Капкан для оборотней

В Иркутске суд признал трёх сотрудников МВД виновными в пытках местного жителя
Подсудимые в зале суда (слева направо): Сергей Тарасов, Максим Круговой и Александр Кривошеин
Подсудимые в зале суда (слева направо): Сергей Тарасов, Максим Круговой и Александр Кривошеин

Марина Усимова рассказывает, что после смерти брата ей также угрожали расправой
Марина Усимова рассказывает, что после смерти брата ей также угрожали расправой
Сергей Струнчинский на следственном эксперименте, проведённом до его гибели, показывает, как именно его пытали полицейские
Сергей Струнчинский на следственном эксперименте, проведённом до его гибели, показывает, как именно его пытали полицейские

К рассмотрению дела в отношении трёх полицейских Кировский районный суд Иркутска приступил ещё в апреле прошлого года. Тогда на скамье подсудимых оказались начальник отдела по раскрытию тяжких преступлений против личности по Правобережному округу Сергей Тарасов и его подчинённые — Максим Круговой и Александр Кривошеин. Их обвиняли ни много ни мало в пытках свидетеля по уголовному делу об убийстве. Мало кто верил, что оперативников реально накажут: свидетели со стороны защиты были уверены в их невиновности, потерпевшие обречённо думали, что «система своих не сдаёт». 19 февраля экс-полицейских приговорили к различным срокам лишения свободы. Однако потерпевшие намерены добиваться ужесточения наказания.

История началась 16 сентября 2015 года, когда в городское управление полиции доставили 34-летнего Сергея Струнчинского, одного из свидетелей уголовного дела об убийстве иркутянина Эдуарда Жданова. В преступлении обвиняли Антона Фролова — сводного брата Сергея Струнчинского и его сестры Марины Усимовой.

— У нас самая обычная семья, — рассказывает Марина Усимова. — Выросли в Иркутске, в предместье Рабочем. Сергей окончил машиностроительный колледж, я училась на парикмахера. Потом Сергей занялся отделочными работами и меня научил. Я и сейчас подрабатываю ремонтом квартир. Антон работает в шиномонтажной мастерской. Выпивает, правда, но он тихий, домой возвращается — никому не мешает.

Эдуард Жданов считался приятелем Антона на почве общей любви к зелёному змию. Когда в феврале 2015 года в строительной бытовке на городской окраине нашли тело Эдуарда, под подозрение попал Антон. Позже он дал признательные показания, однако им не поверила даже мать убитого, Галина Жданова.

— Эдика зарезал другой человек, — уверяла Галина журналистов во время судебного процесса. — Антона под пытками заставили подписать чистосердечное признание, его год продержали в СИЗО. Дело возбудили до получения экспертизы, где указана дата смерти. Сначала заставили Фролова признаться, что он убил в ночь с 7-го на 8 февраля. А когда пришла экспертиза, то дату смерти изменили — 5—7 февраля.

Именно эти даты стали поворотным моментом в дальнейших событиях. Когда Сергея Струнчинского и Марину Усимову впервые вызвали в отдел для дачи показаний, они сообщили, что видели Эдуарда Жданова в ночь с 7-го на 8 февраля. Однако после изменили сведения: написали, что видели умершего 5 февраля. В свете новых показаний выходило, что Антон не мог убить знакомого, что автоматически сводило всю работу полицейских к нулю.

— Понимаете, мы были в шоковом состоянии, — объясняет Марина причину появления неверной информации. — Нам сказали, что брат кого-то убил. Я даже бумаги не читала, которые подписывала. После, когда нас допрашивал другой следователь, мы уже были относительно спокойны и вспомнили, как было на самом деле.

«Мы хотели, чтобы нашли настоящего убийцу»

Забегая вперёд отметим, что Антон Фролов в данный момент находится на свободе. В январе 2016 года Куйбышевский районный суд приговорил его к 1 году и 10 месяцам ограничения свободы, однако Фролов сразу же попал под амнистию и был освобождён от уголовной ответственности. На этом детективная история могла бы закончиться, но 16 сентября 2015 года события с новой силой развернулись уже вокруг Сергея Струнчинского.

В тот день сотрудники полиции Александр Кривошеин и Максим Круговой пришли к Сергею домой, а потом отвезли в отдел на улицу Декабрьских Событий, в кабинет № 405а, где восемь месяцев назад допрашивали его сводного брата.

— От Сергея потребовали, чтобы он вернулся к прежним показаниям, потому что дело разваливалось, — продолжает Марина. — Считали, что если его запугают, то и я поддамся. У нас же была иная позиция: мы хотели, чтобы полицейские нашли настоящего убийцу.

Лили кипяток, душили пакетами

О том, как проходил дальнейший допрос свидетеля, известно прежде всего со слов самого Сергея, ведь в кабинете, кроме него и оперативников, никого не было. На следственном эксперименте Сергей рассказывал, что Тарасов и Кривошеин били в том числе стулом, лили на голову кипяток, душили пакетами. Колотили дубинкой по голове, грозились ею же изнасиловать. Угрожали родным расправой. Всего потерпевшему нанесли 41 телесное повреждение.

Вечером оперативники отвезли Сергея домой, запретили рассказывать об истязаниях. Тем не менее около полуночи Сергей обратился за помощью в иркутскую городскую клиническую больницу № 3, сообщил, что травмы ему нанесли сотрудники полиции. Эту информацию врачи передали в отдел полиции № 5 — по соседству с Иркутским УМВД. По факту было возбуждено уголовное дело.

Спустя несколько месяцев после жестокого допроса в отделе полиции, в апреле 2016 года, Сергей Струнчинский погиб при невыясненных обстоятельствах.

— Тело моего брата выловили рыбаки в Ангаре, в 300 метрах от Иннокентьевского моста, — говорит Марина. — Судмедэкспертиза пришла к выводу, что его избили, а затем задушили. Я намерена доказать, что это сделали те же самые люди. Когда брат ещё был жив, полицейские предлагали ему сначала 200 тысяч рублей, чтобы он забрал своё заявление и отказался от претензий, а затем миллион. Но Сергей не пошёл на это, так как хотел, чтобы сотрудники понесли наказание. И я пойду до конца, чтобы добиться настоящего правосудия.

Дело спутала запись

Представлять интересы Марины Усимовой взялся правозащитник Святослав Хроменков. Именно он и его команда обратили внимание на видеозапись — 24-часовую оперативную съёмку с четвёртого этажа убойного отдела. Святослав отмечает, что это видео было изъято на следующий день после возбуждения уголовного дела, до этого момента никто не изучал его с пристрастием.

— Мы отсмотрели каждый час и обратили внимание на нестыковку показаний свидетелей со стороны защиты с тем, что снято на видео, — говорит Святослав. — Их версия выглядела бы правдоподобной, если бы не запись. Так, свидетели (сотрудники отдела) говорили, что не видели Сергея. На видео же зафиксировано, как ухудшалось состояние Струнчинского в течение дня. Он проходил по коридору более шести раз, и было заметно, что ему становится всё хуже. И многие его видели, но никто не пытался оказать ему помощь.

В итоге видеозапись стала основным доказательством в деле о пытках. Впрочем, хватало и других фактов — материалы уголовного дела насчитывают 11 томов.

«Следователями СКР были получены неопровержимые доказательства причастности сотрудников полиции к преступлению, — сообщила пресс-служба Следственного управления СК РФ по Иркутской области. — Следствием и судом установлено, что в сентябре 2015 года оперативные сотрудники МВД, находясь в помещении служебного кабинета, причинили телесные повреждения, в том числе перелом ноги, мужчине, проходившему свидетелем по уголовному делу. Сотрудники полиции незамедлительно были уволены из органов внутренних дел РФ за совершение дисциплинарного проступка».

В разной степени оперативники были признаны виновными по ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий, совершённое с применением насилия), п. п. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий, совершённое с применением насилия и специальных средств»). Кривошеину назначили наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, Круговой приговорён к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии общего режима. Тарасову назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы (условно).

Приговором удовлетворены не все: подсудимые намерены его обжаловать, а Марина Усимова считает, что наказание должно быть жёстче.

Отметим, что официально никаких обвинений в связи с похищением и убийством Сергея Струнчинского причастным к его пыткам полицейским не предъявлялось. Подозреваемых в деле до сих пор нет, а его расследование было приостановлено 2 февраля 2017 года.

Пикет возле здания суда, организованный в защиту осуждённых сотрудников полиции. Среди иркутян есть те, кто до сих пор уверен в их невиновности
Пикет возле здания суда, организованный в защиту осуждённых сотрудников полиции. Среди иркутян есть те, кто до сих пор уверен в их невиновности
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments