Лишенные пенсии

Источник: Байкал Инфо 06/02/2020 - 12:55

Сергей Левченко рассказал о том, какой должна быть пенсионная реформа, если имеются в виду справедливость и эффективность

355 тысяч россиян по итогам 2019 года не вышли на заслуженную, заработанную десятилетиями своего труда пенсию. Таков один из первых итогов изменений, внесенных полтора года назад в пенсионную систему страны. Об этом сообщил глава Пенсионного фонда России Антон Дроздов и добавил: «В 2020 году отложится выход на пенсию у 800 тысяч человек, но это нарастающим итогом – то есть с учетом тех, у кого сдвинулась пенсия в 2019 году».

Что дали те изменения, увеличившие пенсионный возраст? Во-первых, они заставляют теперь наших граждан старшего поколения работать, в среднем, еще пять лет, лишая их существовавших до того возможностей выбора – к примеру, продолжать трудовую деятельность или с внуками нянчиться. А, во-вторых, решением отодвинуть выход на пенсию каждого пожилого россиянина лишили вполне конкретной ему причитающейся суммы пенсионных выплат за пять лет. Если считать даже по средней пенсии, она сейчас 14151 рубль, общая цифра весьма существенна – 849 тысяч рублей.

Вопрос «Что же это было? Что это за такая пенсионная реформа?» мы задали Сергею Левченко, первому секретарю Иркутского обкома КПРФ, в 2015-2019 годах – губернатору Иркутской области.

   

- Сергей Георгиевич, вы были единственным губернатором в России, который выступил против этой пенсионной реформы. Единственным среди всех 85 глав субъектов России…

- Да, я об этом сказал прямо. Считаю, что случившееся – просто несправедливость по отношению к старшему поколению. К тому же, назвать этот вид реформы пенсионной реформой в принципе неправильно. С той точки зрения, что кроме увеличения пенсионного возраста, больше никаких реальных изменений эта реформа не содержит.

Далее я сделал все, что было в моих силах – лично убеждал высших чиновников не проводить подобную реформу. У меня было очень много различных бесед и с руководством Пенсионного фонда России, и с федеральными министерствами, с заместителем председателя правительства РФ, с руководством администрации президента РФ. Я всем им изложил свою позицию: от чего нужно отталкиваться, для того чтобы формировать пенсионный фонд и платить пенсию.

Что интересно, ни от одного из них – ни от одного чиновника высшего уровня – я не услышал ни одного возражения по существу. А один из высокопоставленных собеседников так мне сказал: «Вы сейчас говорите про другую страну». Но по сути дела, не о другой стране шла речь, а о другом правящем режиме. Потому что при ныне действующем режиме на уровне правительства такую справедливую и эффективную пенсионную реформу провести нельзя.

Но я честно отработал всю цепочку – от региона и до правительства России. И понял, что, несмотря на мои возражения и возражения фракции КПРФ в Госдуме, эта реформа будет проведена и принята.

Тогда я сосредоточил свое внимание на том, что могу сделать реально. Если вы посмотрите, сколько было принято решений на уровне региона в отношении старшего поколения за последние полтора-два года, то увидите, что я сделал максимально возможное, чтобы сгладить эту ситуацию в регионе.

- Каким, на ваш взгляд, должен быть принцип формирования пенсионного фонда, исходя из понятий «эффективность» и «справедливость»?

- Правильнее и логичнее было бы называть реформой и провести такую реформу, где бы в корне изменился заложенный еще в 1930-е годы и действующий до сегодня принцип расчета пенсии, которая по-прежнему считается от заработной платы. Использовать подход почти столетней давности – привязывать пенсию к заработной плате работающих людей – абсолютно несправедливо и неправильно.

Ведь с точки зрения фондо- и энерговооруженности нельзя поставить знак равенства между XXI веком и 30-ми годами прошлого столетия. Мы знаем, что раньше пахали землю в сельском хозяйстве на американских тракторах «Фордзон», мощность которых доходила всего-то до 20 лошадиных сил. Сегодня у нашего «Кировца» 300 л.с. В 1930-е годы не было роботов, цифровизации. Землю копали вручную лопатами – громоздкие паровые экскаваторы были тогда единичными. Уголь добывали кувалдой и поднимали вручную вагонетками. Сегодня машины, которыми добывается уголь, максимально производительны и мощны. И так можно взять любую отрасль экономики.

Считаю, что о настоящей реформе можно было бы говорить в том случае, если бы изменили принцип формирования пенсионного фонда – не отчисления с заработных плат людей трудоспособного возраста, а исходя из развития валового регионального продукта, валового внутреннего продукта (ВВП).

Пенсии должны зависеть от того, сколько зарабатывает вся страна. Пенсионный фонд должен формироваться, исходя из результатов развития всей экономики, от ВВП, который увеличивается благодаря изменению энерговооруженности. Вот это можно было бы назвать реформой, и такой подход был бы справедлив по отношению к тем людям, которые десятки лет работали и создавали нынешнюю фондо- и энерговооруженность нашей страны. И в таком случае средств хватало бы, в том числе, и на пенсии.

- Вы сказали, что на уровне региона приняли ряд решений, которые позволили сгладить ситуацию в отношении старшего поколения…

- Как губернатор, я принял меры для того, чтобы острую несправедливость сгладить на уровне региона. Как раз в то время, полтора года назад, когда на уровне федерации принималась эта пресловутая пенсионная реформа, летом мы здесь, в регионе, приняли закон о ветеранах труда Иркутской области. Руководство областного Совета ветеранов мне рассказывало, что они лет десять обращались к различным иркутским губернаторам, к различным составам Заксобрания, но так и не смогли пробить принятие такого закона.

Я подтвердил свою позицию: закон о ветеранах нужно принимать. И в середине 2018 года решение было принято. По сути дела, этим законодательным актом мы ветеранов труда Иркутской области приравняли к федеральным ветеранам труда.

Но это еще не все. Существует еще достаточно много категорий граждан, которые требуют особого к себе внимания. Например, есть такая категория – дети войны. В нашей стране меньше десятка территорий, где приняты отдельные законы о детях войны. В Иркутской области этот закон мы приняли еще пять лет назад.

В других регионах фракции КПРФ регулярно пытаются подобные законы провести. Но, к сожалению, не везде это получается. В большинстве случаев принятие закона блокирует основная фракция – партии «Единая Россия».

На федеральном уровне КПРФ также проявляет подобную инициативу: образована общероссийская организация «Дети войны». Ее возглавил наш товарищ, депутат Госдумы Николай Арефьев. Но… 21 января в Госдуме вновь рассматривался законопроект «О детях войны», внесенный фракцией КПРФ. Это была восьмая попытка принятия долгожданного закона! Фракция «Единой России» его вновь блокировала…

В нашем регионе, кроме присвоения статуса детей войны, мною было принято решение выплачивать гражданам, имеющим этот статус, по две тысячи рублей ко Дню Победы. Эта норма действует в регионе с 2018 года. Кроме того, ежемесячно доплачиваем труженикам тыла, а также тем пожилым ветеранам, кому уже 90, 95 и 100 лет.

К сожалению, люди старших возрастов чаще болеют. За долгие годы труда на благо нашей страны многие из них приобрели хронические заболевания, инвалидности. В регионе действует достаточно большой спектр местных льгот для инвалидов 1-й и 2-й групп, связанный с лекарственным обеспечением. Немало принято решений, чтобы помочь этим людям, поскольку лекарства для старших поколений – одна из их первостепенных статей расходов.

То есть задачу по сглаживанию на уровне региона этой несправедливой пенсионной реформы мы начали, и в бюджет на 2020 год заложены многие льготы, о которых я сказал. Думаю, что у нас в Иркутской области пенсионеры могут немного легче дышать, чем во многих других субъектах РФ.

- Как вы считаете, в перспективе возможно ли, что пенсионная система реформируется по-настоящему, и эта реформа будет справедливой? В каком случае такое может произойти?

- Я думаю, что это может произойти только под большим социальным давлением населения на действующую власть, на правящий режим. Либо это станет возможным после смены руководства страны.