Когда факты сильнее истерик

Губернатор в качестве гостя Клуба публичной политики
Сергей Левченко, судя по выступлению в клубе, в своей работе часто скован жесткими рамками реальности — если 11 районов области пострадали от наводнения, то три месяца из десяти прошедших он прожил в Тулуне. Если его самого выбрали на прямых выборах жители области, то точно так же жители должны выбирать и других руководителей, многие из которых не прошли такой важный для политика этап, как пристальное, до самого донышка, рассматривание всей его прошлой биографии. То немногое, что может себе позволить губернатор — это читать или не читать критикующие его телеграм-каналы, и считать ли полноценными СМИ, где большая часть публикаций посвящена единственной теме — критике Левченко.
Сергей Левченко, судя по выступлению в клубе, в своей работе часто скован жесткими рамками реальности — если 11 районов области пострадали от наводнения, то три месяца из десяти прошедших он прожил в Тулуне. Если его самого выбрали на прямых выборах жители области, то точно так же жители должны выбирать и других руководителей, многие из которых не прошли такой важный для политика этап, как пристальное, до самого донышка, рассматривание всей его прошлой биографии. То немногое, что может себе позволить губернатор — это читать или не читать критикующие его телеграм-каналы, и считать ли полноценными СМИ, где большая часть публикаций посвящена единственной теме — критике Левченко.

Клуб публичной политики (КПП) — организация, созданная выпускниками исторического факультета ИГУ в 2013 году. КПП проводит публичные мероприятия, дискуссии, участником которых может стать любой желающий. В качестве приглашенных гостей выступают политики, бизнесмены и эксперты различных сфер общественной жизни.

Один из принципов деятельности иркутского Клуба публичной политики: каждое его заседание — открытое мероприятие, на которое может прийти совершенно любой человек. Студент, домохозяйка, бизнесмен, пенсионерка — неважно, в каком человек статусе, но он может задать главному гостю клуба любой вопрос. С одной стороны, это царство демократии и равноправия, с другой — большой стресс для главного гостя, ведь вопросы могут быть жесткими, неприятными, глупыми или как минимум некомплиментарными. Но губернатор пришел на заседание клуба, вел себя уверенно, ответил на все вопросы (в том числе и с вышеперечисленными характеристиками) и произвел впечатление более чем профессионального человека на посту управляющего Иркутской областью — в этом убедился наш обозреватель.

Начать, однако, Сергей Левченко предпочел не с вопросов, а с небольшого рассказа о реальном положении дел в Иркутской области. Так уж получается, что многие из так называемых политологов, аналитиков и даже экспертов оперируют не фактами, а собственными измышлениями. Они придумывают не только сами «новости» и «факты», но и кричащие заголовки, поэтому их истерики в информационном поле всегда заметнее, чем сдержанное изложение фактов в отчетах правительства или справках статистики. Но верить нужно фактам.

Несмотря на совершенно очевидные и неоспоримые достижения региона, для оппонентов губернатора это не аргументы — они не оставят свою деятельность и будут продолжать критиковать Сергея Левченко либо до «победного конца», либо до объявления очередных выборов. Трудно назвать критикой периодические выступления «восставшей из катафалка» Ксении Собчак, которая, говоря по-простому, «прикопалась» к декларации о доходах иркутского губернатора. Нельзя объяснить логически ее пристальное внимание к сумме в 5,5 млн рублей в год, если есть гораздо более интересные суммы — например, многолетний губернатор Московской области Андрей Воробьев задекларировал 95,7 млн рублей, почти по 8 млн в месяц. Или Олег Кожемяко — единственный политик в нашей стране, который последовательно возглавлял три разных региона: 22 млн рублей за 2018 год, почти 2 млн рублей в месяц. Согласитесь, есть где порезвиться досужей телеведущей? Но нет — Собчак, игнорируя все остальные темы, раз за разом возвращается к губернатору Иркутской области…

Сергей Левченко полагает, что главными заказчиками пиар-кампании против него стали люди, нелегально работавшие в лесном бизнесе и присваивавшие многие миллиарды рублей. Теперь эти деньги идут в бюджет. Простить такую потерю нельзя, вот и стараются. Если можно привлечь Собчак на федеральном уровне, то на региональном можно набрать целую команду «блогеров», «общественников», «экспертов» и журналистов, которые будут каждый день писать посты в соцсетях, заметки в интернет-СМИ, а на встречах с губернатором плачущими голосами задавать вопросы, в которых эмоций много, но фактов ни одного.

Насколько серьезным можно считать журналиста, который приводит данные Росстата в стиле «в первом полугодии 2019 года реальные располагаемые доходы населения Иркутской области составили 99,6% к уровню аналогичного периода прошлого года и спрашивает: «Доколе это будет продолжаться?»?

Падение на 0,4% — это как если бы вы получили не 10 тысяч, а на 40 рублей меньше. Это тот важный вопрос, который нужно задавать губернатору области? Более важных тем нет? Вопросы в таком случае нужно задавать по-другому: почему журналист берется за социальные темы и не знает формулу реальных располагаемых доходов? А они вычисляются по схеме «денежные доходы текущего периода минус обязательные платежи и взносы, скорректированные на индекс потребительских цен». Если цены растут на несколько процентов ежегодно (вспомните хотя бы коммунальные платежи), а денежные доходы снижаются всего лишь на доли процентов — мы понимаем, что доходы растут.

Кроме того, нужно учитывать, что в формуле доходов «обязательные платежи» — это и выплаты по кредитам, которые каждый из нас берет на собственный страх и риск. Сергей Левченко на встрече в КПП постарался объяснить, что губернатор региона может влиять главным образом на потребительские цены — и в Иркутской области эта работа ведется успешно, цены на произведенные в регионе товары снижаются, а коммунальные услуги — намного дешевле, чем в среднем в России и Сибири. Едва ли это убедит оппонентов губернатора, едва ли в это поверят люди, для которых они сами не виноваты ни в чем и все проблемы — от других. Но хочется верить, что большинство в нашей области не такое.

Большинству уже очень скоро придется делать то, о чем Сергей Левченко сказал на встрече в КПП: сравнивать реальные результаты работы действующего губернатора с обещаниями кандидатов, которые примут решение участвовать в выборах 2020 года. Поскольку из действующих политиков области опыт работы губернатором есть только у Сергея Ерощенко, а он о своих планах по возвращению в «серый дом» ничего не заявлял, сравнивать придется хотя бы с результатами работы в других сферах. Это очень трудно, практически невозможно — все равно что сравнивать квадратное с теплым, настолько ответственность за целый регион больше любой другой, будь то бизнес или политика. Сергей Левченко сегодня уверен, что бороться с ним можно только на «кривых» выборах, потому что слабых противников у него никогда не было и в рамках нормальной политики победить его будет трудно.

Сравнивать придется и планы на будущее. У Сергея Левченко есть пятилетний план развития, есть обязательства перед жителями области, есть намерение добиться возвращения прямых выборов мэра Иркутска. Последняя тема может показаться неактуальной: только что принят областной закон об избрании мэра при посредничестве конкурсной комиссии, и по факту Иркутск от прямых выборов дальше, чем был в 2015 году. Действующий созыв городской думы Иркутска наполовину состоит из депутатов без опыта, поэтому Сергей Левченко не уверен в их готовности разработать положение об условиях конкурса и намерен участвовать в процессе подготовки регламента, формировании комиссии и других действиях по формированию исполнительной ветви власти в Иркутске. Казалось бы, имея такие возможности влиять на результат голосования при определении главы областного центра, губернатор не должен от них отказываться, и ни один губернатор в стране не отказался бы. А Сергей Левченко готов это сделать — и вернуть право выбора горожанам. Которые могут сделать выбор в пользу кандидата, не связанного с губернатором и даже вовсе оппозиционного к нему.

Регион в цифрах и фактах

В 2015 году валовой региональный продукт Иркутской области оценивался в сумму чуть менее триллиона рублей — сейчас же он превышает полтора триллиона.

Инвестиции в область за последние четыре года выросли в 1,5 раза.

Доходы областного бюджета увеличились более чем в два раза — с 96 до 213 млрд.

Государственный долг области (даже при всех трудностях с наводнением и другими проблемами 2019 года) сократился с 21 до 12 млрд рублей.

Поступление налогов от лесной отрасли в бюджет области выросло с 3 до 10,3 млрд рублей при том же объеме добычи.

Экспорт необработанной древесины (самой дешевой, и потому этот экспорт самый вредный для экономики) сократился на 20%.

Иркутская область сделала резкий рывок вперед: с 60 соцобъектов, строившихся в 2015 году, до 321 сейчас.

Финансирование сельского хозяйства по разным программам и направлениям выросло до 3,7 млрд рублей.

 

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments