«Дорогие мои земляки»

Текст: Оксана Гордеева , Фото: Татьяны Сергеевой , Пятница , № 15 от 19 апреля 2019 года , #Культура
Вечером 16 апреля, после выступления в Иркутском ТЮЗе, Александр Яковлевич Михайлов встретился с нашим губернатором Сергеем Левченко (он тоже был среди зрителей на творческом вечере) в одном из иркутских уютных кафе.  Оказывается, они дружат много лет, и всегда стараются встретиться, если выдается такая возможность.  Тем более, если речь идет о гастролях в Иркутске. За ужином говорили о многом: о жизни, политике, творчестве. И даже задумали совместный проект! Так что следите за «Пятницей» — подробности в одном из следующих номеров. А автограф Александра Яковлевича — уже сейчас, рассматривайте!
Вечером 16 апреля, после выступления в Иркутском ТЮЗе, Александр Яковлевич Михайлов встретился с нашим губернатором Сергеем Левченко (он тоже был среди зрителей на творческом вечере) в одном из иркутских уютных кафе. Оказывается, они дружат много лет, и всегда стараются встретиться, если выдается такая возможность. Тем более, если речь идет о гастролях в Иркутске. За ужином говорили о многом: о жизни, политике, творчестве. И даже задумали совместный проект! Так что следите за «Пятницей» — подробности в одном из следующих номеров. А автограф Александра Яковлевича — уже сейчас, рассматривайте!

Удивительно талантливый человек, советский и российский актер театра и кино, кинорежиссер и преподаватель ВГИКа Александр Яковлевич Михайлов известен своими главными ролями в фильмах «Мужики!», «Любовь и голуби», «Одиноким предоставляется общежитие». Фильм «Любовь и голуби», снятый по сценарию нашего земляка, выходца из Черемхово Владимира Гуркина, и открыл авторский вечер актера… Грустный, трогательный и вместе с тем смешной фильм давно разобрали на цитаты, зрители его помнят по кадрам. Актер Михайлов в нем настолько органичен, что кажется — он сыграл там самого себя!

Конечно, пересказать весь вечер — задача непосильная. Невероятно, но факт: актер, которому скоро исполнится 75 лет, держал весь зал в напряжении в течение трех часов. И зрители-земляки никак не хотели его отпускать. Он читал задушевные стихи Николая Рубцова, Александра Пушкина, своего давнего друга Валентина Гафта, многих, многих современных поэтов, поражая собравшихся в зале своей неиссякаемой памятью.

Он пел песни совсем не старческим, а сильным и свободным голосом и показывал отрывки из своих фильмов, а их 78! Рассказывал даже о тех лентах, которые до сих пор лежат на полке и еще не вышли на широкий экран. Самые ценные эпизоды из его выступления мы предлагаем сегодня вашему вниманию.

****

«Дорогие мои земляки! Я сибиряк и никогда не стану москвичом, хотя живу в Москве не один десяток лет. Завтра я лечу в Читу, а потом в Хабаровск и следом во Владивосток. Своей родиной я считаю Забайкалье, мои предки были из семейских, из старообрядцев. Я даже уверен, что сейчас в зале кто-нибудь из их потомков присутствует. Мои прадеды, уроженцы одной из центральных губерний России, шли в Сибирь пять с половиной лет. Как подумаю об этом скорбном пути, мурашки по телу идут и душа разрывается на части! Они были сосланы за веру, шли тяжело, по тайге, по бездорожью, но не поступились своими убеждениями. Пришли в Красночикойский район, в Забайкалье, там обосновались. Это такой характер — крепкий, несгибаемый характер у сибиряков. Я сегодня перед вами стою, словно голенький, как говорил Владимир Семенович Высоцкий. Со всеми своими недостатками, весь как есть — на виду. Задавайте любые вопросы. Только надеюсь на вашу интеллигентность — на вопросы о семье я отвечать не люблю».

​****

«Я прикоснулся к удивительному явлению — театральному искусству. И судьба моя изменилась. В 1969 году я окончил театральный факультет Дальневосточного педагогического института искусств по специальности «актер театра и кино». В 1970 годах играл в Саратовском драматическом театре. Там в то время играл и Олег Янковский. Мы с ним дружили, играли в паре — я один спектакль, он второй. Мы с ним совершенно разные по характеру, но дружили крепко. Его потом заметили, взяли в Москву, он часто снимался. Он снимался, а я за него отдувался.

Потом я тоже снялся в фильме, который не вышел на широкий экран, но стал для меня судьбоносным. Меня заметили и пригласили в Москву. С 1979 года я живу и играю в Москве. Сначала служил в Театре имени М.Н.Ермоловой, в 1985—2004 годах на сцене Малого театра».

«Я вот уже десять лет преподаю во ВГИКе. И каждый раз на выпуске, вручая дипломы своим студентам, плачу. Они плачут, и я плачу. Потому что у нас в России 8000 безработных актеров. Они оканчивают вузы, получают профессию, а идти им некуда. Это трагедия. Если государство не возьмется за культуру, оно погибнет. Как сказал Валентин Гафт: «Попса дробит шрапнелью наши души! Часть поколений выросла на чуши, а новое рождается в бреду». Это стихотворение он посвятил Юрию Визбору. Мы упускаем нашу молодежь. Время это — тревожное, исковерканное. Культура — это основополагающая величина. Мне сегодня не стыдно за нашу армию, но мне стыдно за нашу культуру».

​****

«Я все вспоминаю, как мы познакомились с Михаилом Евдокимовым. Великой красоты был человек — Миша Евдокимов. Однажды на каких-то гастролях я зашел в гостиничный номер. Он уже там сидел. Сидел лицом к окну, ко мне спиной. Но я сразу понял, почувствовал, что это он. Говорю ему: «Здорово, земеля!» Он встал, шагнул мне навстречу, обнял: «Здорово, братан!»

Мишка с Западной Сибири, а я с Забайкалья. Мы с ним дружили до самой его смерти. Зачем он в эти губернаторы пошел? Я ему говорил: не ходи, а он меня не послушал. Жив был бы до сих пор. Но он не мог не пойти — у него совесть обостренная была. Все хотел что-то изменить в жизни своих земляков. К нему же шли и шли ходоки. Ехали на машинах, на подводах, на лошадях, из самых дальних деревень добирались мужики. Приходили, просили: «Сергеич, давай! Выдвигай свою кандидатуру, мы за тебя! Мы все за тебя двумя руками будем голосовать, только ты пойди на выборы! Пойди! Ты нам во как нужен!» И он послушался, пошел. Выиграл. Стали его земляки деньги зарабатывать хорошие. Невероятным кажется, но он у себя в деревне Верховской асфальт положил, все дороги заасфальтировал. Построил огромный стадион, где установил чашу для олимпийского огня. Газ провел — теперь там горит огонь. 27 000 человек со всех городов и сел собираются на спортивные состязания. Играют в футбол, в баскетбол. 16 лет уже нет с нами Миши, а мы, его друзья, поддерживаем этот спортивный праздник. Министерство не дает нам денег, государство никак не поддерживает. А мы не бросаем дело, начатое Мишей. Я являюсь президентом межрегионального общественного фонда имени Миши Евдокимова с 2006 года. Мне помогают Панкратов-Черный, оператор Заболоцкий, гениальный человек, снявший множество фильмов. Я никогда не стану москвичом — я сибиряк».

«Маму свою вспоминаю. Михайлову Степаниду Наумовну. Она у меня такая красивая была, стройная, талия тонкая. Лицо иконописное. Работала тяжело, тянула меня одна, родители рано развелись. Я ее всегда с работы ждал. Приготовлю чего-нибудь, чаю там сварганю, блинчиков напеку. Она придет с работы (а работала она в банно-прачечном комбинате, на кирпичном заводе, на железной дороге, на руднике, всю жизнь на тяжелой работе), она всегда улыбалась. Я ее такой и запомнил — всегда с улыбкой. И говорит мне: «Шурка, давай балалайку!» Представляете себе? Усталая женщина пришла с работы и просит… балалайку! Я вот сейчас представляю ее себе как живую. У нее была любимая частушка: «Ой, горькая я! Зачем на свет родилася? Была бы я стеклянная, упала бы — разбилася!» Она много песен знала, пела всегда «Мальчишечка-разбедняжечка», «Липа вековая». А я смотрел во все глаза на нее. У балалайки гриф тоненький, а у матери пальцы заскорузлые, толстые. А я, маленький, никак в толк не мог взять: почему у моей красивой стройной матери такие некрасивые толстые пальцы? А потом вырос — и стыдно мне стало. А какими они еще могли быть у деревенской женщины, привыкшей к грубой, тяжкой работе?»

​****

«Я ведь родился в 1944 году в Читинской области, в бурятском поселке Цугольский Дацан. Мои деды были казаками. Буряты мои родные, соседи наши — я их до сих пор люблю. Они мне трижды жизнь спасли. В этот раз приезжаю на родину, а они мою землянку два с половиной на три с половиной метра, где я родился, сайдингом отделали. Цветным! Синеньким каким-то, зелененьким. Я им говорю: «Ребята, вы че сделали? Зачем?» Они отвечают: «А бра-авенько будет так, Александр Яковлевич, бр-а-авенько!»

​****

«Я однажды увидел картину художника Айвазовского «Девятый вал». Увидел и ошалел. Заболел морем. Дважды сбегал из дома в мореходку. Мама во второй раз отлупцевала меня мокрым полотенцем. После 7-го класса я уговорил маму переехать во Владивосток. Несколько раз поступал в Нахимовское училище, в мореходные училища Приморья. Не поступил. Тогда пошел в ремесленное училище, окончил его, стал сварщиком, слесарем по сборке моторов. И все-таки вышел в море! Был матросом-мотористом на рыбацком дизель-электроходе «Ярославль». Мы рыбачили в Охотском и Японском морях, на Тихом океане. Я еще застал советский китобойный флот, рабофлот, крабофлот. Сейчас ничего этого уже нет: наши богатства, все деликатесы — крабы, гребешки, рыба — уходят за границу, мы ничего этого не видим. После 9-балльного шторма по просьбе матери меня списали на берег. А через два года я впервые увидел дипломный спектакль во Владивостоке, где в пьесе Чехова «Иванов» доктора Львова играл гениальный артист — Валерий Приемыхов. Потрясающий, великий актер! Он играл в фильмах «Холодное лето 53-го», «Пацаны».

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments