И сапожник, и шаман

Репортерская группа «Пятницы» познакомилась с интересным жителем Усть-Ордынского
Любит Артур Иванович Вдовиченко, чтобы красиво было и со смыслом. Потому и стены дома украсил фотографиями, чтобы прохожие смотрели, радовались. Пока мы по ограде ходили, прибежали кролики. Они ручные. Поиграть с ними приходят соседские дети
Любит Артур Иванович Вдовиченко, чтобы красиво было и со смыслом. Потому и стены дома украсил фотографиями, чтобы прохожие смотрели, радовались. Пока мы по ограде ходили, прибежали кролики. Они ручные. Поиграть с ними приходят соседские дети

Для качественной работы мастеру из Усть-Ордынского нужен хороший инструмент. Потому у него и столько ножниц на стене. Одни для кожи, другие для замши, третьи для бумаги. Знает мастер, какие для чего, и рука сразу за нужными тянется. У старых ножниц, замечает Артур Иванович, сталь лучше. Наточил — и ничего с ними не делается. Особых примет у мастера нет. Но каждое утро он окуривает богородской травой свое рабочее место. Бывает, что работа сразу не заладится. Отложит ее на час, другими делами позанимается, успокоится — и опять за починку
Для качественной работы мастеру из Усть-Ордынского нужен хороший инструмент. Потому у него и столько ножниц на стене. Одни для кожи, другие для замши, третьи для бумаги. Знает мастер, какие для чего, и рука сразу за нужными тянется. У старых ножниц, замечает Артур Иванович, сталь лучше. Наточил — и ничего с ними не делается. Особых примет у мастера нет. Но каждое утро он окуривает богородской травой свое рабочее место. Бывает, что работа сразу не заладится. Отложит ее на час, другими делами позанимается, успокоится — и опять за починку

На одной из улиц поселка Усть-Ордынского стоит дом, на котором висят фотографии с сибирскими пейзажами. Все такие вешают на стены в комнатах, а тут все наоборот. 50-летний хозяин — высокий бурят в рабочем фартуке и монгольской фетровой шапке радушно встречает гостей. Зовут его Артур Иванович Вдовиченко.

В поселке он известен как сапожник, который чинит самую разную обувь — от детских башмачков до охотничьих сапог.

Родился Артур в Усть-Ордынском, в интернациональной и многодетной семье. Мать — бурятка, отец — украинец, девять детей. По состоянию здоровья Артуру рекомендовали легкий труд. Вот он и пошел в ученики к местному сапожнику Андрею Маркову в Дом быта. Полтора года в учениках ходил. Потом еще в Иркутске на курсах повышения квалификации год отучился. С тех пор 30 лет уже занимается починкой обуви. А еще умеет бурятскую национальную обувь шить. Только ее заказывать перестали. Последнюю пару дочке Рите сшил, когда она танцами занималась.

В мастерской у Артура Ивановича есть на что посмотреть. У входа висит шкура рыжей лисицы, с потолка свисают нити с монетами. Купюры советские, российские и иностранные наклеены на стены. Фотографии, репродукции из журналов, картина со сценой бурятской охоты. А еще инструменты — сапожные лапы, обувная швейная машинка и вереница ножниц разной величины. Порядок во всем идеальный. Когда в 1995 году Дом быта закрылся, Артур Иванович стал чинить обувь на дому. Говорит: «Если кто-то обувь сшил, значит, ее всегда починить можно».

Есть работа — чинит. Нет — домом и огородом занимается.

— Я летом огород сажаю. Мои друзья подшучивают: «Ну что, бурят Иваныч, хохляцкая кровь заиграла?» А мне огородничество нравится.

Кстати, за работу свою он не всегда деньги получает. Бывает, и продуктами берет: молоко несут, сметану, булки. Монголы были — тугриками рассчитались. Китайцы, таджики — своими деньгами. Вот и стал он нумизматом нежданно-негаданно. Случается, и вовсе за доброе слово делает. Понимает, что всякое в жизни случается. Если принесет человек еще советскую обувь в ремонт, мол, сделай, сынок, на новую денег нет, — делает. Идут — значит, есть в нем потребность.

В личной жизни у Артура Ивановича все непросто. У него от нескольких женщин девять детей. Диапазон их возраста — от 27 лет до девяти. Есть внучка. И всем по мере возможности он помогает. Смеется:

— Зато пить некогда. Зачем пить? Лучше детям отдать!

Бывает, люди сдают обувь в ремонт, а потом за ней не приходят. Тогда Артур отдает ее нуждающимся.

— Кто сам через это прошел, тот понимает. На этом не заработаешь. Иногда мне приносят старую обувь, мол, возьми, может, пригодится. Но я отказываюсь. Новое куплю и поставлю. Лучше один раз хорошо сделать, чем потом переделывать.

Артур вообще многое умеет делать: и шкуры выделывать, и по дереву резать. Приглашали его в кооператив «Гоёлта» учиться на резчика. Научился. Но режет все больше для себя, когда основной работы нет. Иногда игрушки детям, если кто попросит.

Уже в конце беседы Артур Иванович проговорился, что шаманит немного. После второй клинической смерти двадцать лет назад вдруг стал видеть то, чего простые люди не видят. Теперь и за этим к нему ходят. Да еще оказалось, что и у матери такой талант был.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments