Место работы — другая планета

Иркутянин Даниил Тюрюмин уже четыре года работает гидом в Арктике
Текст: Наталья Розова , Фото: из архива героя публикации , СМ Номер один , № 45 от 14 ноября 2019 года , #Жизнь

За восемь дней экстремальные путешественники должны преодолеть от 750 до 1000 километров пути на снегоходах.
За восемь дней экстремальные путешественники должны преодолеть от 750 до 1000 километров пути на снегоходах.

Это работа в экстремальных условиях вечной мерзлоты, где без специальной подготовки на грани космической не обойтись. Здесь даже в самый жаркий месяц июль термометр едва дотягивает до плюс четырех градусов. А вокруг суровая красота архипелага Шпицбергена общей площадью в три Усть-Ордынских округа и Северный Ледовитый океан. Каково это — встречать людей, пожелавших увидеть Арктику? Объяснять им, как управлять снегоходом, который в здешних ландшафтах легко перевернуть. Обеспечивать их безопасность во время перехода от одного арктического поселка до другого — более сотни километров. Быстро и верно реагировать на любой форс-мажор — на несвоевременно подтаявший лед, снежный буран или вышедшего на группу медведя. Обращаться с оружием. Знать цену ошибки. Похоронить друга…

Да, это совсем не то, что показывать туристам достопримечательности хорошо обжитых мест, в тепле, на комфортабельном автомобиле и по отличному шоссе: посмотрите налево, посмотрите направо, обратите внимание... Как это — водить экскурсии за тысячи километров от цивилизации — в интервью «СМ Номер один» рассказал иркутянин Даниил Тюрюмин. Он работает гидом-проводником в Центре арктического туризма Grumant на архипелаге Шпицбергене.

Ходить в горы профессионально

Даниил Тюрюмин имеет впечатляющий опыт в туризме и альпинизме и незаурядную физическую подготовку. За его плечами походы и туры по зимнему и летнему Байкалу, в Саянах, по Хамар-Дабану, сплавы по горным рекам, работа на высотных объектах в промышленном альпинизме, опыт гонок на собачьих упряжках, сопровождение групп альпинистов по Памиру и на пик Ленина (7137 м). Даже не верится, что к 32 годам можно иметь столько специальных знаний и практических навыков.

Он увлекся туризмом после учебы в университете и службы в армии, которую проходил в Якутии в космических войсках.

— Как стартовая позиция профессия гида-проводник хороша тем, что ты получаешь опыт поля и можешь реализовывать его в других сферах, — вспоминает о том времени Даниил. — Постепенно пришло понимание, что нужно учиться ходить в горы профессионально, поэтому я пришел в Федерацию альпинизма и скалолазания Иркутской области (ФАСИО). Улучшить технические навыки помогла и работа в промышленном альпинизме. Промальп давал заработок и был интересен. Самой впечатляющей работой на высоте тогда стал демонтаж 120-метровой трубы АНХК.

По словам Даниила, вакансия «гид-проводник на Шпицберген», о которой ему сообщили коллеги, «зацепила». Это был конец ноября 2015 года.

Неземные ландшафты

Ледники, изрезанные фьордами берега, горный рельеф, тундра, залежи каменного угля, арктический климат, смягченный теплым течением… Шпицберген — место уникальное. Взору туристов, прибывших на острова, открываются неземные ландшафты: долины и реки, ледниковые поля и плато, обрывающиеся вертикальные скалы, горы и фьорды.

— Полное ощущение, что находишься на другой планете, — говорит Даниил. — Красивые виды и условия, как в открытом космосе. Из-за низких температур здесь крайне незначительное содержание микробов и пыли. Даже будучи брошенными десятки лет назад, здания на Шпицбергене выглядят так, будто люди оставили их только вчера. И глядя на эту красоту, не хочется думать о том, что Арктика — место, где произошло огромное количество трагедий, где в любой момент может случиться страшное.

Новое место работы встретило Даниила на удивление хорошей погодой и достаточно комфортным жильем. Гидов-проводников — совсем небольшой штат, восемь человек — разместили в построенных еще в советские годы много­этажках, по новым для тех лет технологиям строительства в условиях многолетней мерзлоты. Условия спартанские, но вполне комфортные.

Началась рабочая практика — осваивать маршруты, работать с техникой, готовить к зимнему сезону снегоходы, а к летнему — скоростные лодки и катера. Кроме того, предстояло подтянуть английский, чтобы объясняться с иностранными туристами, инструктировать их и рассказывать о здешних местах. Хотя основная ставка сделана на русский сегмент, довольно часто услугами центра пользуются иностранцы.

Нестабильный лед

Профессия, которую предстояло освоить, по-английски звучит как adventure-guid, что по-русски приблизительно «гид-проводник-активщик», «специалист по обеспечению безопасности приключенческого туризма и при этом экскурсовод».

Предстояло водить группы в многодневные путешествия: за восемь дней экстремальные путешественники должны преодолеть от 750 до 1000 километров пути на снегоходах. На одного гида по стандартам Шпицбергена положено пять-шесть сноумобилей, на каждом из которых по одному-два человека. 12 недель, с февраля по май, гиды работают нон-стоп, и каждую неделю приезжают новые группы. Туристы на снегоходах, которых ведет гид-проводник, должны добраться до поселка для ночевки, здесь теплое жилье. Экспедиция перемещается между опорными пунктами, делая радиальные кольцевые выезды-ромашки по окрестностям.

— У нас три основных опорных пункта в маршрутах. Это столица архипелага Лонгйир, поселки Баренцбург и Пирамида, все они находятся примерно в радиусе 150 км, — рассказывает Даниил. — Норвежцы содержат эту территорию в максимально нетронутом виде, соблюдая баланс с природой. Это настоящая арктическая территория. Экстремальность ее — в быстрой смене погоды и нестабильном льде. Условия в течение всего трехмесячного зимнего сезона меняются постоянно, от недели к неделе, и еще меняется климат. Шпицберген считается территорией, где глобальное потепление демонстрирует себя более явно, чем в любом другом месте планеты, и мы это видим.

Эвакуация как часть тура

— Гид-проводник должен быть готов к любым внештатным ситуациям. Может случиться все, что только можно представить, когда в одну точку сходятся сложные, непредсказуемые, часто меняющиеся погодные условия, техника — а любая, даже самая качественная техника ломается — и человеческий фактор. Когда все это совмещается, вы получаете полную непредсказуемость. Нельзя быть новичком, когда ты работаешь в таких условиях. Все остальное — это возможности, шансы, не более того, — убежден Даниил Тюрюмин.

— Нужно хорошо знать технику и современные средства связи, от этого напрямую зависит выживание. Современные снегоходы — это сложный компьютеризированный аппарат, ближе к ракетам. Каждый гид обеспечен и радио­связью, и телефонной связью местного оператора, и спутниковым телефоном с полноценным большим пакетом минут, которым мы реально пользуемся. И плюс трекер: каждые десять минут в онлайн-режиме мы буквально на ходу пишем сообщения со смартфонов в координационные центры, нашим оперативным менеджерам, старшим гидам. Мы и друг с другом общаемся таким образом.

Если происходит форс-мажор, нужно проведение спасательной операции, это прерогатива норвежцев. Гиды на такое не авторизованы, они не спасатели. Но, по словам Даниила, они много чего умеют.

— На Шпицбергене каждый год происходят так называемые случаи. Они не просто вероятны, а мы живем с этим. Резкая смена погоды, потеря видимости, если кто-нибудь отстал, потерялся (хотя у нас во время движения это почти исключено), поломки — все может случиться. Потому что 1000 км в неделю — это немало, и любая техника что-нибудь такое выдает. Есть готовность совершенно ко всему и соответствующий запас прочности. Дважды в году проходим полноценные курсы обучения. Это не просто лекции. Мы моделируем чрезвычайные ситуации. В том числе проводим полномасштабное обучение с участием норвежских спасателей, включая эвакуацию вертолетом раненого.

Причина смерти друга — природная аномалия

Однажды обстоятельства сложились самым трагическим образом. Даниил рассказывает:

— В мае 2017 года на островах погиб мой друг, тоже иркутянин Александр Ометов. Он со мной, также в качестве гида-проводника, приехал на Шпицберген. Его группа неожиданно провалилась под лед, в воду.

Это было в апреле, лед начал таять намного раньше, чем предполагалось. Климат быстро меняется, и случаются определенного рода аномалии, в том числе и аномальное состояние льда, который может значительно менять свою структуру. В тот раз совпало множество факторов — и погодный, и ограниченная видимость, и не хватило опыта гидов для принятия моментального решения в такой ситуации.

В воду попала часть группы, находились они там 30—40 минут. Оперативно сработали норвежские спасатели: с помощью вертолетов вытащили всех шестерых, снегоходы и вещи утонули. Людей эвакуировали, двоих увезли на континент специальной малой авиацией. С женщиной-туристкой все обошлось, но наш гид Саша Ометов, который вел группу и первым оказался в воде, получил травмы, которые в конце концов оказались несовместимыми с жизнью. Через две недели его отключили от аппарата искусственного поддержания жизни.

— Это альпинист, мой друг, с которым мы работали в горах и на промышленных объектах. Чтобы гид был полноценно готов к этим ситуациям, нужно не меньше двух лет активной работы; на тот момент Саша работал только год. Со стороны норвежцев было проведено расследование, в ходе которого пришли к заключению, что причиной трагедии явилась климатическая аномалия. Это часть нашей истории, случай, который во многом повлиял на то, как мы работаем, как мы меняемся сами и как меняем способы нашей работы. Чтобы минимизировать вероятность таких вещей категорически, мы изменили часть своих алгоритмов, усложнили процесс обучения.

Экскурсовод по Арктике

На страничке Даниила в «Фейсбуке» пост о наборе гидов-проводников на Шпицберген. Яркие фотографии и подробный, честный рассказ о профессии.

— Принять решение поехать туда работать гидом довольно непросто, и человек должен нести за него ответственность сам, — говорит Даниил. — В первую очередь я рассказываю обо всех трудностях. Насколько это круто, здорово, классно и романтично, и так понятно — достаточно посмотреть ленты в соцсетях у любого гида, кто там работает... Моя задача — объяснить то, чего в этих лентах не видно. Я общаюсь с людьми, которые этим интересуются, и чаще всего отговариваю их.

И это понятно — работа предъявляет требования на пределе человеческих возможностей. Сейчас Даниил признается, что готов и к тому, что еще много лет проведет в Арктике, и к тому, что этот сезон был последним. Ведь никто и не предполагал, что он пробудет на Шпицбергене целых четыре года. В отпусках он «зимует лето» где-нибудь в горах, например сопровождает группы на пике Ленина или на Памире. Высотный альпинизм остается для него работой, для которой хватает физических возможностей, техники и навыков общения с людьми. Однако в сфере интересов гида и вопросы краеведения, исследовательская деятельность.

— Нынче я остался на лето на Шпицбергене, потому что стало интересно — мне предложили работу на перспективу, на развитие. Речь идет о музее под открытым небом в поселке Пирамида, который недавно расконсервирован.

Похоже, что жизнь Даниила крепко и надолго связана с Арктикой.

Шпицберген — обширный полярный архипелаг в Северном Ледовитом океане. Самая северная часть Норвегии. Административный центр — город Лонгйир.

Кроме Норвегии, согласно особому статусу архипелага, хозяйственную деятельность на островах имеет право вести только Россия. Российский населенный пункт на острове Западный Шпицберген — поселки Баренцбург, Пирамида, а также законсервированный Грумант.

Официальные языки — норвежский и русский, для посещения архипелага гражданам России не нужна виза.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments