«Наш генерал» тётя Капа

Капитолина Матвеева и Виктор Задонский из Усть-Кута женаты 63 года. Рано повзрослевшие дети войны, они встретились в клубе на танцах и не расстаются до сих пор
Текст: Ольга Игошева , Фото: автора и из семейного архива героев публикации , Копейка , № 9 от 11 марта 2020 года , #Жизнь
Капитолина Ивановна Матвеева и Виктор Иннокентьевич Задонский
Капитолина Ивановна Матвеева и Виктор Иннокентьевич Задонский

Во времена молодости Капитолины телогрейку называли стежонкой
Во времена молодости Капитолины телогрейку называли стежонкой

Когда началась Великая Отечественная, Капе было одиннадцать лет, а Вите ещё не исполнилось и десяти. Они жили в соседних сёлах, а во время войны заменили собой ушедших на фронт мужчин. Наравне со взрослыми дети пахали, боронили, сеяли… Сейчас пожилые люди вспоминают те годы как самое трудное время в жизни. Победу встретили со слезами радости, а потом нашли друг друга и поженились, случилось это в 1957 году. Произошёл казус: паспортист ошибся и записал новобрачную на девичью фамилию. Принципиально это ничего не изменило: 63 года Капитолина Ивановна Матвеева и Виктор Иннокентьевич Задонский поддерживают и стараются оберегать друг друга.

— Я окончила три класса школы, а муж — четыре, — вспоминает Капитолина Ивановна. — Правда, потом я ещё в вечернюю школу ходила и в Киренск ездила учиться на ветфельдшера — в 1954-м, когда Виктор ушёл в армию.

Из-за парты — в поле

Капитолина Ивановна родилась 6 марта 1931 года в маленькой деревеньке Синюшкиной, на 15 дворов; Виктор Иннокентьевич — 14 октября 1932-го, в соседнем Омолое.

Сидеть за партами детям пришлось недолго — началась война. Капитолина забросила школу, работала в колхозе с раннего утра до поздней ночи. Виктор ещё пытался совмещать учёбу и работу, но долго тоже не смог.

— Считай, с 10 лет в колхозе работала. Пахали, боронили, косили, заготавливали всё, что могли, — вспоминает ветеран тыла. — Колоски собирали, шили рукавицы и кисеты, вязали варежки, картошку сушили, всё отправляли на фронт. В Синюшкиной всех мужчин в армию взяли, один председатель, дедушка Борис, остался с нами, детьми и женщинами, да Алёша глухой. Он хоть старый, Борис-то, ему уже 70 лет было, но стога метал высокие. И нас всё звал: «Пойдёмте, девоньки, дождичек начинается...»

— А вы знаете, как раньше картошку сушили? — спрашивает Виктор Иннокентьевич, улыбаясь: догадывается, что не всем знакомы деревенские рецепты. — Вечером её намоют, начистят ведро, нарежут кусочками — и в русскую печку на ночь на лист. И она засохнет. А потом в мешки — и на фронт.

Поесть сытно во время войны мечтали не только дети, но и взрослые. Собранные в поле колоски брать было нельзя — могли срок дать. Отдавали только гнилую картошку, которую обрежешь и выбросишь.

— В Омолое вообще крапиву ели, Виктор мой сильно наголодался, — говорит Капитолина Ивановна. — А у нас с мамой и сёстрами была корова, наша спасительница и кормилица. Без неё пропали бы совсем. Кашу из муки варили, а ещё сою привозили, так её как поешь — животом маешься ужасно, на покосе только и бегаешь в туалет вместо работы, а некоторые после этой сои лежмя лежали. Но мы не унывали и других поддерживали, концерты ставили: мы с девчонками пели, танцевали, а наш Алёша на гармошке играл; и до Орлинки ездили, и в Усть-Кут даже. Хлопали нам изо всех сил!

Отрезали по кусочку хлеба

У Капитолины Ивановны ушли воевать три брата. Двое погибли, а третий, Егор, вернулся весь израненный, в осколках, врачи говорили — чудо, что спасли. Правда, и жил он в мире недолго, хоть сестрички и отрезали ему по кусочку хлеба из своей ежедневной пайки, чтобы восстанавливался быстрее.

— Жалко нам Егора было, у него эти осколки потом ещё долго выходили, — вспоминает Капитолина Ивановна. — Он с войны привёз грамоту и орден Красной Звезды — за то, что пятерых немцев привёл, «языков». Ой, а знаете, как мы про победу-то узнали? Работали на лугу, где-то с километр от берега, глядим — идёт пароход, весь в красных флагах. А он в Омолое был, там уже все плачут, радуются. Так мы и узнали, что войне конец. Потом вся деревня собралась, чай пили.

— Вина-то не было, и не купишь — в колхозе только трудодни и хлеб, — делится Виктор Иннокентьевич. — Девушки платья холщовые носили или сарафаны — шили тогда из кулей американских, хороший материал считался, белый.

«Куда парнишку бригадиром!»

В 14 лет Капитолину Ивановну приняли в комсомол. Работницей она была хорошей, всё умела — и корову доить, и сено косить, и считалась ответственной, честной и волевой девушкой. В 1950 году маленький колхоз в Синюшкиной присоединили к большому, в Омолое. Пришлось Капе переехать в соседнее село, за 6 километров. Новенькую определили работать кладовщицей.

В этом же колхозе работал и Виктор Задонский. Он был на год младше Капы, поэтому сначала девушка на него и не смотрела. Однако парень был не промах — в 14 лет его поставили на должность бригадира в колхозе.

— Помню, мама кричала: «Куда парнишку бригадиром!» — улыбается Виктор Иннокентьевич. — А Алексей Иванович, председатель наш, хороший мужик был, отвечал: «Ничего, я научу». А у меня в подчинении одни женщины и старики. Но все меня слушались, потому что народ раньше добрый был.

Однажды в клубе на танцах Капа всё-таки обратила внимание на молодого интересного парня, он тоже загляделся на Капу… Так молодые люди начали встречаться.

— А в 1953 году меня забрали в армию, и получилось, что надолго, — рассказывает Виктор Иннокентьевич. — Она меня ждала.
И аккурат в это же время её отправили в Киренск учиться, она мне об этом в письмах писала. Вот я три года прослужил, вроде пришло время демобилизоваться, но нас, солдат, отправили на уборку хлеба на Алтай. И вот там полгода я ещё проработал. А вернулся домой вечером, а наутро вся деревня гуляла.

Расписались молодые тихо, в сельсовете. О свадебном наряде никто и не помышлял — простое платье у невесты, и всё. Свидетельство о браке со временем куда-то запропастилось, а почему не устраивали торжество в деревне — муж с женой уже и не помнят.

— Работали, наверное, — разводят руками пожилые люди.

«Останешься с телятами»

После армии отношения с колхозом у Виктора Иннокентьевича не сложились — водителем работать стало негде. Хоть и купили в колхоз новый ЗИС-5, но водить новую машину председатель поставил своего племянника. Знакомые помогли Виктору забрать из колхоза паспорт — тогда так просто людей не отпускали, и молодой парень поехал в Усть-Кут искать работу.

— А я осталась коров доить, — говорит Капитолина Ивановна. — После кладовщицы я молоканкой работала, в сепараторе молоко перерабатывала. Сепаратор был — такая деревянная бочка: сначала гонишь, потом сметану делаешь и масло, потом топишь да сдаёшь в сельпо. А потом меня поставили заведующей молочной фермой, 12 доярок в подчинении. И вот председатель полгода не мог найти мне замену. А свекровь масла в огонь подливала — говорила, что женится в Усть-Куте Виктор, а я так и останусь со своими телятами.

— В Усть-Куте с работой было лучше: сначала я на оператора автопогрузчика учился, потом на мотовозе вагоны под разгрузку таскал, затем воду с барж откачивал, пока они деревянные были, а как железные стали, так и профессия не нужна оказалась, — делится Виктор Иннокентьевич. — Пошёл слесарить в моторный цех в гараже, так и остался там до пенсии.

Капитолина Ивановна устроилась в школу № 4 — заместителем директора по хозяйственной части.

— Сначала школа деревянная была, потом новую построили. Я всегда следила за тем, чтобы всё было в порядке. Строго следила. Случайно узнала, что меня не только ученики и учителя, но и директор побаивается, — смеётся Капитолина Ивановна.

Выйдя на пенсию, она часто приходила в школу. И однажды услышала: «Вот Капитолины Ивановны на вас нет! Она бы вас эту краску давно заставила ободрать и заново покрасить!» В коллективе завхоза Матвееву между собой уважительно называли «наш генерал».

128 лет в школе

Виктор Иннокентьевич и Капитолина Ивановна вырастили пятерых детей — двух своих сыновей и трёх племянников.

— Когда сестра моя умерла, мы не смогли их в детдом отдать, к себе забрали, — говорит приёмная мама. — Они нас называли тётей Каппой и дядей Витей, а мы их — сыновьями и дочкой. Все наши дети учились в моей школе № 4, а муж всегда помогал мне. И нам потом грамоту дали — подсчитали, что наша семья отдала учебному заведению 128 лет, сложили годы моей работы, помощи мужа и учёбы наших детей.

Капитолина Ивановна и Виктор Иннокентьевич и сейчас с удовольствием почаще приходили бы в школу в гости, но годы берут своё: выбираться из дома пожилым людям становится всё труднее.

— Детей вырастили, внуки радуют. Здоровья бы только, а больше ничего и не нужно, — вздыхают ветераны.

Они бережно хранят в папках и альбомах свои фотографии, грамоты, помнят, когда какую и за что вручили. А синие пиджаки с медалями Капитолина Ивановна и Виктор Иннокентьевич надевают по большим праздникам. В прошлом году они не смогли пройти в рядах «Бессмертного полка», но очень надеются, что найдут силы сходить в этом.

Трудовая книжка колхозницы Матвеевой
Трудовая книжка колхозницы Матвеевой
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments