Место трагедии остается пустырем

Четверть века назад в Иркутске сильный пожар уничтожил гостиницу «Сибирь». С постояльцами
Текст: Дина Оккерт , Фото: Константин Куликов и из архива Иркипедии - энциклопедии Иркутской области и Байкала , СМ Номер один , № 9 от 12 марта 2020 года , #Происшествия

Гостиница «Сибирь» загорелась в ночь на 13 марта 1995 года. Пожар уничтожил центральную и левую части гостиницы — 3325 кв. метров поэтажной площади.
Гостиница «Сибирь» загорелась в ночь на 13 марта 1995 года. Пожар уничтожил центральную и левую части гостиницы — 3325 кв. метров поэтажной площади.
Так выглядит пустырь из окна уцелевшей части здания. За последние двадцать с лишним лет пейзаж практически не меняется.
Так выглядит пустырь из окна уцелевшей части здания. За последние двадцать с лишним лет пейзаж практически не меняется.

В ту ночь на 13 марта 1995 года огонь, молниеносно распространившийся по деревянным перекрытиям гостиницы, привел к страшной трагедии. В пожаре погибли люди, левое крыло «Сибири» обратилось в пепелище, одна из главных улиц города лишилась большей части этого уникального строения, выполненного в стиле конструктивизма. И вот уже 25 лет в самом центре Иркутска на месте сгоревшего крыла зияет пустырь, огороженный забором. Под вопросом сейчас и сохранность уцелевшей части здания.

Тот пожар длился 12 часов. Ценой огромных усилий борцам службы 01 и курсантам высшей школы МВД удалось отстоять правое крыло, сохранив часть здания. В общей сложности огонь уничтожил свыше трех тысяч квадратных метров площади гостиницы «Сибирь». Из здания удалось эвакуировать 45 человек. На пепелище были найдены останки семи постояльцев. Судьба еще пяти так и осталась неустановленной.

После пожара левое крыло и центральную часть здания пришлось снести — они не подлежали восстановлению. Уцелевшее крыло в порядок приводил персонал гостиницы — дежурные по этажам, администраторы, горничные, техработники.

Ночь на 13 марта 1995 года выдалась холодной и ветреной. Накануне Галина Егоровна, дежурная по четвертому этажу, легла чуть раньше обычного, около двенадцати. Беспокоиться было не о чем — все номера люкс пустовали, ночных заездов не предвиделось. Спать Галина ложилась в легкой футболке и ситцевой юбочке. А буквально часа через четыре, разбив окно каблуком босоножки, уже выбиралась на выдвинутую лестницу пожарной машины. Ночью, в ветер и мороз.

— В моем ведении был не весь четвертый этаж, а лишь часть правого крыла, где располагалось пять номеров категории люкс с ванными комнатами, мягкими уголками, модными в ту пору коврами, гобеленами, — рассказывает Галина Егоровна. — Одноместные и двухместные номера, они отличались комфортом, удобствами, довольно высокой ценой. Помню в числе постояльцев богатых бизнесменов из Китая и Америки, столичных чиновников, министра угольной промышленности. К счастью, в ту злополучную ночь ни один из номеров не был заселен. Среди ночи я проснулась от дыма, распахнула дверь и ахнула. Кинулась к телефону, позвонила дежурной, меня заверили: «Пожарные уже едут, помощь придет». А дышать уже было практически нечем — казалось, все, меня не спасут.

Галина попыталась открыть окно, не получилось — старые деревянные рамы не поддались. В итоге выручили каблуки легких летних босоножек. Она разбила стекла, высунулась в проем.

— К счастью, помощи пожарных дождаться получилось. Молодые бравые ребята меня подцепили, помогли забраться на автолестницу. На улице творилось нечто невообразимое — дым, пожар, спецтехника. Потом всех нас, кого эвакуировали, отвели в гостиницу «Ангара».

Тот страшный пожар Иркутск помнит до сих пор. Левое крыло и центральная часть гостиницы выгорели полностью. И с нижних, и с верхних этажей люди выпрыгивали в чем были: в нижнем белье, пижамах, ночнушках. Помощь пострадавшим оказывали и жильцы рядом стоявших домов, в том числе дореволюционного особняка конца XIX века, который окнами смотрел на задний двор гостиницы. Народ выносил из дома одеяла и теплую одежду. Тех, кто, упав с высоты, не мог подняться на ноги, аккуратно перемещали подальше от горящего здания.

Выпрыгивали кто в чем был

— Для города пожар явился трагедией. Беду обсуждали, семьям погибших сочувствовали, — говорит писатель-историк Иван Козлов. — Страшнее всего, рассказывали, пришлось тем, кого огонь застиг в помещениях первого этажа. Середина 90-х была ознаменована всплеском преступности. Поэтому окна на первом этаже были решетчатыми, дверь, выходившая на Свердлова, — закрытой. К великому сожалению, без погибших не обошлось.

— Мы все отмыли, отскоблили, проветрили, отчистили, — вспоминает Галина Егоровна. — Но гостиница так и не открылась, ее упразднили — номера стали офисными помещениями, «Сибирь» ушла в историю. Конечно, мы, сотрудники, переживали. Досадно было и за гостиницу, и за директора Елену Алексеевну. Она чувствовала людей с полуслова, полувзгляда, была истинной хозяйкой и душой «Сибири». Когда упразднили гостиницу, она волновалась за каждого сотрудника. Мне, зная мою ситуацию, Елена Алексеевна помогла устроиться в «Ангару». Ни до ни после я не встречала в гостиничной сфере людей настолько же компетентных и чутких.

Методом народной стройки

Напомним, гостиница была построена по проекту архитектора Казимира Миталя в начале 30-х годов прошлого столетия. Четырехэтажное строение являло собой неординарный пример здания, выполненного в стиле конструктивизма: вертикальные линии, закругленные углы плана, отсутствие декоративных элементов. Первые постояльцы заселились в гостиницу в 1934 году. Правое крыло здания выходило на Коммунальный переулок, позже переименованный в улицу Канадзавы, левое — на Свердлова.

— Здание, несомненно, представляло и представляет собой архитектурную и социально-историческую ценность, — говорит Алексей Чертилов, архитектор, председатель Иркутского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. — Конструктивизм — это одно из двух направлений, наряду с деревянным зодчеством, зародившихся в нашей стране. Все, других нет. При этом ведущие позиции конструктивизм занимал очень недолго, буквально с конца двадцатых годов и до начала 30-х. И если, скажем, в Новосибирске, который в то время активно застраивался, зданий, выполненных в стиле конструктивизма, достаточно много, то в Иркутске мало. В этом плане здание бывшей «Сибири» объект действительно уникальный.

Известно, что архитектор Казимир Миталь внимательно следил за ходом возведения, за соблюдением канонов стиля. Но не хватало рабочих рук, не хватало материалов. Отсюда и огрехи в качестве строительства.

— Здание возводилось методом народной стройки, — рассказывает Алексей Чертилов. — После работы, по выходным и праздникам на стройплощадку приходили рядовые иркутяне и вносили свой вклад. Помогали как могли. Сказалась на качестве возведения и нехватка материалов. Именно экономией обусловлена технология возведения в том числе пустотных стен. Эта особенность и явилась причиной очень быстрого распространения огня и, как следствие, масштабности пожара в 1995-м.

В правом крыле солиднее, в левом чуть попроще

Изначально гостиница называлась «Центральная», она славилась изысканной обстановкой, благоустроенными номерами и рестораном «Северная Пальмира». Вплоть до конца 60-х, пока не построили «Ангару», «Центральная» по праву считалась лучшей гостиницей города. В ней останавливались именитые гости, жили известные политики, музыканты, поэты, литераторы. Позже, когда в сквере Кирова открылась «Ангара», «Центральная» сменила название на более скромное — «Сибирь». Однако репутации достойной, элитной гостиницы она все так же соответствовала. Номера в «Сибири» были в дефиците, ресторан и буфет — в почете.

— Плавно переходя из одной улицы в другую, здание гостиницы «Сибирь» некогда гладко и красиво огибало часть квартала. Правое крыло, с выходом на улицу Канадзавы, считалось тише и комфортнее, там были более удобные номера, останавливались более представительные и серьезные гости. Левое крыло считалось чуть проще. Там часто квартировали музыканты, поэты, деятели культуры. Любили «Сибирь» и за ресторан — достойный, с хорошей кухней и живой музыкой, — рассказывает писатель-историк Иван Козлов. — Помню, что в 60—70-е благодаря Иркутской писательской организации и ее руководителю Марку Сергееву город часто собирал поэтов и литераторов. На конференции, творческие встречи. Александр Межиров, Марк Соболь, Ростислав Филиппов, Георгий Граубин, именитые Евгений Евтушенко, Булат Окуджава. И конечно, гости останавливались в «Сибири», писатели собирались дружной говорливой компанией в ресторане, в гостиничных номерах. Куда часто приглашали и нас, молодых и начинающих. И звучали стихи, проза, смех, споры, звучало много экспромта. Конечно, гостиница «Сибирь» — это не просто памятник, это эпоха! И по-хорошему ее стоило бы восстановить.

Что сейчас?

Тогда, четверть века назад, место трагедии расчистили от руин, а пустырь обнесли забором. Чуть позже в уцелевшей части здания был открыт бизнес-центр, а во дворе — автостоянка. С тех пор ничего не изменилось. Забор прочно влился в уличный пейзаж, к пустырю привыкли. И хотя за минувшие десятилетия вопрос восстановления сгоревшей части «Сибири» поднимался не единожды (в середине 90-х был даже разработан проект), собственник к работам так и не приступил. Более того, в конце 2017 года уцелевшая часть гостиницы вдруг покинула перечень вновь выявленных и представляющих ценность объектов культурного наследия. В перечне здание значилось с 1995 года. На защиту «Сибири» встали архитекторы, историки, краеведы, общественники. Однако здание в перечень пока так и не вернули.

— Региональная служба по охране памятников аргументирует свое решение результатами экспертизы, которая говорит о якобы необоснованности включения здания в единый госреестр памятников истории и культуры. Но наша позиция категорична — уникальность здания очевидна, — подчеркивает Алексей Чертилов. — В 2018 году в городе прошла череда пикетов, специалисты провели несколько экспертиз, результаты которых подтвердили — объект своей архитектурной ценности не утратил. Тем не менее региональная служба по охране памятников своего решения не изменила. Для нас это совершенно определенно звоночек, это говорит о том, что здание могут просто-напросто снести. Совсем скоро правомерность исключения объекта из перечня оценит областной суд — иск уже подан. Здание гостиницы «Сибирь», безусловно, нуждается в сохранении, реставрации-восстановлении и возвращении ему гостиничной функции. Сносить уцелевшую часть нельзя, это преступление против культуры.

Справка

Гостиница «Сибирь» загорелась в ночь на 13 марта 1995 года. Пожар уничтожил центральную и левую части гостиницы — 3325 кв. метров поэтажной площади. Погибли семь человек, пятеро пропали без вести, 21 человек получил ожоги и травмы. После пожара левое крыло было полностью снесено. В правом крыле находится офисный центр.

В ночь пожара жильцы этого старого, дореволюционного дома помогали пострадавшим, выносили им одеяла и теплые вещи. Позже особняк XIX века расселили, последние десять лет он стоит заброшенным.
В ночь пожара жильцы этого старого, дореволюционного дома помогали пострадавшим, выносили им одеяла и теплые вещи. Позже особняк XIX века расселили, последние десять лет он стоит заброшенным.
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments