели возможность, пока будут производиться работы, переждать летний период в детских лагерях, в том числе за пределами Иркутской области, — подчеркнул на встрече с президентом Сергей Левченко. — Я уже обсудил это с губернаторами СФО, и они подтвердили, что готовы принимать наших детей и семьи и с целью оздоровления, и просто для отдыха, чтобы переждать эту сложную ситуацию.

Президент в свою очередь поручил создать правительственную комиссию по ликвидации последствий наводнения, которую возглавит вице-премьер Виталий Мутко. Кроме того, президент заявил о необходимости подключить ФАС и МВД для контроля цен на товары в Иркутской области. Особо отметил глава государства, что занятия для всех школьников из проблемных районов должны начаться вовремя — 1 сентября.

Последствия разгула стихии

По данным МЧС, на территории Иркутской области с 25 июля в 6 районах произошло подтопление в 96 населённых пунктах 10 097 жилых домов, в которых проживают 32 798 человек, в том числе 7938 детей, 49 социально значимых объекта (фельдшерско-акушерские пункты, школы и детские сады), 6847 приусадебных участков. По информации Иркутского областного центра медицины катастроф, за медицинской помощью обратилось 1258 человек. Госпитализирован 191 человек, в том числе 38 детей, основной диагноз — переохлаждение.

С затопленных территорий были эвакуированы 2563 человека, в том числе 574 ребёнка. Утром 2 июля в 15 пунктах временного размещения находились 676 человек, в том числе 245 детей, остальные — у родственников и знакомых.

И наконец, хорошие новости, о которых вся область мечтала на протяжении всех этих страшных дней конца первого летнего месяца 2019 года: «В Иркутской области на территориях, оказавшихся в зоне действия дождевого паводка, наблюдается снижение уровня воды, организована работа аварийно-восстановительных бригад. За минувшие сутки (1 июля) в шести районах области — Нижнеудинском, Тайшетском, Тулунском, Чунском, Зиминском и Куйтунском — осмотрено 516 домов на наличие людей. От воды освобождено 453 дома, очищено 1304 подворья, с помощью мотопомп произведена откачка воды с 795 подворий (порядка 1000 куб. метров)... Восстановлено 10 социально значимых объектов. Вывезено 387 куб. метров мусора, расчищено 44 километра дорог, проведена полная очистка моста через реку Азей. Продолжается работа по очистке водозабора. В 18 населённых пунктах восстановлено электроснабжение. Пострадавшему населению было роздано 7 тонн продовольствия, 1600 булок хлеба и 4,5 тонны воды. Организован также подвоз воды с помощью приспособленной техники...»

По просьбе губернатора Иркутской области Сергея Левченко, с которой он обратился к командующему Центрального военного округа Министерства обороны РФ, генерал-полковнику Александру Лапину, в Нижнеудинск авиацией ЦВО 1 июля были доставлены подразделения мобильного хлебозавода. Переброшенный из Екатеринбурга комплекс состоит из печи и тестомесительного агрегата, которые способны производить 3 тонны хлеба в сутки. Ещё одно такое же производство развёрнуто на правом берегу Тулуна. Вместе с техникой в Иркутскую область доставлены бригады материально-технического обеспечения. Хлеб будут раздавать бесплатно. Сырьё для обеспечения бесперебойной работы хлебопекарни безвозмездно предоставляют сельхозтоваропроизводители и предприятия пищевой промышленности региона. 

Сейчас вода идёт в Шиткино, Коновалово, Бузыканово, Джогино. Хуже всего, по мнению волонтёров, ситуация в деревне Трёмина. Из-за сильного течения есть опасность, что дома снесёт волной. На месте круглосуточно работают спасатели и простые люди. На территории, откуда вода уходит, привозят гуманитарную помощь, а из зоны бедствия эвакуируют жителей.

Второго июля на трассе Р-255 «Сибирь» в тестовом режиме для автомобилей, скопившихся в Тулуне и Тулунском районе, запущено движение в обе стороны. Мост через реку Ию открыт. Сначала едут легковые автомобили, позже — большегрузы. Об этом сообщил губернатор Иркутской области Сергей Левченко во время своей рабочей поездки в Тулун.

Нижнеудинск, июнь 2019 года. Дом, сорванный с фундамента стихией
Нижнеудинск, июнь 2019 года. Дом, сорванный с фундамента стихией
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments