Иркутянин Глюк

Ученый-геохимик, обладатель счастливой фамилии, изучил историю своих предков до 1652 года
Текст: Ольга Мирошниченко , Фото: из архива семьи Глюк , Пятница , № 7 от 22 февраля 2019 года , #Общество
Дед нашего героя по материнской линии Иннокентий Яковлевич Шнелле (2-й ряд, 2-й справа) в одной из экспедиций. На обороте надпись его рукой: «Мои друзья и сподвижники опасных переправ и непроходимых дебрей китойских, оспинских, хорокских, урикских и окинских гольцов. Сойоты, буряты, казак, крестьяне и Васютка-самоход. Васильевский асбестовый рудник. 1934 год»
Дед нашего героя по материнской линии Иннокентий Яковлевич Шнелле (2-й ряд, 2-й справа) в одной из экспедиций. На обороте надпись его рукой: «Мои друзья и сподвижники опасных переправ и непроходимых дебрей китойских, оспинских, хорокских, урикских и окинских гольцов. Сойоты, буряты, казак, крестьяне и Васютка-самоход. Васильевский асбестовый рудник. 1934 год»

Иркутский ученый Дмитрий Сергеевич Глюк изучил свою родословную до 1652 года и узнал, что среди его предков были саксонские рыцари, дворяне, священнослужители и предприниматели
Иркутский ученый Дмитрий Сергеевич Глюк изучил свою родословную до 1652 года и узнал, что среди его предков были саксонские рыцари, дворяне, священнослужители и предприниматели

Потомок рыцарей, в роду которого были священнослужители, обладатели дворянских титулов, основатели первой московской гимназии, живет в иркутском микрорайоне Академгородок. Дмитрий Сергеевич Глюк сейчас на пенсии, а раньше работал старшим научным сотрудником в Иркутском институте геохимии. Его необычная фамилия в переводе с немецкого означает «счастье». И он действительно счастливый человек, потому что сумел создать большую дружную семью — жена, две дочери, пятеро внуков и правнук.

Свою родословную по линии отца Дмитрий Сергеевич изучил до 1652 года. Известно, что в том году в Саксонии в семье рыцаря по прозвищу Глюк родился третий сын, которого нарекли Иоганном Эрнстом. В те времена существовали традиции, которые заранее предопределяли судьбу детей. Первый сын, например, наследовал поместье родителей и большую часть их накоплений. Второй — получал полагающиеся ему деньги и шел служить. Третий сын по достижении определенного возраста также оказывался обладателем некой суммы и, как правило, становился священником. Вот и Иоганн Эрнст после окончания духовной семинарии и двух университетов получил назначение на пост проповедника протестантской веры в Лифляндию (Латвия и Эстония) и обосновался на северо-востоке Латвии в Мариенбурге (сейчас этот город носит название Алуксне). Его женой стала баронесса Кристина фон Рейтерн. Она тоже была из рыцарской семьи, и если мы переведем фамилию на русский язык, получится: Кристина — дочь всадника. У супругов родилось шесть детей — два сына и четыре дочери. В 1699 году многодетная семья взяла в служанки 14-летнюю сироту Марту Скавронскую Крузе. Никто тогда и подумать не мог, что через несколько лет эта девушка станет российской императрицей.

Переломный момент в истории семьи Глюк произошел в 1702 году в ходе Северной войны, во время осады Мариенбургской крепости русскими войсками под предводительством фельдмаршала Бориса Шереметева. Пастора с семьей выслали в Москву, а их служанку Марту взяли в плен. Через некоторое время из плена ее выкупил Борис Шереметев, а затем Марту перекупил Александр Данилович Меншиков. Впоследствии девушку заприметил сам Петр I, и в 1708 году они тайно обвенчались. В 1712-м Марта была официально объявлена российской царицей под именем Екатерина Алексеевна, а в 1721 году после провозглашения Петра императором она стала императрицей.

Не пропал из виду и Иоганн Эрнст. Петр I поручил ему перевести с греческого языка на русский Новый Завет. Стоит отметить, что пастор знал восемь языков и сам, будучи образованным человеком, позаботился о том, чтобы дать хорошее образование своим детям. Его старший сын Бернгард, как и он сам, окончил два университета — Лейпцигский и Кенигсбергский. Перевод Нового Завета был представлен императору в 1704 году, но таинственным образом исчез, и пастору пришлось вновь взяться за работу. А кроме этого, он вместе с Бернгардом открыл в Москве на улице Маросейке, 11, первую бесплатную гимназию.

Второй перевод Нового Завета пастор закончить не успел — в марте 1705 года он скоропостижно скончался в возрасте 52 лет. Бернгард продолжил преподавать в гимназии, а попечителем учебного заведения стала вдова пастора Кристина. Через три года она получила поместье в Лифляндии и уехала туда вместе с младшими детьми, Бернгард остался в Москве и стал камер-юнкером Алексея, сына Петра I. После ареста Алексея Петр назначил Бернгарда учителем своих дочерей — Анны и Елизаветы. Бернгард был дважды женат и имел двух сыновей, которые в 1722 году получили российские дворянские титулы.

Дальше история семьи Глюк прерывается до XIX века. С этого времени известно, что прадед нашего героя Отто Глюк в 17 лет сбежал из родительского дома в Сибирь. Он остановился в Томске и женился на дочери часовщика, впоследствии и сам освоил эту профессию. У него родились сын Вильгельм (дед нашего героя) и две дочери. Вильгельм тоже стал часовщиком, и у него было трое детей — дочь Елизавета, сыновья Сергей и Петр. Сергей, вступив в ряды Красной армии, в 1920 году оказался в Иркутске, служил в частях особого назначения (на Лене, в Якутии). В 1934-м, вернувшись в Иркутск, он познакомился с будущей женой и матерью нашего героя Верой Иннокентьевной Шнелле (в переводе с немецкого языка ее фамилия означает «ускоритель»).

История по материнской линии не менее интересная. Прадед Яков Шнелле родом из Латвии, где работал управляющим поместья местного барона. Помещик был заядлым охотником. Причем ходить на зверя он предпочитал с собаками — у него была целая псарня, и своих животных он любил подчас больше, чем людей. Однажды одна из его собак ощенилась и вскоре умерла. Щенкам требовалось молоко, и барон заставил свою служанку кормить собак грудью. Узнав об этом, управляющий вступился за женщину — перепалка с бароном перешла в жестокий кулачный бой, за что Якова судили и сослали на вечное поселение в Братск. Нет худа без добра. В Сибири он встретил свою любовь — Пелагею, девушку от смешанного русско-бурятского брака. У супругов родились трое детей — сыновья Михаил и Иннокентий и дочь Александра. Сам Яков был брандмайором и в конце XIX века стал главным брандмейстером Братского острога. В 1895 году он умер от воспаления легких, которое получил при тушении пожара.

Все дети Якова окончили только церковно-приходскую школу, но тем не менее стали успешными людьми. Михаил освоил профессию судостроителя и трудился главным регистром Амурского речного пароходства. Иннокентий в 14 лет пошел работать в товарищество Кузнецова, где занимались разведкой и добычей асбеста, графита и нефрита. Хозяин предприятия заприметил трудолюбивого парня и отправил его учиться на Урал в горную школу. Вскоре после возвращения на предприятие дипломированного специалиста Шнелле Кузнецов умер, компания его распалась, и Иннокентий купил часть акций на разработку асбестового рудника. Он вел разведку прииска и нашел еще пять крупных месторождений. Спрос на полезные ископаемые был высоким — асбест покупали даже европейцы, и вскоре Иннокентий стал обеспеченным человеком. Он купил дом в селе Тунка и поселился в нем с женой Любовью Николаевной и детьми.

Часть денег предприниматель направлял на разведку нефритовых месторождений и к 1917 году нашел 14 крупных залежей камня высокого качества, даже экстра-класса. Нефрит с этих месторождений отправлялся в Европу, в Китай, а в России его покупала даже фабрика Фаберже. Но любой бизнес — это риск. Не удалось избежать неприятностей и Иннокентию. В 1914 году он отправил несколько тонн нефрита в Европу, но началась Первая мировая война, и дальнейшая судьба камня неизвестна. Однако это был не самый страшный удар. В 1920 году красноармейцы заняли село, в котором жила семья Шнелле. Узнав, что в распоряжении Иннокентия находятся крупные месторождения общей стоимостью около пяти миллионов рублей, они дали семье два часа на сборы. Глава семьи в это время был на месторождении. Вернувшись, вместо жены и детей он обнаружил вооруженных солдат, которые организовали в его доме штаб. Временно семье пришлось поселиться у родственников в бурятской деревне Аршан.

Подросшие дети Шнелле учились уже в Иркутске. Зоя в 1919 году окончила гимназию и поступила в университет; Вера, учась в гимназии, занималась в театральном кружке, которым руководил Николай Охлопков (его имя сейчас носит Иркутский драматический театр). При содействии начальника политотдела 5-й армии Ярослава Гашека молодые актеры устроили театральное представление на Тихвинской площади. Посмотреть спектакль пришли и красноармейцы. Гашеку понравилось творчество молодежи, и всю труппу записали в состав политотдела 5-й армии, не разбираясь в социальном происхождении новобранцев. Но когда спустя пару лет, после смены руководства, заинтересовались биографиями армейцев, Веру Шнелле вызвали к командиру и предложили написать отказ от отца. Делать это девушка отказалась, и тогда, видимо в наказание, ее отправили в военсовхоз работать делопроизводителем. Позже она работала учителем начальных классов в Аршане, но затем все-таки вернулась в Иркутск и стала делопроизводителем в тресте «Заготскот». В те годы в жизни молодой женщины произошла страшная трагедия — она вышла замуж, родила сына, но вся семья заразилась скарлатиной. В живых осталась только Вера.

В 1935 году она вышла замуж за Сергея Глюка, в браке с которым родила единственного сына Дмитрия. Но своего отца Дмитрий почти не помнит.

— После демобилизации из Красной армии отец учился в Москве на высших экономических курсах, а мама — в Московском художественном училище. В 1937 году отец получил назначение в Крым на должность главного ревизора треста ресторанов и кафе с предоставлением двухкомнатной квартиры в Симферополе. В этом городе я и родился. Мне еще не исполнилось трех лет, когда началась Великая Отечественная война, и отец сразу написал заявление о вступлении в армию добровольцем. Он погиб в начале 1942 года в боях за Керченский полуостров. В августе 1941-го нас с матерью эвакуировали в Иркутск. Кстати, наш эшелон был последним преодолевшим станцию Джанкой в Крыму. Следующий состав с эвакуированными людьми разбомбили вместе со станцией. До Иркутска мы добирались почти два месяца, и сюда я приехал тяжелобольным — с крупозным воспалением легких. Когда обосновались на новом месте, мама устроилась работать художником-оформителем детских дошкольных учреждений и занималась этим до выхода на пенсию. А я с четырех лет стал приобщаться к культурной жизни. Дело в том, что в Иркутск была эвакуирована труппа Киевского оперного театра, и ведущая актриса жила в квартире одной из наших знакомых. Мы не пропускали ни одного спектакля, многие арии я знал наизусть, — рассказывает Дмитрий Сергеевич Глюк.

В 1961 году Дмитрий окончил геолого-разведочный факультет Иркутского политехнического института. В 1962-м женился на студентке филологического факультета Иркутского госуниверситета Альбине. Альбина Васильевна много лет проработала в Восточно-Сибирском книжном издательстве. Продолжает работать редактором и сейчас. У супругов две дочери. Обе они связали свою жизнь с журналистикой. Старшая, Эмилия, работает в одном из иркутских информагентств. Младшая, Татьяна, — фотограф и дизайнер в иркутской газете. Внуки стали программистами. Кроме того, готовится стать журналисткой одна из внучек — студентка госуниверситета.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments