Иркутские танки в мае 1945-го брали Берлин

Как во время войны в нашем городе построили несколько танковых колонн
Танк-памятник Т-34 в Иркутске. Ежегодно здесь проводят торжественные мероприятия.
Танк-памятник Т-34 в Иркутске. Ежегодно здесь проводят торжественные мероприятия.

Открытие мемориального комплекса с танком-памятником Т-34 на Советской площади в Иркутске. 1967 год.
Открытие мемориального комплекса с танком-памятником Т-34 на Советской площади в Иркутске. 1967 год.
Танки Т-26, прибывшие в порт Гонконга. Январь 1937 года.
Танки Т-26, прибывшие в порт Гонконга. Январь 1937 года.

Крупное производство по ремонту танков было развернуто в Иркутске во второй половине 1930-х годов. С тяжелой техникой работали на базе авторемонтного завода. Там проходили ремонт танки Т-26, Т-37, БТ-5, БТ-7 и танкетки Т-27. Более того, на мощностях завода производили отдельные виды модернизации этих боевых машин. А в начале Великой Отечественной войны благодаря заделу, созданному в предвоенный период, в Иркутске в сжатые сроки было изготовлено 12 танков, которые составили знаменитую колонну «Иркутский комсомолец».

Как закалялась сталь

В первомайские праздники 1934 года в пригороде Иркутска поселке Ленино (будущий микрорайон Иркутск II) был открыт и начал работу государственный авторемонтный завод (ГАРЗ № 104). Рядом, кстати, возводились цеха другого завода — авиационного, который должны были ввести в эксплуатацию в этом же году, но чуть позже.

Во время праздничного митинга территорию авторемонтного предприятия объехал легковой автомобиль ГАЗ-А. Это был первенец завода, отремонтированный специально к знаменательной дате. С самого начала предполагалось двойное назначение завода: и для нужд народного хозяйства, и для армии. После запуска производства в Иркутск из Забайкальской группы войск прибыла первая партия боевых машин для ремонта: три танкетки Т-27, три танка Т-26, 20 автомобилей АМО-3 и 14 автомобилей ГАЗ-АА (знаменитые полуторки).

Для освоения технологии производства и ремонта «спецмашин» группа рабочих ГАРЗ № 4 была отправлена на Харьковский паровозостроительный завод имени Коминтерна. В то время это было одно из ведущих танкостроительных предприятий в стране. Впоследствии именно на этом заводе под руководством инженера-конструктора Михаила Кошкина был разработан и внедрен в производство главный танк Великой Отечественной войны — Т-34.

В начале 1935 года численность персонала Иркутского авторемонтного завода составляла 1355 человек. Предприятие постоянно расширяло производство, увеличивало номенклатуру, количество и качество ремонтных работ. Также росло число деталей, изготовленных непосредственно на заводе.

Если в 1935 году общее плановое задание составляло ремонт 120 танков различных классов и 300 автомобилей, то в 1938 году предприятие восстановило и модернизировало 332 танка и около 1000 автомобилей. Кроме того, были отремонтированы 80 танковых моторов и 60 коробок передач. В дальнейшем в связи с усилением напряженности в мире количество заказов на ремонт военной техники только увеличивалось.

В 1939 году рядом с поселком Ленино была размещена исправительно-трудовая колония № 2 Управления НКВД Иркутской области. Заключенные привлекались к работе как на авиационном, так и на авторемонтном заводе.

Танковое испытание Ангарского моста

Испытывались «иркутские» танки на Московском тракте. Раньше он проходил через деревни Боково, Зуй, Суховскую и другие населенные пункты. Жители из окон своих домов могли наблюдать, как боевые машины, поднимая пыль, на большой скорости пролетали мимо. Таким образом они доезжали до территории, где впоследствии разместились жилые районы современного Ангарска.

Приемку танков осуществляли военные представители, присланные из Забайкалья. Контроль вооружения выполняли военпреды-артиллеристы Иркутского завода тяжелого машиностроения имени Куйбышева.

Один из «иркутских» танков был привлечен для испытания нового железобетонного моста через Ангару, построенного в 1936 году. Рассказ участника тех событий Анатолия Денисевича приводит в книге «Иркутская броня» исследователь истории Ленинского района Геннадий Хвощевский: «Накануне прошли статистические испытания моста, для чего в его центре поставили более десятка грузовых автомобилей с прицепами, нагруженными песком, и замерили прогиб во многих точках сооружения. Оставалось провести динамические испытания с применением движущегося по мосту танка.

…И вот мы на танке БТ-5 у красавца моста. Его опоры были облицованы байкальским гранитом, на проезжей части — торцовка из деревянных брусков. По берегам с обеих сторон моста масса людей. Ударяя по деревянной торцовке моста траками широкозвенчатых гусениц, танк создавал динамические нагрузки. Колебания моста регистрировались на ленте-миллиметровке, установленной на пешеходной дорожке у бордюра.

…Грохочущий танк, нагруженный до предела металлическими болванками с мощным авиационным двигателем, на большой скорости на глазах у сотен людей промчался рядом с пешеходной дорожкой».

Мост выдержал все испытания, и 15 ноября 1936 года состоялось его торжественное открытие. Спустя 11 лет по Ангарскому мосту было запущено движение трамваев, которые создавали сопоставимые с танком динамические нагрузки.

Броня крепка и танки наши быстры

Иркутский ГАРЗ № 104 долгое время являлся единственным заводом, который выполнял ремонт танков и другой боевой техники на территории Восточной Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока. Вплоть до 1946 года, когда был введен в эксплуатацию 103-й бронетанковый ремонтный завод в поселке Артемовка вблизи Читы.

В Иркутске проходили ремонт танки Т-26, Т-37, БТ-5 и БТ-7. Они относились к типу легких танков и составляли основу советского мотоброневого парка перед Великой Отечественной войной и в начальный ее период.

Т-26 был самым распространенным советским танком в 1930-е годы. Было выпущено более десяти тысяч таких машин. На его базе были произведены различные модификации. В том числе химические и огнеметные танки, инженерные машины, тягачи и самоходные установки. Т-37 был первым в мире серийно выпускаемым плавающим танком. По классификации РККА, его основным предназначением являлись разведывательные операции. Также они использовались для связи, боевого охранения на марше и поддержки пехоты на поле боя.

Танки БТ были популярными представителями серии быстроходных танков. Их отличительной особенностью была возможность применения как гусеничного, так и колесного хода. При ряде недостатков, связанных со слабой защитой, в целом танки БТ значительно превосходили зарубежные аналоги по маневренным и скоростным характеристикам. Поэтому в войсках их любили. Было выпущено около двух тысяч танков БТ-5 и около шести тысяч танков БТ-7. На их основе также был создано много модификаций. Кроме того, на базе серии БТ во второй половине 1930-х годов была разработана знаменитая «тридцатьчетверка».

Эти танки были востребованы на мировом рынке вооружений. Их поставляли на экспорт в Турцию, Монголию, Испанию, Китай и Тыву (это государство только в 1945 году вошло в состав СССР на правах автономии, а до этого являлось независимым).

На границе ходят тучи хмуро…

География военных действий, в которых были задействованы «подопечные» Иркутского авторемонтного завода, достаточно обширна. В составе Забайкальской группы войск они участвовали в вооруженных конфликтах на восточных рубежах страны. А в начале Великой Отечественной войны частично были переброшены на западный фронт.

Первое боевое крещение советских танков в Азии состоялось во время китайско-японской войны. В марте-июне 1938 года Советский Союз в составе прочей военной техники поставил национально-революционной армии Китая 82 танка Т-26. Эти танки были отправлены в Китай морским путем из Севастополя. В Гонконг они прибыли в конце января 1938 года, а уже через два месяца поступили в действующую армию.

Здесь с китайскими танкистами работали советские инструкторы. Обучение проходило настолько эффективно, что японцы долго не верили, что танками Т-26 управляют не советские, а китайские экипажи. Впервые в боях эти боевые машины были задействованы в районе Ланфена в мае 1938 года.

Следующая возможность проверить советские танки в действии представилась во время советско-
японского противостояния в районе озера Хасан. В этих сражениях участвовало 285 танков Т-26, БТ-5 и БТ-7. Этот опыт был не совсем удачный, зато поучительный.

Было допущено много трагических ошибок. Например, в день начала боевых действий танкистам не сообщили о целях передвижения их частей. До последнего они думали, что идут на учения, а оказалось — в бой!

Также не было разведки. Не было поддержки артиллерией. Пехота отстала. В результате танки остались один на один с противником, занимавшим выгодные высоты.

Управления танками в бою тоже отсутствовало. Каждый экипаж воевал сам по себе. Многие танки были расстреляны еще при наступлении. Кроме того, большая часть боевых машин застряла в болотах, окружавших сопки, занятые неприятелем. Они тоже стали удобной мишенью для противника…

Выручал героизм отдельных солдат и командиров. Исследователь танковой истории Евгений Белаш приводит такой случай: «Командир 2-й мехбригады полковник Панфилов пошел в атаку первым — с разведротой. Танк Панфилова застрял, как и большинство машин батальона. Тогда полковник пересел на другую бронемашину и возглавил атаку трех танков. У южного склона высоты Заозерной японская пушка вынесла у нового панфиловского БТ-7 гусеницу. Подбитая боевая единица кое-как продвинулась еще на полкилометра и встала. Но Панфилов не опустил рук, а снова сменил «коня». На последнего, который был на ходу.

Дорвавшись, наконец, до врага, полковник начал гасить японские огневые точки. И к тому же проделал два прохода в колючей проволоке — для пехоты. Еще десять минут боя. Тяжелого боя на высоте. И у нынешнего БТ-7 Панфилова… опять свалилась гусеница. Но офицер не сдавался. Он приказал механику спустить танк в лощину, укрыв его от огня. Сам же Панфилов вышел из танка и стал кричать: «Товарищи пехотинцы, вперед, сопка занята танкистами!» — и вместе с третьей ротой первого батальона двинулся вперед. Полковник Панфилов под крики «Ура!» водрузил флаг на южной части гребня высоты Заозерная».

Несмотря на неудачи первых боестолкновений у озера Хасан, именно танки сыграли решающую роль в победе. По результатам боев шесть танкистов были удостоены звания Героя Советского Союза. Также по итогам хасанских боев были учреждены медали «За отвагу» и «За боевые заслуги».

Эти сражения были первой серьезной проверкой для отечественных танковых соединений. В результате были выявлены проблемы, которые необходимо было срочно решать. А для Иркутского авторемонтного завода эти бои обернулись большим количеством поступившей в ремонт бронетехники.

Наступала грозная броня

Следующее боевое применение боевых машин — «подшефных» Иркутского ГАРЗ № 104 — состоялось в ходе советско-японского военного конфликта в Монголии весной-осенью 1939 года. К этим РККА подошла уже более подготовленной, имея за плечами опыт, полученный в боях у озера Хасан. В частности, лучше было отработано взаимодействие танковых соединений с пехотой, артиллерией и авиацией. Это существенно уменьшило танковые потери.

В боях за высоту Баин-Цаган в июле 1939 года ударом 11-й танковой бригады, в которой насчитывалось полторы сотни БТ-5, была сорвана попытка окружения японцами советских войск. В этом бою 11-ю бригаду вовремя поддержали монгольский бронедивизион, а затем подошедшие батальоны 24-го мотострелкового полка и 7-й мотоброневой бригады. Во время этого боя японцы были шокированы количеством советской бронетехники и докладывали об атаке целой тысячей танков. Хотя в реальности их было почти на порядок меньше.

Во время генерального наступления Красной армии 20—31 августа 1939 года в районе реки Халхин-Гол советские бронетанковые соединения насчитывали 438 танков и 385 бронеавтомобилей. Здесь отечественные танки проявили себя в полной мере. После этих сражений название реки Халхин-Гол стало нарицательным понятием, символом триумфа советского оружия и мощи танковых ударов РККА.

Основные потери советских танков в Монголии приходили от поражения бронебойными снарядами 37-мм орудия и от действий так называемых бутылочников, которые закидывали танки бутылками с зажигательной смесью.

Очевидцы описывали танковые бои в Монголии таким образом: «Самураи лезут на танк, берут лом и вредят орудие, обливают катки и зажигают. Согнать их с танка нечем и неоткуда. Представьте, каково сидеть на поле боя в обездвиженном танке, который еще и стараются поджечь? А советские танкисты так сражались».

В начальный период Великой Отечественной войны «подопечные» иркутских танкоремонтников также сыграли значительную роль. Дело в том, что большая часть техники, построенной в довоенный период, в первые дни дойны оказалась на захваченной территории и досталась неприятелю. Забайкальские же танковые соединения прибыли на западный фронт в последнюю очередь, поэтому смогли оказать достойное сопротивление противнику.

Правда, в этот период Т-26, БТ-5 и БТ-7 уже считались устаревшими и были весьма уязвимыми для немецкого вооружения. Тем не менее забайкальские танки широко использовали для проведения тактических операций. Эффективно было их применение из защитных сооружений. Также хорошо они проявили себя при организации засад.

Вслед за танками

В иркутской промышленности в связи с началом Великой Отечественной войны произошли значительные изменения. В частности, ГАРЗ № 104 был передан в состав Иркутского авиационного завода и стал его филиалом.

В цехах бывшего авторемонтного завода были размещено производство крыльев и фюзеляжей для самолетов. Причина такого резкого перепрофилирования связана с большими потерями авиации в первые дни войны. Потери нужно было срочно компенсировать.

Также на базе бывшего ГАРЗ № 104 были созданы две передвижные ремонтные базы для ремонта танков в полевых условиях. Они получили порядковые номера ПРБ-54 и ПРБ-55. Личный состав передвижных баз составили специалисты авторемонтного завода. В каждую ПРБ было направлено по 45 человек. Необходимым оборудованием базы были укомплектованы тоже за счет ГАРЗ № 104.

Кроме того, каждой ПРБ были приданы по 20 грузовых автомобилей ЗИС-5. В их кузовах и фургонах были размещены станки, инструмент, аппаратура и материалы, необходимые для ремонта танков. Также каждая ПРБ получила генераторы-электростанции мощностью по 50 кВт.

Получились два небольших завода на колесах. ПРБ-54 была направлена в Монголию, где была включена в состав 17-й общевойсковой армии Забайкальского фронта, а ПРБ-55 прибыла на станцию Борзя и включилась в работу по восстановлению бронетехники для сосредоточенных в Забайкалье воинских частей. В дальнейшем на основе этих частей была сформирована 36-я армия.

Во время советско-японской войны в августе-сентябре 1945 года обе «иркутские» ПРБ приняли активное участие в военных действиях на территории Маньчжурии.

ПРБ-54, двигаясь за основными частями 17-й армии, ремонтировала поврежденные в боях танки и автомобильную технику. В том числе и новые для себя танки Т-34, и установленные на тракторы ДТ-54 системы реактивного залпового огня «Катюши».

ПРБ-55 в свою очередь, двигаясь вслед за танковыми соединениями 36-й армии, внесли весомый вклад в последний аккорд советско-японской и Второй мировой войн — взятие Хайларского укрепрайона.

Эта японская крепость была спрятана под землей в сопках хребта Большой Хинган. На поверхность высовывались только хорошо защищенные ДОТы. Вся равнина перед хребтом была хорошо пристрелена японской артиллерией. Поэтому в ходе штурма Хайларского укрепрайона танковые подразделения несли большие потери. Минимизировать их должна была «иркутская» ПРБ-55.

«Где-то замаскированные у нас в тылу огневые точки японцев оставались неподавленными. Только начнем работу — летят откуда-то снаряды. Просим командование подавить огонь, а сами отсиживаемся где-нибудь под скалами. Артиллеристы отыскивали, казалось бы, невидимые точки японцев. Слышно было, как после нескольких залпов «Катюш» все прекращается. Выходим из укрытия, запускаем станцию — и пошла работа» — так передает иркутский историк Геннадий Хвощевский воспоминания одного из участников тех событий, сварщика Егора Алексеенко.

Трудовой подвиг

Яркий эпизод иркутской танковой истории — создание колонны танков «Иркутский комсомолец». С инициативой помочь фронту одними из первых к стране выступили комсомольцы куйбышевского завода тяжелого машиностроения. Все средства, заработанные на воскреснике 16 ноября 1941 года, они решили внести в Фонд обороны на строительство танковой колонны. Почин был поддержан другими предприятиями Иркутска и области. А специалисты авиационного завода предложили, не снижая темпов выпуска самолетов, построить танковую колонну на мощностях своего предприятия.

В цехах бывшего завода ГАРЗ № 104 еще оставалось кое-что из прежнего танкоремонтного оборудования, а на складах — остатки запчастей танков. После проведенной ревизии в наличии оказалось восемь новых бронекорпусов танков БТ-5 и 4 — танков Т-26. А также несколько требующих ремонта двигателей, коробок передач и других танковых механизмов.

Недостающие части пришлось изыскивать на складах воинских частей в Забайкалье, где хранилась поврежденная еще в боях на Халхин-Голе боевая техника. Некоторые детали пришлось изготавливать заново. Отдельно приобреталось вооружение танков — пушки и пулеметы. Участок общей сборки организовали в бывшем танкоремонтном цехе.

Для колонны «Иркутский комсомолец» произвели восемь целых танков БТ-5 и Т-26. Еще четыре боевые машины были собраны без двигателей.

Все танки были украшены надписью с названием колонны. А на башне последней собранной боевой машины танкостроители вывели имя: «Зоя Космодемьянская» и ниже: «Иркутск». Так иркутяне почтили память девушки, зверски убитой фашистами.

12 апреля 1942 года после митинга на станции Иркутск II танки на ж/д платформах были отправлены на запад. 6 мая колонна «Иркутский комсомолец» была торжественно передана бойцам 206-го запасного полка 5-й армии.

Еще одна танковая колонна «Иркутский комсомолец» в составе 32 танков Т-34 и двух танков Т-70 была создана в 1943 году на заводе в Нижнем Тагиле. Средства на ее постройку также были собраны комсомольцами Иркутска. В числе этих танков был Т-34 «Иркутский пионер», на постройку которого было направлено 55 тысяч рублей, собранных пионерской организацией города. Кроме того, на средства иркутян были созданы танковые колонны «Иркутский колхозник», «Сибиряк» и «Иркутский железнодорожник».

Танки-«железнодорожники» в составе 1-й танковой армии РККА участвовали во взятии Берлина и в числе первых 23 апреля 1945 года вошли в германскую столицу.

В память о трудовом подвиге иркутян в Великой Отечественной войне 9 мая 1967 года в Иркутске на площади Советской был в качестве памятника установлен танк Т-34.

Танк БТ-7 выпуска 1935 года на выставке военной техники в Парке ОДОРА в Чите.
Танк БТ-7 выпуска 1935 года на выставке военной техники в Парке ОДОРА в Чите.

Произвольный тег:

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments