«Бродяжничаете?» — «Нет, путешествую!»

Андрей Шарашкин встретил Новый год в Иркутске
Текст: Наталья Федотова , Фото: автора, ТАСС и со страницы героя материала в Инстаграме , Копейка , № 1 от 15 января 2020 года , #Общество
Мечта пройти пешком по стране появилась ещё в 2002 году
Мечта пройти пешком по стране появилась ещё в 2002 году

В Иркутске путешественник жил по-домашнему уютно
В Иркутске путешественник жил по-домашнему уютно
Раньше Андрей Шарашкин служил в армии и преподавал историю в школе
Раньше Андрей Шарашкин служил в армии и преподавал историю в школе

У туриста амбициозные планы — пройти через всю Россию пешком. Накануне Нового года Шарашкин добрался до Иркутска и провёл здесь две недели. Почему он задержался у нас так долго, а также о впечатлениях, полученных в дороге, Андрей рассказал в интервью корреспонденту «Копейки».

С миру по нитке

— Попробуйте, здесь сбор из 16 трав, — собеседник наливает в кружку ароматный чай. — Это мне в Заларях передали гостинец. Так получилось, что я оказался на развилке дорог — не знал, куда идти, и тут возле меня остановился парень. Оказалось, он один из моих подписчиков, узнал меня. Так и познакомились.

— А как вы ориентируетесь в незнакомых городах?

— У меня есть очень хорошая карта-навигатор Maps.me, она показывает даже тропы в лесу и работает без Интернета. Правда, о ней я узнал только через три тысячи километров пути, в Дагестане мне её посоветовали. До этого у меня были кнопочный телефон и планшеты. За всё время сменил четыре планшета. И только в Омске на деньги подписчиков приобрёл смартфон. Сейчас все видео, фото и записи в соцсетях веду через него. Кнопочный держу как резервный. Есть у меня четыре портативных аккумулятора — на тот случай, если надо подзарядиться в дороге.

— Подписчики вам часто помогают?

— В основном меня спонсируют друзья из Союза ветеранов Афганистана Тюмени — в этом городе я живу — и тюменского казачества. Вот сейчас закончились деньги, и я позвонил им, жду перевода. Параллельно помогают бывшие ученики — я работал учителем истории в кадетской школе, и даже незнакомые люди: продуктами, деньгами. Я ничего не прошу, но мир не без добрых людей. Перечисляют небольшие суммы — 50, 200 рублей, но мне много и не надо. Ем в основном супы, иногда балую себя колбаской да сладеньким. Голодать пока не приходилось.

— Андрей, изначально вы планировали жить в палатке — так, во всяком случае, вы писали в своих блогах. Однако мы сидим сейчас с вами в квартире…

— Жизнь внесла свои коррективы. До Калмыкии я спал в палатке, редко, если люди приглашали, ночевал в квартирах. Но в марте прошлого года я пошёл по степям, а там дожди, а потом ветер и снег по колено. Ставить палатку пропал смысл: можно было и воспаление лёгких подхватить, а я ведь не ради выживания иду. Стал снимать гостиницы либо ночевать в гостях. В Иркутске мне предлагали несколько вариантов ночёвки, но я договорился с бывшим сослуживцем, а он, в свою очередь, со своим другом, в чьей квартире я и расположился. Сейчас мне подписчики уже из Владивостока и Хабаровска пишут, то есть у меня и дальше забронированы места.

Ещё одна причина, по которой я отказываюсь спать в палатке на морозе, — быстро портится туристическое снаряжение, да и расходы на газ возрастают: если летом баллона хватает на 5—6 дней, то зимой 2—3 баллона уходит за ночь. Я стараюсь экономить. Тем более что чем дальше идёшь на восток, тем дороже становится жизнь.

— Всё дорожает?

— Не совсем, конечно. Я, например, удивился, что в Иркутске проезд в общественном транспорте недорогой, 15—20 рублей. В других больших городах — 20—25 рублей. А вот продукты у вас дороже, даже по сравнению с Красноярском. Если раньше у меня уходило в сутки примерно 300 рублей, то здесь я плачу уже 500. Это очень ощутимо для моего кармана. В итоге не заметил, как у меня деньги закончились.

Всем — добра!

— Андрей, как долго вы уже в пути?

— Второго января исполнился год и семь месяцев, как я вышел из Жуковского Московской области. Изначально планировал пройти 40 тысяч километров, но маршрут меняется — так, повернул в Дагестан, Новосибирскую область, которые не планировал посещать. В итоге уже 43 тысячи километров прошёл. На данный момент — в Иркутск я пришёл 28 декабря — за плечами 11 998 км.

— По какому принципу маршрут составляете?

— Всё просто — я иду по дороге. От Москвы до Анапы, от Анапы — до Туапсе, потом — Майкоп, Ставрополь. Затем на Северный Кавказ, дальше — Республика Алтай, потом Хакасия, через Абакан на Красноярск… Уже прошёл больше тысячи населённых пунктов. Маршрут составляю так, чтобы переход не превышал 40 км в день. В основном получается 20—30 км. При этом мне ещё нужно оставить время, чтобы пройти по населённому пункту. На большие города выделяю по 3—4 дня, но иногда задерживаюсь. У вас в Иркутске я жду посылку — мне должны прислать новые ботинки. За время похода износил четыре пары, эта будет пятая.

— Какие-нибудь открытия для себя сделали?

— Основная моя цель — изучение страны. В каждом городе, деревне есть своя изюминка, и я всегда стараюсь её найти. Много раз местные говорили: да у нас смотреть нечего! А потом им показываешь — они удивляются… Сам я перед посещением каждого населённого пункта собираю о нём информацию, а на месте уже дополняю её. Например, в Кизляре, это Дагестан, — памятник Багратиону. Троицк в Челябинской области — город-музей под открытым небом, переносит тебя лет на 200—300 назад.

Интересный случай произошёл в дагестанском селе Урма. Местные рассказали, что село основано 800 лет назад. Потом я увидел в ста метрах от нас недостроенный дом, стал спрашивать. Оказалось, сосед копал фундамент и наткнулся на чьи-то могилы. Приехали археологи, посмотрели, ничего не сказали и уехали. Мне же стало интересно, что там выкопали. Стал искать в новостях — вышел на специалистов из Московского археологического института. Оказалось, что нашли тогда целое кладбище. Самой молодой могиле было 1200 лет — значит, минимум 1300 лет назад поселение уже было. Местным рассказал — они удивились. Уже позже они мне писали, что нашли подтверждение, что их селу 1600 лет!

— Люди в разных уголках России отличаются?

— По говору, национальностям — конечно. Но всех объединяет доброта, я в этом каждый раз убеждаюсь. За всё время пути я ни разу не встречал плохих людей. Случалось, что у меня крали вещи — солнечную батарею и рюкзак с вещами. Но я этих людей даже и не видел! Иногда к моему путешествию относятся с непониманием, но в основном с интересом. Бывает, что агрессивно комментируют мои записи в соцсетях, но я просто игнорирую такие выпады.

За полтора года в дороге я стал иначе воспринимать мир. Живу одним днём: что было вчера — уже в прошлом, его не исправить; что будет завтра — не знаю. Стараюсь не загадывать. Пришёл к тому, что надо брать от жизни всё, что она даёт. И не забывать отдавать: стараюсь писать добрые посты, желать доброго утра и хорошего настроения. Считаю, только так нужно жить: когда каждый станет делиться добром, то и зла не будет.

— А что вы отвечаете тем, кто обвиняет вас в бродяжничестве и утверждает, что это психическое отклонение?

— Однажды меня остановили сотрудники полиции. К этому я тоже нормально отношусь и всегда в таких случаях предъявляю документы. Но тут меня спрашивают: бродяжничаешь? Нет, говорю, путешествую. А они: какая разница? Вот тогда пришлось ответить, как и всегда в таких случаях: «Братцы, читайте словари!» Путешественник — тот, кто ставит перед собой цель, задачу и по мере своего продвижения её выполняет. Так и у меня: есть цель обойти Россию, посмотреть её жизнь, изучить историю, пообщаться с людьми. За то время, пока я иду, у меня уже столько друзей появилось! Со многими я переписываюсь, созваниваюсь, с праздниками поздравляем друг друга. У бродяги ничего этого нет.

— Но ведь это опасно, не каждый человек на такое путешествие решится…

— Да всё в этой жизни опасно! Не зря же существует пословица: «Волков бояться — в лес не ходить». (Кстати, Андрею Шарашкину в реальной жизни пришлось с волками столкнуться, об этом случае «Копейка» уже рассказывала в № 50 за 2019 год. — Авт.) Конечно, путешествие сопряжено с большим риском. Когда я пойду в обратную сторону, по северным регионам, будет ещё сложнее. Расстояния между населёнными пунктами там очень большие, много диких зверей. Но у меня есть цель, и я к ней иду. И считаю, что не надо обращать внимание на риски. Меня часто спрашивают: а вы не боитесь? Да боюсь, конечно! Было бы ненормально, если бы было иначе. Но я стараюсь об этом не думать, а просто выполняю свою миссию.

Движение — жизнь

— Всё равно возникает вопрос: почему не на транспорте добираться от пункта до пункта? Тем более что идёте вы по трассе…

— Путешествуя на машине, можно пропустить многие достопримечательности. С велосипедом было бы трудно в горах Кавказа, Урала, Алтая, пришлось бы половину пути тащить его на себе. Пешком я могу пройти везде, по любым тропам. Когда обстоятельства вынуждают — перед Омском связки на ноге, например, растянул, — ловлю попутку. Всего проехал в общей сложности 680 км. Всё остальное — пешком. Это тяжело, но я привык.

— Здоровье у вас, должно быть, крепкое…

— Да мне всего 54 года! Расскажу случай. Когда я подходил к Ростову-на-Дону, решил присесть на одной из остановок, чтобы отдохнуть. Ко мне подъехал пожилой мужчина на велосипеде, гружённом баульчиками: видно, что тоже далеко едет. Разговорились — оказалось, что он тоже путешествует на велосипеде по России. Спрашиваю: «Ладно я — молодой, а ты-то куда, тебе 74 года!» И он рассказал, что всю жизнь прожил в деревне и нигде ни разу не был. А когда ему поставили диагноз, что всего три месяца жить осталось — вдруг стало обидно и досадно. Он сел на велосипед и поехал. Говорит теперь: «Вот уже 
5 лет езжу, никак помереть не могу».

Чем меньше мы двигаемся, тем больше болеем. И мой девиз: движение — это жизнь. С собой в аптечке у меня бинт, йод и перекись водорода. Таблетки я с детства не принимаю, всегда пью только травы. 
В дороге простыл всего один раз — в Оренбургской области. И то случайно — у меня закончились травы.

— Новый год планировали в Иркутске встретить?

— Да, так и рассчитывал, что сюда к этому времени приду. А 2019-й встречал в Саратове у друга. Там я вообще зиму прожил. Пришёл 28 декабря, как и сюда, а ушёл 3 марта. Но это была вынужденная мера — прошлом году там выпало очень много снега. Помню, ещё перед праздниками пригласили меня погостить в домик. А когда приехали — домик не сразу нашли: так засыпало снегом, что пришлось прорубать тоннель. Власти трассу четыре раза за январь и февраль перекрывали, технику снегоуборочную из других регионов пригоняли, потому что сами не справлялись.

— А наши морозы не пугают?

— Я всегда смотрю долгосрочный прогноз погоды. Сейчас в январе — феврале по Иркутской области и Бурятии сильных морозов не обещают, в основном до минус 20 градусов. Поэтому я и принял решение, что надо идти дальше. Стояли бы морозы — конечно, зимовал бы здесь. А так выхожу из Иркутска 13 января. Следующая стоянка — в Мотах, потом Граматуха. Дойду до Култука, потом Слюдянка — и до Улан-Удэ.

Заметил ещё одну вещь: чем больше сидишь на одном месте, тем больше расходов. Но есть ещё одна причина, по которой хочу выйти сейчас: надо до конца марта дойти до Владивостока. Дальше предстоит идти до Магадана, и я хочу пройти этот участок за лето. Скорее всего, 2021 год праздновать буду или в Тынде, или в Северобайкальске.

— Какое впечатление оставил Иркутск?

— Иркутск мне понравился. Всем буду советовать его посетить. Много старинных деревянных и каменных зданий. Практически на каждой улице есть различные скульптурные композиции. Много храмов и церквей, особенно старых. И это единственный город в России, где в центре есть археологические памятники каменного, бронзового веков и даже неолита. Жаль только, что сейчас это не рассмотреть — снегом покрыто.

— Что планируете делать, когда закончите путешествие по России? Отправитесь в кругосветку?

— Когда вернусь в Тюмень — до этого ещё 3—4 года, начну писать книгу. О пройденном пути, об истории, о маленьких посёлках, которые рискуют исчезнуть, о городах и их памятниках.

А вот в другие страны ездить не хочу, даже интереса никакого нет. Россия меня привлекает больше. Тем более что у нас столько интересных мест! Из тех, что я прошёл, особенно запомнились Воронеж, Ростов-на-Дону, Новороссийск, Майкоп, Ставрополь, Астрахань, Саратов, Самара. Из маленьких — Троицк, Канск Красноярского края. Дербент в Дагестане — самый старый город России, ему 5 тысяч лет! А ещё я советовал бы всем посетить Каспийское море и Горный Алтай.

С собой мужчина несёт только самое необходимое. Сейчас его рюкзак весит 25 кг
С собой мужчина несёт только самое необходимое. Сейчас его рюкзак весит 25 кг
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments