Иркутск на пути Колчака

Сто лет назад адмирал в последний раз оказался в нашем городе
Гидрограф Колчак берет пробы воды. 1901 г.
Гидрограф Колчак берет пробы воды. 1901 г.

Здание гостиницы "Метрополь"
Здание гостиницы "Метрополь"

15 января 1920 года адмирала Колчака под конвоем доставили в иркутскую тюрьму, где он находился до своего расстрела 7 февраля. Колчак — грандиозная и неоднозначная фигура в российской истории. Он известен как исследователь Арктики, как герой Русско-японской и Первой мировой войн, как руководитель белого движения в Сибири во время Гражданской войны. Иркутск является одним из центров по сохранению памяти об этой легендарной личности. В честь печального столетнего юбилея для читателей «СМ Номер один» — эта небольшая экскурсия по колчаковским местам.

Камера № 5 — последний приют

История иркутской тюрьмы в предместье Рабочем насчитывает уже более двух веков. В ее стенах побывало много известных деятелей и уголовного мира, и так называемых политических заключенных. В 2006 году на территории тюрьмы открыли уникальный музей истории Иркутского тюремного замка. В нем наглядно представлена история развития исправительной системы и в Восточной Сибири, и в стране в целом.

Центральная экспозиция — камера № 5, в которой свои последние дни провел Александр Колчак. Эта камера — совсем небольшое помещение, которое имеет арочный свод и единственное окно под потолком. Здесь восстановлена обстановка времен пребывания в иркутской тюрьме знаменитого арестанта. Окно в камере закрыто металлической решеткой. Стены оштукатурены, покрашены известью, частично облупились и пожелтели от влаги. Голый каменный пол. Из мебели — старый деревянный топчан, лавка, табурет и рукомойник. На табурете, который используется как стол, — жестяные миска и кружка. На высоком подоконнике — горящая лампада. В красном углу — маленький образ Богоматери.

В углу под иконой — восковая фигура Александра Колчака. Он изображен в полный рост, прислонившимся к стене. Взгляд задумчив, голова чуть склонена. Колчак — в военной форме без знаков отличия. На плечи накинута шинель.

Окно с внешней стороны заложено кирпичом, поэтому в любое время создается впечатление, что снаружи непроглядная темнота. Точно так же, как в роковую ночь 7 февраля 1920 года, когда в камеру Колчака вошли несколько тюремщиков, зачитали приговор и вывели заключенного…

Кажется, что стены камеры № 5 до сих пор хранят мысли и чувства этого грандиозного человека, который, без сомнения, мечтал спасти Россию в том понимании, в каком считал это правильным.

Свадьба по пути на войну

Впервые в столице Восточной Сибири Колчак оказался в феврале 1904 года. Он был в Якутске, вернувшись из очередной арктической экспедиции, и занимался разбором материалов и подготовкой коллекций для отправки в Петербург…

27 января 1904 года японцы напали на русские корабли — крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец». Узнав об этом и предвидя скорое начало войны с Японией, Колчак тут же написал прошение о своем переводе на Тихоокеанский флот и отправился в Порт-Артур.

Дорога из Якутска на Дальний Восток в то время пролегала через Иркутск. Предварительно Колчак отправил телеграмму невесте Софье Омировой, с которой обручился еще в далеком 1900 году. В телеграмме он просил ее приехать из Петербурга в Иркутск… чтобы обвенчаться!

В метрической книге Харлампиевской Михайло-Архангельской церкви, сохранившейся в архиве, есть надпись: «5 марта 1904 года венчались: лейтенант флота Александр Васильевич Колчак, православный, первым браком — 29 лет; дочь действительного статского советника, потомственная дворянка Подольской губернии София Федоровна Омирова, православная, первым браком — 27 лет. Поручители по жениху: генерал-майор Василий Иванович Колчак и боцман русской полярной экспедиции шхуны «Заря» Никифор Алексеевич Бегичев; по невесте: подпоручик Иркутского сибирского пехотного полка Иван Иванович Желейщиков, и прапорщик Енисейского сибирского пехотного полка Владимир Яковлевич Толмачев».

В народе Харлампиевскую церковь называли морской. В этом храме священники традиционно благословляли моряков перед отправлением в плавание. Поэтому Колчак и выбрал его, чтобы сочетаться узами брака со своей невестой.

Во время короткого медового месяца молодожены жили в отеле «Метрополь». Он находился в районе перекрестка улиц Луговой и Большой (современные Марата и Карла Маркса). Красивое деревянное здание отеля сохранилось до сих пор...

Счастье новобрачных было недолгим. Уже через пять дней после венчания молодой муж вместе с товарищем Никифором Бегичевым отправился в Порт-Артур.

Русско-японская война крайне неудачно сложилась для нашей страны. Тем не менее Колчак, командовавший эскадренным миноносцем «Сердитый», был одним из немногих, кому удавалось одерживать крупные боевые победы. В частности, умело расставляя мины на маршрутах японских военных судов, Колчак добился того, что на одном из минных заграждений 13 декабря 1904 года подорвался японский бронепалубный крейсер «Такасаго».

Также Колчак проявил себя как деятельный участник сухопутной обороны Порт-Артура.

Доклад в музее ВСОРГО

Фасад Иркутского областного краеведческого музея (ранее отделение Восточно-Сибирского отдела Российского географического общества — ВСОРГО) украшают фамилии великих ученых-географов, которые внесли большой вклад в освоение Сибири. Первые 12 из них были вырезаны еще во время постройки нового здания музея в 1883 году. Потом в 1901 году к ним добавились еще шесть ученых-географов. Последнее обновление фасада музея произошло в 2007 году, когда на фриз здания была нанесена фамилия Александра Колчака. Так в музее отметили его значение как исследователя северного побережья Сибири.

Также широкую известность получил доклад, который Колчак сделал в стенах музея во время своего приезда в Иркутск в 1904 году для членов Русского географического общества. В этом докладе он подвел итоги арктической экспедиции Эдуарда Толля на яхте «Заря» в 1901—1902-м годах и рассказал о поисках отряда Толля, пропавшего в конце 1902 года в районе острова Баннетта.

Сам Колчак принимал участие в экспедиции в качестве ученого-гидрографа и возглавил поиски отряда Толля, предпринятые в 1903 году. Ему удалось найти место стоянки отряда и путевой дневник Эдуарда Толля. Благодаря чему он смог детально восстановить обстоятельства гибели отряда.

Во время выступления Колчак акцентировал внимание иркутских ученых на достижениях арктической экспедиции, а также в подробностях описал воссозданную им картину гибели отряда Толля. Доклад был очень эмоциональным и произвел на публику огромное впечатление. Как отметил очевидец, «слушатели продолжительными аплодисментами благодарили докладчика за полное захватывающего интереса сообщение».

Таинственный остров — Земля Санникова

Еще Колчак привез в Иркутск сведения о попытках Толля найти таинственную Землю Санникова. Легенды об этой земле были издавна известны арктическим мореплавателям. Рассказывали, что это чудо-остров в Северном Ледовитом океане, на котором климат значительно мягче, чем вокруг, и скорее напоминает умеренные сибирские широты.

На Земле Санникова, если она существует, можно было бы выращивать провиант. Также вероятно, что на этом острове могли быть теплые бухты, открытые ото льда в течение круглого года. Если ее найти, загадочная земля могла бы стать идеальным форпостом для освоения Арктики. Поэтому мореплаватели разных стран упорно искали легендарный остров.

Эдуард Толль тоже свято верил в существование Земли Санникова. Одной из целей его экспедиции было открыть эту землю и присоединить ее к Российской короне. Этой идеей он заразил и членов экспедиции на яхте «Заря». К сожалению, очередная попытка найти таинственный остров обернулась гибелью Толля и нескольких его товарищей. Колчак констатировал безуспешность попыток найти Землю Санникова.

Броненосцы и Северный путь

После войны с Японией Колчак деятельно занимался воссозданием русского военного флота, разгромленного на Дальнем Востоке. В частности, участвовал в разработке программ по развитию судостроения в России и лично курировал постройку четырех броненосцев.

Также он вернулся к полярным исследованиям. Организовал несколько морских экспедиций вдоль северного побережья Сибири. А в 1909—1911-х годах в качестве командира ледокола «Вайгач» участвовал в исследованиях в районе Берингова пролива и мыса Дежнева. Эти экспедиции положили начало планомерному освоению Северного морского пути. В 1914—1915-м году ледоколы «Вайгач» и «Таймыр», которые были построены при активном содействии Колчака, впервые проплыли вдоль всего северного побережья России.

С 1912 года Колчак участвует в создании плана противодействия противнику на Балтийском море в случае военных действий. Благодаря этому своевременно созданному плану уже в первые часы после начала Первой мировой войны русские миноносцы установили в Финском заливе шесть тысяч мин. Тем самым они парализовали действия германского флота на подступах к Петербургу и предотвратили захват российской столицы.

В дальнейшем благодаря умелой организации и решительным действиям русских военно-морских сил численно превосходящий германский флот на Балтике был полностью нейтрализован. Всего немецкие потери на Балтике превысили русские — в боевых кораблях в 3,5 раза, а по числу транспортов в 5,2 раза. Во многом это была заслуга Колчака.

В начале 1916 года ему присвоен чин контр-адмирала. А через полгода он был назначен командующим российским флотом на Черном море. На этом театре военных действий Колчак организовал серию блестящих операций, в результате которых все турецкие и германские корабли оказались заперты в своих портах, а российские военно-морские силы добились полного превосходства.

В дальнейшем Колчак планировал осуществить десант на турецкую территорию, захватить Константинополь и одним ударом вывести Турцию из войны. Этим планам помешали Февральская революция и предательство национальных интересов Временным правительством.

10 июня 1917 года Колчака отозвали с фронта и отправили за границу. Вернулся в Россию он только в конце 1918 года. Приехав в Омск, принял титул Верховного правителя России и возглавил белогвардейское движение в Сибири.

«Держался с полным достоинством»

В последний раз Колчак оказался в Иркутске 15 января 1920 года.

Иркутск в это время все еще пребывал в статусе столицы «единой и неделимой России», назначенный таковым приказом Колчака после оставления его армией Омска. Правда, правительство Колчака к его приезду оказалось уже свергнутым, а власть перешла к эсеро-меньшевистскому Политцентру, и столичные функции Иркутск уже фактически не исполнял. Тем не менее в городе еще размещалось несколько иностранных дипломатических миссий.

К моменту приезда в Иркутск Колчак уже сложил с себя полномочия Верховного правителя и верховного главнокомандующего. От Нижнеудинска он был фактически конвоирован в Иркутск войсками союзников.

В столице Восточной Сибири сразу по прибытии Колчака арестовали. Пешком по льду Ангары его доставили в тюрьму в Рабочем предместье.

По воспоминаниям Константина Попова, председателя губернской чрезвычайной следственной комиссии, который вел допросы, сам Колчак во время следствия «держался с полным достоинством. Этим он резко отличался от своих министров […] Там была, за редким исключением, трусость, желание представить себя невольными участниками кем-то другими затеянной грязной истории, даже изобразить себя чуть ли не борцами против этих, других».

Через шесть дней после ареста Колчака власть в Иркутске перешла от Политцентра к большевистскому Военно-революционному комитету. Колчак оказался во власти своих противников. С этого момента допросы стали жестче.

В начале февраля к Иркутску подошли остатки каппелевских войск, отступавшие под натиском 5-й Красной армии. Возникла угроза захвата города белыми и освобождения Колчака. Это ускорило развязку его судьбы.

6 февраля Иркутский военно-революционный комитет своим постановлением оформил решение о расстреле Александра Колчака и председателя его правительства Виктора Пепеляева, и уже на следующий день в 5 часов 10 минут приговор был приведен в исполнение.

Казнь произвели за тюремной оградой (там, где сейчас улица Освобождения), после чего тела Колчака и Пепеляева погрузили в сани, довезли до Ангары и спустили в прорубь недалеко от Знаменского монастыря. Сейчас рядом с этим местом на берегу Ангары установлен поклонный крест.

Последняя любовь

Вместе с Колчаком в Иркутск прибыла его возлюбленная Анна Тимирева. После ареста Анна добровольно последовала за Колчаком в тюрьму. Здесь они были помещены в разные камеры, но по ходатайству Анны им были разрешены короткие совместные прогулки по внутреннему двору.

Для членов следственной комиссии было неожиданным, как твердо, сохраняя достоинство, Колчак держался на допросах. Он неторопливо прочитывал документы, думал, прежде чем ответить на вопросы, и исправлял неточности перед тем, как поставить подпись под протоколом.

Следователи отмечали, что во время допросов Колчак по большинству обращался уже не к ним, а к своим единомышленникам за пределами тюрьмы и к потомкам. Он понимал, что только история оценит его решения и поступки.

Также многие историки сходятся в том, что именно Анна Тимирева была источником сил, благодаря которым Колчак, предвидя близкий конец, смог выдержать последние испытания, выпавшие на его долю. Находясь рядом, она поддерживала в нем веру в себя и в свое великое предназначение.

Об Анне были последние мысли Колчака. Об этом свидетельствует записка, обращенная к Анне, исполненная любви и нежности, которую нашли в камере Колчака перед расстрелом.

После казни Колчака Тимирева еще несколько месяцев пробыла в заключении в иркутской тюрьме. Власти просто не знали, что с ней делать, поскольку других преступлений, кроме любви к белогвардейскому главнокомандующему, за ней не числилось. В ноябре 1920 года ее освободили по амнистии в связи с годовщиной Октябрьской революции. После некоторое время еще Анна жила в Иркутске, где ее удерживала память о Колчаке. А вообще Тимирева прожила долгую жизнь, но это уже другая история.

Противоречивая память

В настоящее время в Иркутске действует несколько мемориальных объектов, посвященных Александру Колчаку. Примечательно, что каждый из них по-своему трактует роль этой личности в российской истории.

Так, в зале касс дальнего следования станции Иркутск-Пассажирский находится мемориальная доска, на которой Колчак отмечен как «русский флотоводец, полярный исследователь и руководитель белого движения». На уже упомянутом фризе краеведческого музея его фамилия упомянута исключительно в связи с ролью, которую он сыграл в изучении Сибири. Надпись на поклонном кресте на берегу Ангары описывает заслуги Колчака лишь как «адмирала флота России и ученого-полярника».

Рядом с крестом в сквере около Знаменского монастыря установлен памятник Александру Колчаку. Это 4,5-метровая скульптура, выполненная из кованой меди, на высоком пьедестале. На барельефе в основании памятника скрестили оружие красноармеец и белогвардейский воин. Колчак изображен одетым в сухопутную военную форму. Эти детали указывают на то, что памятник посвящен тому периоду, когда Колчак, наделенный полномочиями диктатора, командовал Сибирской белой армией и носил титул Верховного правителя России.

Еще в Иркутске есть мемориальная доска, посвященная председателю Иркутского ВРК Александру Ширямову. Она закреплена на фасаде здания администрации иркутского аэропорта. На ней в числе заслуг большевика указывается, что он «подписал приказ о расстреле Колчака». Здесь легендарный адмирал упомянут в качестве военного преступника.

Так даже на уровне памятных знаков продолжается спор о значении Александра Колчака в русской истории.

Кроме Иркутска памятник Колчаку установлен в Омске. А мемориальные доски, посвященные его памяти, кроме столицы Восточной Сибири, можно встретить в Москве, Омске, Екатеринбурге и Владивостоке.

Выражаем признательность Сергею Норвайшасу за содержательную экскурсию в музее истории Иркутского тюремного замка.

Фриз краеведческого музея с фамилией Колчака. 2020 г.
Фриз краеведческого музея с фамилией Колчака. 2020 г.
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments